Гепатит С – хроническое инфекционное заболевание печени, вызываемое вирусом, который передается через кровь. Оно опасно тем, что приводит к развитию цирроза и рака печени. В мире зарегистрировано более 200 миллионов инфицированных гепатитом С, его вирус — причина 70 % регистрируемых в мире случаев хронического гепатита, 40 % случаев цирроза и 60 % случаев рака печени. По распространенности и нанесению вреда здоровью вирусный гепатит С намного опережает гепатит В и СПИД.

Гепатит С может быть острым и хроническим. В подавляющем большинстве случаев (95 %) острый гепатит С признаков не имеет и переходит в хроническую форму с многолетним течением также без внешних признаков. Неслучайно его называют ласковым убийцей — он может «скрываться» от 1 до 20 лет. Хотя симптомы проявления болезни все же есть: небольшая слабость, сонливость, быстрая утомляемость, иногда бессонница и раздражительность, легкий кожный зуд, не оставляющий следов при почесывании, боли в суставах, дискомфорт в животе — эпигастрии или в правом подреберье. Но причин для такого самочувствия хватает у каждого (погода плохая, недоел, переел, целый день за рулем или у компьютера), кроме того, такие признаки имеют самые разные заболевания, например, грипп. Поэтому мало найдется людей, даже врачей, которые по этим симптомам заподозрят гепатит С. Так что зачастую после заражения человек даже не подозревает об этом, чувствует себя абсолютно здоровым в то время как опасная болезнь прогрессирует. Когда же появляется желтуха, увеличивается в объеме живот (асцит), на коже «зажигаются» сосудистые звездочки, слабость становится невыносимой, можно понять, что это — гепатит. Но это понимание, к сожалению, запоздалое, потому что эти симптомы являются признаками того, что гепатит перешел уже в куда более страшное заболевание – цирроз, причем в позднюю стадию, когда болезнь труднее поддается лечению, и общий прогноз, увы, неблагоприятен.

Неблагоприятным исходом острого гепатита С является и его переход в хроническую стадию. Болей он не вызывает, вирус, словно исподволь разрушает организм: там, где он проходит, остается шрам (фиброз или цирроз) – белая, то есть мертвая, циррозированная ткань печени. Уже установлено, что вирус поражает практически все органы, поэтому гепатиты называют системными заболеваниями. Внедряясь в клетку, вирусы меняют иммунную систему, поражают щитовидную железу, почки, надпочечники, кожу, кровь. Чтобы установить причины заболеваний, которые, казалось бы, никакого отношения к печени не имеют, врачи рекомендуют исследовать кровь на гепатит.

Некоторые пациенты, инфицированные вирусом гепатита С, сами не болеют, но, являясь носителями, представляют опасность в плане заражения окружающих.

Еще 20 лет назад медицина успешно справлялась с гепатитом А, гепатит В лечила без особого успеха, а вот вирус неизвестного тогда гепатита назывался «ни А, ни В» и лечению не поддавался. В ходе изучения неизвестного гепатита ученые выяснили, что это два разных вида вируса и назвали их – Е и С. У Е – бытовой способ передачи – через грязные руки и предметы общего пользования, а С передается через биологические жидкости, то есть — кровь, молоко матери, а также половым путем.

Только в 1995 году появилась классификация генотипов вируса гепатита С. Недаром ученые называли его «загадкой вирусологии» — он насчитывает 6 генотипов, каждый из которых в свою очередь делится на подгенотипы. Диагностируются они практически одинаково, но это фактически разные вирусы, которые ведут себя в организме по-разному, и по-разному лечатся. Например, гепатит 1-В — один из самых опасных, который очень быстро приводит к циррозу или раку печени.

Проблема в том, что при гепатите Свысока частота хронизации. Хроническая пожизненная инфекция и прогрессирующие заболевания печени развивается у 85 % инфицированных, из них у 20-30 % больных эта инфекция приводит к развитию цирроза печени в среднем в течение 20-30 лет. Надо заметить, что у употребляющих алкоголь и наркотики, цирроз печени развивается гораздо быстрее – за первые 5-10 лет после заболевания гепатитом С. Смерть может наступить от осложнений цирроза печени и рака печени. Кстати, вероятность развития рака печени выше при инфицировании гепатитом В и гепатитом С одновременно. А если при этом еще и пить без меры, то риск развития рака печени возрастает в несколько раз.

У человека, страдающего острым гепатитом С, возможно выздоровление в течение 6-12 месяцев с исчезновением маркеров гепатита. Но таких счастливчиков немного – от 10 до 20 процентов инфицированных. Бывает переход инфекции в так называемое носительство вируса гепатита С, когда симптомы и лабораторные признаки заболевания печени уходят, а анализы все-таки показывают присутствие вируса в крови. Это может обнаружиться случайно. При этом, даже при отсутствии лабораторных признаков поражения печени гепатит С может продолжать прогрессировать, а его носитель – заражать других.

В 60-70 % случаев острого гепатита развивается хронический гепатит с какими-либо клиническими и лабораторными проявлениями поражения печени. Переход острого гепатита С в хронический происходит постепенно — в течение нескольких лет нарастает повреждение клеток печени, развивается фиброз, но функция печени при этом может сохраняться.

Болезнь прогрессирует медленно (может протекать десятилетиями), поэтому все досконально о неблагоприятных исходах гепатита С человечество сможет узнать лет через 30.

Чтобы не допустить опасных последствий хронического гепатита С, нужно своевременно начать и пройти до конца курс лечения, выполняя все рекомендации специалистов, тем более, что хронический гепатит С хорошо поддается лечению новыми препаратами.

Основной путь заражения вирусом гепатита С – через кровь.

Диагностика

Важное значение имеют обследования на наличие гепатита С групп риска: тех, кому до 1989 года переливали кровь, делали операции, у кого были эпизоды желтухи. Необходимо также обследование наркоманов, детей, родившихся от матерей, больных гепатитом, людей, ведущих беспорядочную половую жизнь. Однако по-прежнему преобладает «случайное» обнаружение гепатита С при обследовании по поводу других заболеваний, перед операцией или родами.

Анализ, определяющий наличие антител к вирусу гепатита С (анти-HCV), выполняют в большинстве медицинских учреждений. Этот анализ устанавливает только факт инфицирования в настоящем или прошлом. Кроме того, этот анализ может давать ложно-положительные (инфекции на самом деле нет) и ложно-отрицательные результаты (инфекция на самом деле есть), по разным причинам.

Поэтому для точной диагностики гепатита С выполняется более сложное обследование: биохимический анализ крови, ПЦР на HCV-РНК (качественный, количественный, генотипирование), общий анализ крови, коагулограмму (свертываемость крови). Потребуется сделать УЗИ органов брюшной полости, может быть показана пункционная биопсия печени. Имея все результаты, врач сможет поставить полный диагноз, определить уровень развития вирусного процесса в организме, оценить состояние печени и степень ее повреждения, подобрать эффективное и безопасное лечение.

Совсем недавно хронический гепатит С считался неизлечимым. Но сегодня есть возможность не просто снизить активность вируса или замедлить развитие болезни, но даже ее вылечить. Основа современного лечения гепатита С это — препараты интерферона-альфа. Но этого недостаточно для борьбы со сложным и коварным вирусом гепатита С. Поэтому интерферон сочетают с другими противовирусными препаратами. Обычно лечение проводится в течение года (или дольше) под контролем врача-гепатолога. Залогом его успеха является как можно более раннее определение диагноза и начало лечения. Врачи уверяют, что иных способов лечения с доказанной эффективностью, которые могут справиться с гепатитом С, пока не существует, и предупреждают, что реальная эффективность рекламируемых нынче средств, вылечивающих гепатит, не доказана. Использование недостоверных, сомнительных методов лечения может навредить здоровью куда больше, чем сам гепатит.

Профилактика

С появлением таких обязательных профилактических мероприятий, как тестирование на вирус С донорской крови и использование одноразовых шприцев и хирургических инструментов заражение вирусом в процессе медицинских манипуляций сократилось, основным путем заражения стало использование нестерильных игл при введении наркотиков, а также пирсинге и татуировках.

Действующей вакцины для профилактики гепатита С пока не существует, однако заражения можно избежать, выполняя следующие правила:

  • нельзя использовать инъекционные наркотики. Если человек не может отказаться от них, нельзя ни с кем делить иглы, шприцы, растворы и любые подобные приспособления (трубочки для вдыхания кокаина) и нельзя пользоваться чужими. Обязательно нужно сделать прививку от гепатитов А и В, что сохранит печень при риске сочетанной инфекции;
  • нельзя делить и пользоваться чужими бритвенными станками и приборами, зубными щетками и любыми предметами, где может оказаться кровь инфицированного;
  • медицинскому работнику следует непреложно соблюдать технику безопасности, особенно при работе с острыми предметами и, разумеется, привиться от гепатита В.
  • в медицинском учреждении, включая стоматологический кабинет, пациенту нужно проследить, чтобы все потенциально опасные манипуляции выполнялись только одноразовыми инструментами;
  • при желании испортить свою кожу, сделав татуировку или пирсинг, хорошо продумайте, к кому вы за этим пойдете. Мастер должен вымыть руки перед тем, как прикоснуться к вам, а затем работать в одноразовых перчатках. Но, к сожалению, вы не можете проверить иглу, которой вас будут колоть, и легко можете заразиться, если эта игла содержит инфицированную кровь.
  • последнее правило, оно же должно быть первым – нельзя употреблять алкоголь, который является главным врагом печени.
Смотрите так же:  Этмоидит по мкб-10

FAQ: — Могут ли показатели функции печени оставаться нормальными при гепатите С?

— Вполне. Для хронического гепатита С характерны периодические колебания показателей функции печени. Активность трансаминаз при исследовании крови может расти и снижаться, возвращаясь к нормальным значениям и долго на них задерживаясь, но при этом заболевание продолжается. По этой причине необходимо регулярно оценивать состояние функции печени (не менее 1 раза в год при длительном снижении активности трансаминаз).

FAQ: — Как избежать ложных результатов при тесте на гепатит С?

— Стандартный тест на анти-HCV (ИФА, иммуноферментный анализ) подтверждают вспомогательным тестом рекомбинантного иммуноблотинга (РИБА) или обнаружением РНК вируса (генодиагностика методом полимеразной цепной реакции, ПЦР).

Анализ на РНК также может давать ложно-отрицательные результаты, поэтому его повторяют.

FAQ: — Какие анализы однозначно подтверждают диагноз гепатита С?

— Наличие антител к вирусу гепатита С (анти-HCV) и HCV-РНК. Положительные результаты обоих тестов подтверждают наличие инфекции.

Наличие антител класса IgM (анти-HCV IgM) позволяет отличить активный гепатит от носительства (когда антител IgM нет и АЛТ в норме).

FAQ: — Зачем делают ПЦР диагностику при гепатите С?

— ПЦР-диагностика позволяет определить РНК вируса гепатита С в крови, что подтверждает как наличие инфекции, так и факт размножения вирусов в организме. При помощи одной из методик ПЦР (количественной полимеразной цепной реакции) можно определить количество вируса в организме, что позволяет судить об активности или скорости размножения вирусов. Чем выше вирусная нагрузка, тем активнее репликация вирусов. Высокая вирусная нагрузка – это фактор, ухудшающий эффективность противовирусной терапии. Чем ниже вирусная нагрузка, тем выше шансы успешного излечения. Кроме того, если содержание вируса высокое, то больной с большей вероятностью может заразить других лиц (половых партнеров, членов семьи).

FAQ: — Какие прогнозы при заражении гепатитом С?

— Заражение, как правило, приводит к развитию хронического гепатита С. В большинстве случаев течение хронического гепатита С доброкачественное: в виде носительства без симптомов, или слабо выраженного гепатита. Однако все равно человек нуждается в наблюдении врача, поскольку риск активации заболевания сохраняется. Если хронический гепатит С протекает со значительными изменениями печеночных проб, то такие пациенты нуждаются в проведении противовирусной терапии, так как у них высок риск развития цирроза печени.

FAQ: — Кто тяжелее переносит гепатит С?

— У злоупотребляющих алкоголем цирроз может развиваться в течение 5-8 лет. Тяжело болеют пожилые люди и дети, тем более что им обычно противопоказано полноценное противовирусное лечение.

Лица старшего возраста, по-видимому, имеют большую вероятность развития хронического гепатита С и его неблагоприятных исходов (цирроз печени) по сравнению с молодыми.

FAQ: — Опасен ли гепатит C во время беременности?

— Инфицированные женщины, как правило, нормально вынашивают беременность. Дети в большинстве случаев рождаются здоровыми, хотя риск вертикальной передачи им от матери гепатита С имеется.

В целом, важно избегать контакта с биологическим жидкостями других людей (кровь, слюна, моча). Для предохранения от гепатитов В и С — в первую очередь с кровью. В микроскопических количествах кровь может остаться на бритвах, зубных щетках, маникюрных принадлежностях, даже расческах, поэтому не стоит делить эти предметы с другими людьми.

FAQ: — Через какое время после заражения появляются первые признаки гепатита С?

— РНК вируса в крови (более точный анализ методом ПЦР) выявляется в течение 1-2 недель с момента заражения.

Признаки активности гепатита с

Для констатации стадии воспалительного процесса, прогноза его неблагоприятных исходов и оценки эффективности проводимой пациентам противовирусной терапии у больных ХГС необходимо определение степени активности хронического гепатита [1; 2]. Для оценки этого процесса используется т. н. индекс гистологической активности (ИГА) по Knodell (1981), представляющий собой сумму отдельных компонентов, первый из которых: выраженность перипортального и/или мостовидного некроза печеночных долек, изменяется в пределах 0-10 баллов. Следующие два компонента: некроз долей печени и портальное воспаление, изменяются от 0 до 4 баллов. Четвертый компонент указывает на степень рубцевания печени и изменяется от 0 (рубцы отсутствуют), до 4 баллов (обширное рубцевание или цирроз). Степень активности хронического гепатита отражают первые три компонента, четвертый — стадию процесса. ИГА, равный 0 баллов, свидетельствует об отсутствии воспаления; 1-3 балла соответствуют хроническому гепатиту с минимальной активностью патологического процесса; 4-8 — слабовыраженному; 9-12 — умеренному и 13-18 — значительно выраженному хроническому гепатиту [4].

Наиболее распространенным методом оценки активности хронического гепатита в настоящий момент является прижизненная биопсия печени больного с последующим морфогистологическим исследованием гепатопунктатов и определением в них ИГА по Knodell [5]. Данный способ отличается высокой степенью точности и информативности, однако существенным недостатком этого метода является то, что для его осуществления требуются достаточно трудоемкие гистологические исследования пунктатов печени, выполненные высококвалифицированными врачами-морфологами, длительные сроки диагностического исследования и невозможность немедленного получения результата [10].

Известно, что в патогенезе многих инфекционных болезней важную роль играют сдвиги рН жидких сред и тканей, особенно там, где реплицируется возбудитель и где формируются выраженные гистоморфологические изменения. Таковой при ХГС, бесспорно, является печень. К сожалению, этот патогенетический аспект у больных ХГС не изучен, что связано, вероятнее всего, с отсутствием доступного метода определения рН тканей этого органа.

Цель исследования: изучить у больных хроническим гепатитом С уровень кислотности ткани печени и на основе полученных данных разработать новый способ оценки степени активности хронического гепатита, отличающийся меньшей трудоемкостью.

Материал и методы исследования

Под наблюдением находился 41 больной ХГС, проходивший лечение в инфекционном отделении № 4 МЛПУЗ «Городская больница № 1 им. Н.А. Семашко» г. Ростова-на-Дону. Число мужчин было несколько большим, чем женщин (25 человек). Первичный набор больных осуществляли сплошным методом. Критериями включения были: 1) верифицированный диагноз ХГС (обнаружение в крови специфических антител к структурным и неструктурным белкам HCV класса Ig G и РНК HCV); 2) возраст от 20 до 44 лет; 3) информированное согласие пациента на обследование и лечение. Критериями исключения являлись: 1) декомпенсированный цирроз печени (13 чел.); 2) гепатоцеллюлярная карцинома (1 чел.); 3) коинфекция ВИЧ и (или) вирусом гепатита В (4 чел.); 4) аутоиммунные заболевания (2 чел.); 5) тяжелые заболевания сердечно-сосудистой и легочной систем (2 чел.); 6) наличие заболеваний щитовидной железы (13 чел.); 7) психические заболевания или психопатологические эпизоды в прошлом, в частности: эпилептические припадки, тяжелая депрессия, суицидальные мысли или попытки (2 чел.); 8) нарушение функции почек при клиренсе креатина менее 50 мл/мин (1 чел.); 9) выраженные изменения общего анализа крови (Нв 12 /л, нейтрофилы 9 /л; тромбоциты 9 /л) (4 чел.); 10) беременность или грудное вскармливание (1 чел.); 11) лечение в прошлом препаратами a-интерферона и рибавирина (2 чел.). Число больных ХГС, не включенных по указанным причинам в исследование, составило 35 человек.

Клинико-лабораторное обследование больных ХГС базировалось на использовании клинического, биохимического (определение активности сывороточной АлАТ), серологического (индикация в сыворотке крови методом ИФА антител к структурным и неструктурным белкам HCV классов IgM и IgG) и молекулярно-биологического (качественного и количественного определения в крови РНК НСV и его генотипов с использованием ПЦР) методов.

Преобладающим генотипом НСV у обследованных больных ХГС оказался 1b, который был зарегистрирован у 23 больных, реже выявлялись 3а и 2а (38,2%). Уровень вирусной нагрузки был определен у 40 больных ХГС. У 13 из них количество НСV составило в крови менее 300000 МЕ/мл, у 20 — от 300000 МЕ/мл до 600000 МЕ/мл и у 7 — свыше 600000 МЕ/мл.

Определение кислотности ткани печени у больных ХГС осуществлялось следующим образом. Больному хроническим гепатитом С под местной анестезией по средне-подмыщечной линии справа в области 9-го или 10-го межреберьев стандартным способом выполняли пункционную биопсию печени. От полученного пунктата, диаметром 1,2-1,4 мм, отделяли фрагмент длиной 5-7 мм, который затем промывали в течение 2-3 секунд дистиллированной водой и укладывали на чистое покровное стекло. Далее отмытый от крови фрагмент пунктата «нанизывали» по всей длине на остриё игольчатой (диаметром 0,5-0,7 мм) измерительной поверхности комбинированного электрода электрометрического рН-метра «рН-150МИ», оснащенного стеклянным и внутренним хлорсеребряным электродами с наличием игольчатой и плоской (1,0 см х 1,0 см) измерительными поверхностями. Далее замеряли кислотность ткани печени по методу С.В. Федоровича [7].

Результаты исследования и их обсуждение

Всем пациентам была проведена пункционная биопсия печени с последующим морфогистологическим её исследованием. Степень активности воспалительного процесса в печени определялась по методу Knodell с вычислением ИГА. ИГА, равный 1-3 баллам, т.е. минимальный гепатит, был отмечен у 11 человек, от 4 до 8 баллов (слабовыраженный гепатит) — у 23 и от 9 до 12 (умеренный гепатит) — у 7. Также после проведения пункционной биопсии печени проводилась рН-метрия её пунктатов. При анализе полученных результатов была зарегистрирована четкая взаимосвязь показателей рН печени и ИГА (табл. 1). Это дало основание прийти к заключению, что при ХГС уровень рН гепатопунктатов адекватно отражает степень активности воспалительного процесса в печени.

Смотрите так же:  2 недели зеленые сопли у взрослого

Таблица 1 — Взаимосвязь показателей рН пунктатов печени и индекса гистологической активности (ИГА) у больных хроническим гепатитом С

рН пунктатов печени (ед.)

Хронические заболевания печени: диагностика и лечение

Для цитирования: Яковенко Э.П., Григорьев П.Я. Хронические заболевания печени: диагностика и лечение // РМЖ. 2003. №5. С. 291

П роблема хронических поражений печени является одной из основных и сложных в гастроэнтерологии. Хронические гепатиты включают широкий спектр нозологически самостоятельных диффузных воспалительных заболеваний печени различной этиологии. Основными этиологическими факторами гепатитов признаны инфицирование гепатотропными вирусами, действие ксенобиотиков и, в первую очередь, алкоголя и лекарств. В ряде случаев этиология заболевания остается неизвестной (например, аутоиммунный гепатит) или с использованием современных методов не удается уточнить причины их развития. Кроме того, некоторые заболевания печени на определенном этапе их развития имеют ряд общих клинических и морфологических признаков, свойственных гепатитам, что требует проведения дифференциальной диагностики между ними. К ним относятся первичный билиарный цирроз печени, склерозирующий холангит, болезнь Вильсона–Коновалова, гемахроматоз, a 1–антитрипсиновая недостаточность, ряд наследственных заболеваний, включая тезаурисмозы (болезни накопления), поражения печени при беременности, системных и инфекционных заболеваниях.

В оценке хронического гепатита следует учитывать 3 основных критерия: этиологию, патогенез, степень активности процесса, и, по возможности, отражать их в диагнозе (табл. 7). При вирусном ХГ необходимо также установить фазу развития вируса (репликации, интеграции). Наличие репликативной активности вируса определяет прогрессирование и тяжелый прогноз болезни, а также показания к лечению противовирусными препаратами.

В настоящее время в связи с внедрением в клиническую практику ряда современных методов исследований, включая вирусологические и генетические, заметно уменьшилось количество гепатитов и циррозов печени с неизвестной этиологией. Так, разработаны методы серологической диагностики вирусов гепатита А, В, С, Д, Е и др., включая фазу их репликации, идентифицированы гены болезней Вильсона–Коновалова, гемохроматоза, a 1–антитрипсиновой недостаточности, а также маркеры фиброзирования и онкогенеза, что существенно повысило этиологическую диагностику болезней печени (табл. 1).

Степень активности гепатита определяется на основании клинических данных (желтуха, геморрагический синдром, и др.), уровня АлАТ и выраженности воспалительно–некротического процесса по данным гистологического исследования биоптатов печени. Морфологическая классификация хронического гепатита любой этиологии предусматривает выделение персистирующего (портального), активного (различной степени активности) и лобулярного хронического гепатита.

Хронический персистирующий гепатит диагностируется при наличии гистиолимфоцитарной инфильтрации и склероза портальных трактов, сочетающихся в ряде случаев, с дистрофией гепатоцитов при сохранной пограничной пластинке и отсутствии некрозов гепатоцитов. В связи с тем, что наличие воспалительного инфильтрата в портальных трактах свидетельствует об определенной (минимальной) степени активности, в клиническом диагнозе термин «персистирующий гепатит» целесообразно заменить на «хронический гепатит минимальной активности».

При хроническом активном гепатите отмечается распространение воспалительного инфильтрата за пределы портального тракта, разрушение пограничной пластинки и некрозы гепатоцитов. Степень активности гепатита зависит как от выраженности воспалительной инфильтрации, так и от объема некротических изменений паренхимы.

О хроническом лобулярном гепатите свидетельствуют воспалительные инфильтраты и очаги некроза гепатоцитов, сосредоточенные изолированно в дольках печени и без связи с портальными трактами.

Выделяют 4 степени активности хронического гепатита: минимальную, низкую (мягкую или слабовыраженную), умеренно выраженную и высокую. При этом используется полуколичественный индекс гистологической активности (ИГА), известный также, как индекс Knodel (табл. 2).

ИГА от 1 до 3 баллов свидетельствует о минимальной; от 4 до 8 баллов – слабо выраженной (низкой); от 9 до 12 баллов – умеренной; и от 13 до 18 баллов – высокой степени активности хронического гепатита. При определении стадии заболевания рекомендуется оценивать наличие и выраженность фиброза.

Определенная роль в оценке функционального состояния печени принадлежит биохимическим тестам. Они используются как с диагностической целью, так и при контроле за эффективностью лечения острых и хронических заболеваний печени. Количество функциональных проб печени достаточно велико и спектр их непрерывно расширяется. Однако в повседневной врачебной практике используется ряд традиционных и доступных тестов, отражающих наличие активности процесса, холестаза, состояния синтетической функции гепатоцитов и вовлечение в патогенез гепатита иммунных и аутоиммунных реакций, а также позволяющих прогнозировать эффективность интерферонотерапии. Ориентировочная оценка биохимических показателей и их сочетаний представлена в таблице 3.

Всем больным хроническими гепатитами, независимо от этиологии и степени активности предписывается базисная терапия. Противовирусная терапия проводится по показаниям. Основными компонентами ее являются диета, режим, исключение приема алкоголя, гепатотоксических лекарств, инсоляций, вакцинаций, сауны, профессиональных и бытовых вредностей, лечение сопутствующих заболеваний органов пищеварения и других органов и систем.

Диета при ХВГ должна быть полноценной, содержащей 100–120 г белков, 80–90 г жиров, из них 50% – растительного происхождения, 400–500 г углеводов. При назначении диеты необходимо учитывать индивидуальные привычки больного, переносимость пищевых продуктов и сопутствующие заболевания органов пищеварения. Важно исключить продукты, содержащие химические добавки, консерванты и токсические ингредиенты. Режим больных ХВГ должен быть щадящим, физические упражнения и работу необходимо адаптировать к возможностям больного.

Особое место в базисной терапии отводится нормализации процессов пищеварения и всасывания, устранению избыточного роста микробной флоры в тонкой кишке и нормализации бактериального состава толстой кишки. С этой целью используется курсовое лечение антибактериальными препаратами, невсасывающимися и не оказывающими гепатотоксический эффект. Может быть назначен внутрь один из следующих препаратов: ципрофлоксацин, левомицетина стеарат, канамицина моносульфат, фталазол, интетрикс, нифудоксазид, бактисубтил в общепринятых дозах, продолжительностью курсового лечения 5–7 дней, с последующим приемом пробиотиков (бифиформ, пробифор, лактобактерин, бифидумбактерин и др. – один из препаратов) и/или пребиотиков (хилак форте – при поносах, лактулоза – при запорах) в течение 3–4 недель. Одновременно с антибактериальными средствами и биологическими препаратами назначаются ферментные препараты, в состав которых не входят желчные кислоты, так как они, как и многие холеретики (истинные желчегонные средства), могут оказывать повреждающее действие на гепатоциты. Дозы и продолжительность приема ферментов определяется индивидуально.

В базисную терапию целесообразно включать комплекс дезинтоксикационных мероприятий: внутривенное капельное введение гемодеза по 200–400 мл в течение 2–3 дней, возможно внутривенное введение 5% раствора глюкозы 500 мл с 5%–ным раствором аскорбиновой кислоты по 2–4 мл в течение 7–10 дней. В этот период уточняется этиология ХГ, определяется степень активности процесса и проводится отбор больных для проведения противовирусной терапии.

Расшифровка деталей этиологических и патогенетических механизмов хронических заболеваний печени явилась основой для разработки новых препаратов и схем их терапии. В терапии хронических вирусных гепатитов в настоящее время используются интерфероны (ИФН) которые являются этиотропными препаратами с доказанной эффективностью. Интерфероны – группа низкомолекулярных пептидов, вырабатываемых эукариотическими клетками под влиянием различных стимулов и обладающих противовирусной, противоопухолевой и иммунорегуляторной активностью. Выделяют три вида ИФН– a , b и g которые объединены в 2 типа. К первому типу относят ИФН– a и ИФН– b , ко второму – ИФН– g . ИФН– a и b свойственна преимущественно противовирусная активность, ИФН– g является универсальным эндогенным иммуномодулятором. Продукция ИФН осуществляется: ИФН– a – В–лимфоцитами, макрофагами и нулевыми лимфоцитами; ИФН– b – фибробластами, макрофагами и эпителиальными клетками; ИФН– g – Т и NK–лимфоцитами.

Антивирусный эффект интерферона осуществляется через индукцию определенных клеточных белков, которые угнетают размножение вируса. Механизм подавления репликации вирусов интерфероном до конца не ясен. Описаны два индуцибельных ферментативных пути, которые вовлечены в этот процесс угнетения репликации вирусов через нарушение трансляции вирусной рибонуклеиновой кислоты (РНК). В одном из этих вариантов интерферон индуцирует синтез специального фермента (2’,5’–олиго–А–синтетазы), который активируется двуспиральной РНК (вирусной) и катализирует синтез коротких олигомеров адениловой кислоты. Эти короткие олигомеры (тримеры и тетрамеры), активируют эндонуклеазу, называемую L или F, которая расщепляет вирусную м–РНК.

Второй путь осуществления антивирусной активности интерферона реализуется через другой индуцибельный фермент – протеинкиназу Р1. Этот фермент также активируется двуспиральной РНК и катализирует фосфорилирование эукариотического инициирующего фактора (eIF–2 a ). Фосфорилирование фактора eIF–2 a блокирует дальнейшую инициацию трансляции, что в итоге блокирует вирусную репликацию.

Системы 2’,5’–олиго–А–синтетаза и Р1 протеинкиназа являются основными известными сегодня механизмами, через которые интерферон угнетает репликацию вирусов. Но уже описаны и другие дополнительные компоненты, которые принимают участие в процессе угнетения вирусной репликации. Например, белок МХ, который угнетает транскрипцию геномов некоторых вирусов.

Кроме индукции синтеза ферментов, интерферон оказывает воздействие на широкий спектр клеточных функций. Оно включает угнетение клеточного роста, воздействие на дифференциацию. Значительный эффект интерферон оказывает на иммунную систему: он усиливает экспрессию антигенов гистосовместимости на клеточной мембране, В–микроглобулина, естественную киллерную активность лимфоцитов, антителозависимую цитотоксичность. Основой всех этих эффектов является индукция интерфероном экспрессии клеточных генов, которые в норме зарепрессированы.

Сейчас установлено, что интерфероны являются цитокинами, которые передают регуляторный сигнал между клетками. Они связываются со специфическими рецепторами других клеток, активируя тканеспецифическую транскрипцию генов, которые кодируют белки, регулирующие клеточный рост и/или иммуномодулирующие функции.

В последние годы широкое распространение получили модифицированные (пегилированные) интерфероны–альфа, которые обладают длительным периодом полувыведения, что позволяет вводить их 1 раз в неделю.

В лечении вирусных гепатитов широкое распространение получили синтетические аналоги нуклеозидов, оказывающие противовирусный и иммунномодулирующий эффект. Использование данных препаратов существенно повысило эффективность противовирусной терапии. Одним из таких препаратов является рибавирин, который применяется в комбинации с интерфероном–альфа при вирусном гепатите С. Механизм действия препарата недостаточно установлен, но предполагается, что он может блокировать внутриклеточное деление вирусов и является синергистом интерферона–альфа.

Смотрите так же:  Ставить ли ребенку прививку от клещевого энцефалита

В терапии хронического вирусного гепатита В наряду с альфа–интерфероном используется также ламивудин. Данный препарат обладает очень высокой активностью в отношении подавления репликации HBV, так как блокирует действие обратной транскриптазы и вмешивается в построение цепи вирусной ДНК. Для максимального подавления репликации ДНК HBV взрослому пациенту достаточно однократного приема внутрь 100 мг в день в течение 12 и более месяцев.

Практические подходы к ведению больных вирусными гепатитами:

1. Отбор больных, нуждающихся в терапии.

2. Выбор препаратов, доз и продолжительности лечения.

3. Оценка эффективности в процессе и после окончания лечения.

4. Выяснение причин неудачи проводимого лечения.

5. Разработка тактики ведения больных, не ответивших на терапию.

Дозы препаратов, схемы и продолжительность лечения больных вирусными гепатитами определяются индивидуально с учетом генотипа вируса, уровня вирусной нагрузки и наличия ряда других факторов, влияющих на исход лечения (возраст, ожирение, развитие цирроза печени, употребление алкоголя, наркотиков, наличие холестаза, избыточного количества Fe в печени и др.). В целом же представленные схемы терапии хронических вирусных гепатитов В и С позволяют достичь клинической ремиссии с прекращением репликации или элиминацией вируса примерно у 50% больных (табл. 4, 5).

Перспективным направлением в лечении хронических вирусных гепатитов В, С и Д, является разработка эффективных схем с использованием новых противовирусных препаратов, а также создание лечебных вакцин, призванных усилить иммунный ответ организма в отношении антигенов HBV и HCV. Совершенствуются методы профилактики HBV и HCV– инфекции. Наряду с рекомбинантными дрожжевыми вакцинами, содержащими HВsAg, создаются новые pre–S–вакцины, содержащие синтетические полипептиды эпитопов HВsAg и HВсorAg и др.

Определенный прогресс достигнут в расшифровке патогенетических механизмов развития токсических поражений печени (алкоголь и др.), что определяет тактику их лечения (табл. 6).

Учитывая особенности патогенеза токсических и метаболических заболеваний печени использование гепатопротекторов, и в частности, силибинина, является актуальным. Последний входит в группу флавонолигноидов и состоит из 3 компонентов: силибинина, силимарина и силикристина. Многочисленные экспериментальные и клинические исследования позволили уточнить основные механизмы действия данного препарата, а именно:

1. Защита биологических мембран от токсинов в результате:

а) ингибирования захвата токсинов гепатоцитами;

б) стабилизации клеточных мембран в результате включения в них фосфолипидов (репарация мембран);

2. Повышение обезвреживающей функции гепатоцитов связано с:

а) увеличением пула глютатиона в гепатоците;

б) повышением активности ферментов, участвующих в окислении ксенобиотиков (в частности, супероксиддисмутазы);

3. Антиоксидантный эффект обусловлен:

а) связыванием свободных радикалов;

б) торможением реакций избыточного перекисного окисления липидов в результате ингибирования фермента липооксигеназы, снижения содержания малонового диальдегида и уменьшения расхода глютатиона;

4. Антифибротический эффект обеспечивается влиянием на b –фактор роста и экспрессию генов матрикса на стеллатных клетках (клетка Ito).

В патогенетической терапии хронических заболеваний печени используется также ряд других препаратов, обладающих гепатозащитным эффектом: урсодеоксихолевая кислота, адеметионин, эссенциальные фосфолипиды, тронетамол и др. (табл. 6).

Одной из проблем в гепатологии является использование желчегонных препаратов в качестве симптоматических средств, которые увеличивают продукцию желчи и ее поступление в кишечник. Желчегонные средства на функции пищеварительного тракта могут оказывать как положительные, так и отрицательные эффекты, если не учтены все показания и противопоказания к их назначению. Особенно это касается многокомпонентных составов лечебных трав (желчегонные, слабительные, успокаивающие сборы), а также растительных средств китайского и тибетского происхождения. При назначении желчегонных препаратов необходимо удостовериться в отсутствии блокады тока желчи на этапах «печеночная клетка – внутри– и внепеченочная билиарная система».

Механизм действия желчегонных препаратов сводится к:

1. Улучшению процессов пищеварения, связанного с участием желчных кислот в гидролизе нейтрального жира и стимуляцией продукции панкреатического секрета холецистокинином, секретином и желчными кислотами.

2. Активации моторной функции кишечника, обусловленной прямым действием солей желчных кислот, включая их осмотическое действие, приводящее к току жидкости в просвет кишки и повышению внутрипросветного давления, а также влиянием интестинальных гормонов (холецистокинина и др.).

3. Предупреждению избыточного бактериального роста в тонкой кишке, что обеспечивается бактери цидным действием желчных кислот, предупреждением кишечного стаза, нормализацией процессов пищеварения.

4. Увеличению циркуляции желчи в желчном пузыре, что снижает ее литогенность, обеспечивает стерильность, стимулирует сократительную функцию желчного пузыря и координирует тонус сфинктера Одди.

5. Экскреции из организма эндогенных и экзогенных ксенобиотиков, холестерина, поддержание баланса микроэлементов.

6. Нормализации всасывания жирорастворимых витаминов и предупреждению остеопороза.

Основными областями применения желчегонных препаратов являются:

– нормализация процессов пищеварения при ряде физиологических и патологических состояний (у пожилых, после перенесенных инфекций, при наличии заболеваний других органов и систем с нарушением питания), при хронических гастритах с секреторной недостаточностью и др.;

– первичные (как самостоятельные заболевания) и вторичные (как один из синдромов заболевания) дискинезии желчного пузыря;

– хронические окалькулезные холециститы вне обострения;

– дисфункция сфинктера Одди;

– токсико–метаболические поражения печени (показано назначение комбинированных препаратов типа Гепабене);

– гипомоторные дискинезии тонкой и толстой кишки.

Абсолютными противопоказаниями к назначению желчегонных средств являются все варианты холестаза: внутрипеченочный (гепатоцеллюлярный, каналикулярный, дуктулярный) и внепеченочный с желтухой и без желтухи. Исключением является использование урсодезоксихолевой кислоты при внутрипеченочном холестазе и паренхиматозных поражениях печени. При назначении препаратов, содержащих желчные кислоты, следует учитывать, что они противопоказаны при гепатитах и циррозах печени, язвенной болезни и эрозиях слизистой оболочки желудочно–кишечного тракта, панкреатитах и поносах, не связанных со стеатореей. Желчегонные растительного происхождения не следует использовать при панкреатитах, кроме паренхиматозных (безболевые формы), при гепатитах и циррозах печени с наличием активности и признаков печеночно–клеточной недостаточности, при синдроме раздраженного кишечника с преобладанием диареи.

С этих позиций появление желчегонных препаратов, в состав которых включен гепатопротектор, в частности, силимарин, является актуальным. Одновременное назначение силимарина и желчегонных средств может нивелировать отрицательный эффект последних на гепатоциты и открывает возможность для их использования при токсико–метаболических и других поражениях печени, протекающих без холестаза и при отсутствии высокой активности и аутоиммунных расстройств.

Одним из представителей комбинированных средств растительного происхождения является препарат Гепабене, в одной капсуле которого содержится 275 мг экстракта Fumaria officinalis (не менее 4,13 мг алкалоидов в пересчете на протропин) и 70–150 мг экстракта Fructus Sylibi mariani (50 мг силимарина и 22 мг силибинина). Алкалоиды фумарин (протопин и др.) увеличивают холерез за счет независимой от желчных кислот фракции, активизируют продукцию холецистокинина и секретина, что, в свою очередь, увеличивает секрецию воды и бикарбонатов эпителием желчных протоков, приводит к сокращению желчного пузыря, снижению тонуса сфинктера Одди и беспрепятственному поступлению желчи в кишечник. Силимарин оказывает как профилактический, так и лечебный эффект при наличии патологических процессов в печени, связанных с метаболическими нарушениями. Согласно результатам собственных исследований, прием препарата Гепабене в дозе 1–2 капсулы 3 раза в день в течение одного месяца при токсико–метаболических поражениях печени, без признаков внутрипеченочного холестаза (жировой гепатоз, стеатогепатит, хронические гепатиты низкой активности токсического генеза при эндокринных заболеваниях, при патологии тонкой кишки), а также при компенсированных циррозах печени приводил к существенному улучшению биохимических проб печени и субъективного состояния больных.

1. Болезни печени и желчевыводящих путей: Руководство для врачей / Под ред. В.Т. Ивашкина. – М. ООО «Издат. дом «М–Вести», 2002. – с. 416.

2. Гепабене: применение при заболеваниях печени у детей и взрослых // Практикующий врач. – 1998. – Т.2, № 13. – с.24–27.

3. Григорьев П.Я., Яковенко А.В. Клиническая гастроэнтерология. – М.: МИА, 2001. – с. 693.

4. МакНелли П.Р. Секреты гастроэнтерологии / Пер. с англ.– М.–СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский Диалект». 1998. – с. 1023.

5. Машковский М.Д. Лекарственные средства: В 2Т. – 14–е изд., перераб., испр. и доп. – М.: ООО «Издательство Новая Волна», 2000. – с. 540.

6. Шерлок Ш, Дули Дж. Заболевания печени и желчных путей: Практ. рук.: Пер. с англ. / Под ред. З.Т. Апросиной, Н.А. Мухина. – М: Гэотар Медицина, 1999. – с. 864.

7. Яковенко Э.П. Внутрипеченочный холестаз – от патогенеза к лечению // Практикующий врач. – 1998. – Т.2, № 13. – с. 20–24.

8. Physiology of the G astrointestinal tract. New York, Raven Press, 1994. – p. 1556–1865.

9. Johnson L.R. (ed) Gastrointestinal Physiology, 5th ed. New York: Plenum Press, 1996. – p. 720.

10. Kuntz E., Kuntz H–D. Hepatology, Principles and practice: history, morphology, biochemistry, diagnostics, clinic, therapy. – Berlin Heidelberg New York Springer – Verlag, 2000. – p. 825.

11. Rose S. (ed) Gastrointestinal and Hepatobiliary pathophysiology. Fence Greek Publishing, LLC, Madison, Connecticut, 1998. – p. 475.