У ребенка появилась сыпь: что делать, подскажет доктор Комаровский

У ребенка появилась сыпь: что делать, подскажет доктор Комаровский

Сыпь, внезапно появившаяся на теле у малыша – это повод для тревоги родителей. Вне зависимости от того маленькие это прыщички, красные пятнышки или гнойнички, сопровождается ли высыпание высокой температурой, зудом или другими симптомами, мамы или папы начинают действовать. Кто-то принимает решение срочно вызывать скорую помощь или вести ребенка к врачу, кто-то ищет ответы на интернет-форумах, иные дают ребенку противоаллергический препарат в надежде, что сыпь пройдет сама собой.

Отвечает доктор Комаровский!

«Счастливые родители». Все вас знают как доктора, как педиатра. А кто вы, кроме этого?

Доктор Комаровский У меня еще много других ипостасей! Я – рыбак. Я – фотограф. У меня есть докторский инстаграм и личный: на первом – 1,5 млн подписчиков, а на втором – 90 тыс. И эти 90 тысяч мне очень дороги, потому что они пришли ко мне не спрашивать про сопли и какашки, а просто посмотреть мои фотографии. Я люблю путешествовать – значит, путешественник, люблю своих детей и внуков – значит, папа и дедушка. Вот так!

С.Р. А сколько у вас детей и внуков?

Доктор Комаровский Два сына, двое внуков и одна внучка. Можете себе представить – два сына, два внука и – внучка! Давид и Матвей и Мирослава. И, поскольку девочка у нас одна, естественно, она в центре внимания. Все мы живем рядом, в одном городе, дети – своими семьями. Сыновья слушаются папу, внуки – дедушку, да и невестки у меня тоже послушные, так что проблем нет, полное взаимопонимание.

С.Р. Доктор Комаровский – это уже не только бренд, но и самый известный и единственный известный педиатр на всей территории бывшего СССР, а также Канады, Израиля, других стран. Как это получилось? Вы стремились к такой популярности?

Доктор Комаровский Упаси боже, нет, нет и нет! Просто все так совпало. Во-первых, у людей катастрофический дефицит информации, А у педиатров катастрофическая неспособность к адекватной коммуникации. Я сам недавно узнал о том, как много внимания в западной, в американской педиатрии уделяется искусству общения. Как надо зайти, как поздороваться, как поговорить с ребенком, как поговорить с мамой, как найти общий язык с папой и с бабушкой. У нас врачи обходятся без этого. У нас считается, что, чем больше умных слов в единицу времени скажет врач, тем больше его будет уважать. А у мамы, когда она выходит из кабинета нашего педиатра, больше вопросов, чем ответов. А спросить не у кого, потому что врач и родитель говорят на разных языках. Нашему педиатру очень сложно опуститься до маминого уровня и попытаться объяснить ей все так, чтобы до нее дошло. А ведь в этом нет ничего унизительного. Наоборот, в этом его главная задача. Ведь кто лечит детей? Не врачи, а именно мамы. Врачи создают иллюзию, что они умеют и у них получится лучше, но на самом деле мамы и папы могут намного больше. Задача педиатра не лечить ребенка, а научить родителей, как ребенку помочь и создать нормальные условия, чтобы он не болел. Это самое главное. Врачи этого, к сожалению, не делают, поэтому я остаюсь один на этом пространстве. Здесь уже играют роль не столько мои способности как доктора, сколько мое искусство коммуникации. Моя задача – сделать маму своим союзником. Но при этом, честно скажу, остается главная и очень острая, очень больная проблема, увы. Дело в том, что даже когда я даю людям, казалось бы, простые, понятные и эффективные советы, которые позволяют спокойно, легко и счастливо быть родителями, то воспользоваться этими рецептами могут в лучшем случае 15% населения. Это те, кто меня смотрит, заходит на сайт, читает мои книги. Остальные предпочитают ничем не интересоваться или использовать опыт исключительно старших товарищей: ни о чем не думать, мазать ребенка зеленкой, растирать козьим жиром, парить ноги, ставить банки, лечить антибиотиками насморк и т.д. Порой от осознания этого охватывает отчаяние, но потом, когда мы видим, что годовая аудитория сайта, соцсетей и видеопрограмм доктора Комаровского 160 млн человек, понимаем, что это все-таки немало. И ради них тоже стоит прыгать и скакать.

Наша задача накладывается на огромные ментальные проблемы. Знаете, какой самый главный вопрос я задаю себе в каждом городе, куда приезжаю на встречу с людьми? Сколько в аудитории будет мужчин? Вот в Хельсинки мужчин на встрече было 50%. А в Бишкеке на 500 мам – трое пап. В России, на Украине, в Казахстане, процентов 15–20, на большее я не рассчитываю. На самом деле количество пап на встречах, собраниях, посвященных детям, – это диагноз обществу. Чем выше уровень интеллекта в городе, тем больше мужчин в зале. К сожалению, на всем постсоветском пространстве воспитание детей – это бабья ноша. И это ужасно. Отцы не понимают, как они могут помочь детям, что меня очень и очень огорчает. Моя мечта – сделать в конце концов все, чтобы именно папы брали на себя ответственность, читали, интересовались, принимали решения. Это очень важно.

С.Р. Сегодня есть какая-то положительная тенденция включения отцов в жизнь детей?

Доктор Комаровский Есть, однозначно. Я встречаюсь с родителями уже лет 10, и раньше каждый мужчина у меня в зале был как ромашка в букете тюльпанов. А сейчас – 20% мужчин в зале! У меня на всех встречах царит политика жесткой гендерной дискриминации: например, мужчины имеют право задавать вопросы без очереди. А по большому счету хотелось бы сделать лозунгом моих встреч для зрителей такой: «Приведи двух мужиков и бесплатно пройди сама!». Я бы хотел собрать целый партер пап, усадив мам на галерку и, запретив им задавать вопросы, спросил бы у мужчин, как они дошли до жизни такой. Ведь сегодня, когда речь идет о здоровье ребенка, папа видит свою главную задачу лишь в том, чтобы сбегать в аптеку. Причем когда мужчина выбирает себе телефон, то он разбирается в этом полгода, а когда ему дают список лекарств для его ребенка, он молча идет и покупает их. Потом эти лекарства родители засовывают в ребенка и думают, что лечат его. Это ужасно.

С.Р. Как переломить эту ситуацию?

Доктор Комаровский Можно, если основы знаний о самолечении преподавать в школе. А что делать с отцами. Только терпеливая разъяснительная работа. Мальчик, как правило, повторяет действия своего папы. Поэтому надо вырастить первое поколение интересующихся отцов. Если папа занимается ребенком, то и он будет заниматься своими детьми. Самое сложное – заставить заниматься детьми тех мужчин, которые на себе не испытали адекватного отцовства в своем детстве. То есть они не знали папы, который бы сидел возле его постели, когда сын заболел, не знают папы, который пошел на родительское собрание, не знает папы, который проверяет уроки, и т. д. Я уже не говорю о том, что папа должен знать, какие прививки делать, в каком возрасте давать прикорм и какова детская доза парацетамола.

С.Р. Да, с папами ситуация грустная. А какой, по-вашему, должна быть идеальная мама? Наших мам не обвинишь в недостатке внимания к ребенку…

Доктор Комаровский Идеальная мама – та, которая с папой. К огромному сожалению, опять-таки в наших безумных традициях, после того как женщина становится мамой, она перестает быть женщиной. Она считает, что свой долг уже выполнила, муж уже никуда не денется и можно расслабиться. Это первая проблема. Вторая – это определение, передающееся из поколения в поколение: мать-героиня. То есть одного ребенка вырастила – уже мать-героиня. Материнство как подвиг– это национальная идеология. Я считаю, что моя задача – научить маму оставаться счастливой, красивой, энергичной, спортивной. Жить не интересами ребенка, а интересами семьи. Потому что ребенку нужна красивая мама, вокруг которой ходит и облизывается папа. Вот что самое главное. А если по дому ходит невыспавшаяся зомби, то плохо всем. Насмотревшись на своих мам, они не в состоянии изменить ситуацию. Вся семья держится на женщине. Поэтому невыспавшаяся женщина – это конец жизни. И попробуйте выспаться в рамках нашей ментальности. Вот вы привезли ребенка из роддома, он орет. А орет он, по женской логике, только по двум причинам: либо замерз, либо проголодался. Поэтому его надо кормить и закутывать в три одеяла, из-за чего он орет еще больше. Не каждый мужик в состоянии это выдержать: ор ребенка плюс невыспавшаяся, злая жена, у которой не то что секс, у нее жизнь под вопросом. Такие испытания родительством далеко не все мужчины проходят, семья рушится, ребенок остается со злой невыспавшейся мамой, которая в вечном поиске партнера. Надо учиться оставаться женщиной и делать это, я считаю, еще в школе.

Смотрите так же:  Сапа бассейн в смоленске

Еще есть один важный нюанс, характерный для нашей страны. У нас очень плохо относятся к самолечению. Лозунг: «Не занимайтесь самолечением» – у нас ключевой, хотя на самом деле ВОЗ считает, что самолечение – управляемое, осознанное, то, которому обучают, – это ключ к современному знанию. Собственно, это то, чем мы занимаемся. Мы учим, что в 90% случаев, когда у ребенка проблемы: с аппетитом, с кишечником, с сыпью, с аллергией, с соплями-кашлем, – есть алгоритм просветительского лечения.

С.Р. Как расцениваете информированность родителей о здоровом образе жизни, о современных методах лечения?

Доктор Комаровский Много лучше, чем прежде, однако все же оставляет желать лучшего. Как и многие источники информации, которыми пользуются родители. Это реальная проблема. И очень важно насколько полученная информация соответствует общемировой. Я часто сталкиваюсь с тем, что в основе информации, которую получают родители от врачей, от СМИ, к сожалению, лежит бизнес. Когда родителям рекомендую определенные виды ухода, определенные лекарства только по материальным соображениям. Я с этим сталкиваюсь постоянно, испытывая прессинг производителей всего, чего только можно. Всем нужно, чтобы я сказал, как это хорошо. А родители, в свою очередь, обращаются ко мне за советом: посоветуйте термометр, соску, бутылку и т. п. Мы даже сделали специальный набор для новорожденных от доктора Комаровского с основными принадлежностями, которые отобрали и проверили сами, и с инструкцией.

С.Р. В товарах родителям действительно разобраться трудно, а что уж говорить про врачей. Вот, например, чем, по-вашему, отличаются врачи частных и государственных клиник?

Доктор Комаровский Не думаю, что здесь есть какая-то принципиальная разница. Я имею возможность смотреть на рецепты врачей государственных и врачей частных и глубоких, принципиальных различий не наблюдаю. В частных клиниках врачам больше платят не за более высокое качество, а за отсутствие очередей, за удобство, за сервис.

С.Р. А где лечатся ваши внуки?

Доктор Комаровский Этим занимаются их родители, они знают основы оказания помощи детям. Это несложно. Они не считают зазорным почитать папины книжки.

С.Р. Что вы считаете самым неправильным, что делают родители в отношении здоровья своего ребенка?

Доктор Комаровский Иметь уверенность в том, что есть некие волшебные таблетки, которые могут улучшить здоровье ребенка, повысить иммунитет и другие подобные сказки. Этими сказками зарабатываются миллиарды. Люди должны понимать, что ребенку надо создать нормальные условия, образ жизни ребенка создают его родители. Всем известен парадокс, когда дети грязные, голодные и никому не нужные не болеют, а любимые, сытые, теплые не вылезают из болячек. Почему? Может, и потому, что у нас совершенно неправильное представление о том, как обеспечить детям нормальные условия. А по-настоящему нормальные условия – это: не перегревать, не перекармливать, обеспечить ничем не ограниченную двигательную активность. А это значит, что папе надо встать с дивана, перестать пить пиво и пойти бегать с ребенком. Но лень. Лучше заплатить деньги педиатру и дать ребенку таблетку для иммунитета.

С.Р. Но это рекомендации для здоровых детей. А сейчас, говорят, больных детей стало больше?

Доктор Комаровский Это категорическое заблуждение. Их сколько было, столько и есть. Но то, что родители делают с детьми сейчас не идет ни в какое сравнение с тем, что было 20 лет назад. В то время ребенок приходил из школы, бросал портфель и бежал на улицу гулять. А сейчас? Ребенок садится перед компьютером или планшетом и разговаривает не с мамой, а с телефоном. А родителям, чтобы обеспечить нынешнего ребенка всем необходимым, надо пахать с утра до вечера. В результате дети общаются с планшетом чаще, чем с мамой и папой. Не гуляют, сидят дома, бесплатный спорт кончился, люди перестали понимать, что такое лето в деревне, они предпочитают греться на пляже и питаться гадостью. Почему? Все это лень, лень, лень. Образ жизни детей меняется катастрофически. Они меньше двигаются, больше едят сладкого, мы уже имеем эпидемию ожирения. И эта ситуация ухудшается. Прямая задача государства заниматься этим: создавать условия для спорта, нормального питания, отдыха.

Кроме того, фармацевтическая индустрия прекрасно понимает, что люди в силу своей лени искренне хотят любую свою проблему решать с помощью таблеток. И таблетки есть от всего. И, вместо того чтобы идти гулять, заставлять его двигаться, стимулируя аппетит, мы идем к врачу, лечим дисбактериоз, сосудистую дистонию и другие придуманные болезни. У нас ведь есть специальные болезни для мамочек. В Европе, в США считается, что ребенок, который болеет вирусными инфекциями от 6 до 12 раз в год, это обычный, нормальный ребенок. Он и должен ими болеть, лечить их просто не надо. А у нас ребенок, у которого 5 раз в год текут сопли, называется часто болеющим и ему все повышают иммунитет, вместо того чтобы закаливать.

С.Р. А еще какие есть придуманные болезни для мамочек?

Доктор Комаровский В каждом городе есть своя условная докторская мафия. Где-то всем подряд лечат внутричерепное давление, где-то у всех проблемы с дисбактериозом, где-то всем повышают иммунитет. В какой бы город ни приехал, везде что-то свое.

Педиатр Евгений Комаровский — о родительских страхах и заблуждениях

6 апреля 2016 в 13:47

Педиатр Евгений Комаровский — известный детский врач, который является авторитетом для многих современных родителей. В своих книгах и программах на телевидении он рассказывает о том, что нужно делать, чтобы дети росли здоровыми, а родители оставались здравомыслящими. The Village поговорил с доктором Комаровским о главных родительских страхах, прививках и проблемах современной педиатрии.

— Как вы относитесь к популярным сейчас домашним и партнёрским родам?

— Партнёрские роды (роды, при которых присутствует отец ребёнка. — Прим. ред.) в условиях роддома — это прекрасно. Домашние роды, при которых минимизированы возможные риски, а в случае, если что-то пойдёт не так, можно за 20 минут добраться до роддома, — это тоже прекрасно. Отсюда логичный вывод: проблема не в том, как мы эти роды называем, а в том, как организован процесс. Цель одна: комфорт и безопасность всех участников. Но сегодня домашние роды в нашей стране — реальный риск для жизни, причём риск однозначно больший, чем в условиях роддома.

— А какой главный риск при домашних родах?

— Невозможно выделить какой-то один самый главный риск, их несколько. Например, есть опасность возникновения кровотечения у роженицы, расстройства кровообращения у плода или нарушения дыхания у новорождённого. Всё это можно вовремя диагностировать в роддоме, и есть эффективные способы помощи, к которым далеко не всегда можно прибегнуть в домашних условиях.

— Какие вопросы обязательно нужно задать педиатру в роддоме?

— Я бы поинтересовался, каков режим встреч родильницы с родственниками (родильница, в отличие от роженицы, — это женщина, которая уже родила. — Прим. ред.). Какие вакцины будут использоваться? В каких условиях будет находиться ребёнок? Какая температура в палате и какова возможность её регуляции? При каких условиях произойдёт выписка? Кто поможет уложить ребёнка в автокресло и покажет, как им правильно пользоваться? Ещё я бы узнал, в какие сроки и к кому из персонала роддома можно обращаться за консультативной помощью, — например, при возникновении вопросов по грудному вскармливанию.

— Существуют ли какие-то исследования, которые нужно обязательно сделать ребёнку в роддоме на первых днях жизни?

— Нет ничего такого, что можно сделать в роддоме, но нельзя сделать через неделю в нормально оборудованной поликлинике. Другой вопрос, что ряд исследований, направленных на своевременное выявление некоторых врождённых нарушений обмена веществ, что входит в так называемый скрининг новорождённых, рационально делать именно в роддоме.

О вакцинации и осмотрах

— Сейчас всё больше родителей отказываются вакцинировать своих детей. Действительно ли прививки так опасны? Почему их всё-таки нужно делать?

— В нашей жизни всё меньшее место занимают те болезни, которые породили на свет само явление вакцинации. Именно благодаря прививкам дифтерия или столбняк сегодня — это что-то редкое и невидимое. В интернете часто можно встретить истории о том, как тому или иному человеку стало плохо после прививки. Но при этом там не пишут о том, как непривитый ребёнок кашлял четыре месяца с остановками дыхания, потому что заразился. Люди не знают и не видят больных, не интересуются буднями инфекционных больниц.

Смотрите так же:  Что делать если в носу зуд

Кроме того, прививки — дело государственное, а наши люди не очень дружат с государством. Поэтому, когда государство что-то предлагает или чего-то требует, так хочется держаться от этого подальше. Тем не менее прививки, осуществляемые качественными вакцинами и в соответствии с определёнными правилами, — это самый эффективный способ профилактики инфекционных болезней. И делать их нужно тогда, когда у вас хватает логики и здравого смысла, чтобы сопоставить риски: риск дифтерии и риск прививки от дифтерии, риск полиомиелита и риск прививки от полиомиелита.

Сейчас, в условиях активного информационного обмена, всё меньше людей сохраняют способность объективно анализировать информацию и оценивать её источники, легко соглашаются с мнением, которое удобно и которое легко воплотить в жизнь. Конечно, не читать, не интересоваться и не ходить в поликлинику за прививками — это очень удобно.

— Если с риском болезней всё понятно, то какие основные риски у прививок? И можно ли каким-то образом их минимизировать? Выбирать иностранные вакцины, например?

— Касательно того, что среднестатистическому россиянину всё понятно с риском болезней, я бы поспорил. Но применительно к рискам прививок надо для начала чётко понимать разницу между реакциями на вакцинацию и её осложнениями.

Осложнения — огромная редкость, это один случай на сотни тысяч или даже на миллионы прививок, который невозможно заранее предсказать с помощью обследований. Это всегда непрогнозируемый индивидуальный ответ конкретного организма. Такой неадекватный ответ возможен всегда, когда в организм попадает любое лекарство — будь то парацетамол от температуры, ампициллин от ангины или вакцина от кори. Таким образом, про осложнения с определённой долей условности можно сказать, что тут работает исключительно случай.

Реакции на прививки — совсем другое дело. Такое бывает часто, но информированные родители имеют множество эффективных способов уменьшить как выраженность реакций, так и вероятность их возникновения. Они могут и вакцины выбирать, и влиять на место-время-условия вакцинации, и совершать правильные действия, касающиеся образа жизни ребёнка до и после вакцинации. Ещё один принципиальный момент — умеют ли родители правильно реагировать на повышение температуры тела у малыша? Знаком ли им алгоритм обязательных действий, необходимые параметры воздуха, режим прогулок? Как поить, как кормить, как, когда, какое и в каком количестве давать лекарство? Есть ли это лекарство в доме — или за ним придётся бежать в аптеку в три часа ночи?

Врач совершенно не заинтересован в том, чтобы вы были здоровы, поскольку здоровый никогда не скажет спасибо. Как следствие — большинство профосмотров заканчиваются обнаружением болезней

Я хочу донести мысль о том, что причиной повышения температуры может быть и прививка, и вирус, но в обоих случаях возможны абсолютно неадекватные действия родителей. Например, ребёнка держат в жарко натопленной комнате и растирают его водкой, а потом эти действия приводят малыша в стационар. При диагнозе ОРВИ мамы смиренно лечат детей, но если это была реакция на прививку, они тут же начинают писать во всех соцсетях о том, как жуткие вакцинаторы довели ребёнка до капельницы.

— В России существует календарь прохождения медосмотров у специалистов и прививок для детей разных возрастов. Не устарела ли эта система? Какие осмотры действительно необходимы на разных этапах жизни ребёнка?

— Наши календарь и график осмотров просто прекрасны. Есть мало стран, где людям доступна подобная частота профилактических осмотров. Прежде всего потому, что нет стран, где бы столь низко оценивался труд врача. Там, где платит частная страховая компания (то есть там, где платят из своего кармана), любой контакт с врачом — это очень ответственно, а следовательно, очень дорого. Поэтому встречи с врачами — редкость.

Но наши организаторы здравоохранения уже лет 90 всё никак не могут разглядеть огромную проблему, изначально заложенную в нищего врача. Во-первых, он не готов брать на себя ответственность, поэтому осмотр — это сплошь и рядом непродуктивное беганье от одного специалиста к другому. А во-вторых, врач совершенно не заинтересован в том, чтобы вы были здоровы, поскольку здоровый никогда не скажет спасибо. Как следствие — большинство профосмотров заканчиваются обнаружением нескольких болезней.

Теоретически у каждого ребёнка должен быть свой врач, с которым однозначно надо встречаться по мере того, как у родителей возникают проблемы и вопросы. Один раз в три месяца — на первом году жизни, один раз в полгода — на втором и ежегодно — в дальнейшем. Плюс клинические анализы крови и мочи — это, пожалуй, необходимый минимум.

— Расскажите, как вы в целом оцениваете современное состояние педиатрии на постсоветском пространстве? Есть ли какая-то положительная или отрицательная динамика?

— К медицине XXI века состояние нашей педиатрии никакого отношения не имеет. Есть отдельные и очень-очень редкие островки современной цивилизации, но в целом ситуация печальная и в лучшую сторону мало что меняется. Отрицательная динамика прежде всего связана с тем, что достойный уровень жизни и диплом педиатра сочетаются в очень малой степени.

О страхах и заблуждениях

— Говорят, что использование подгузников вредно для детей. Это правда?

— Это домыслы завистливых бабушек, которые ну никак не могут смириться с тем, что современная женщина избавлена от бесконечной стирки.

— В любой ли ситуации стоит обращаться к врачу? Например, если у ребёнка банальный насморк?

— Вы, пожалуй, удивитесь, но ВОЗ положительно относится к самолечению и всячески рекомендует распространять среди населения основы медицинских знаний. Главный совет: обращаться к врачу надо тогда, когда некий симптом у конкретного человека появился впервые в жизни. Подумайте над этим советом, и всё станет понятно.

— А с каким самым глупым заблуждением о детях и детском здоровье вам приходилось сталкиваться?

— Самое глупое — слепая вера в лекарства. Cамое печальное — уверенность большинства мужчин в том, что мама ребёнка лучше, чем папа, знает, как ухаживать за малышом и что ему нужно.

Кстати, есть два главных родительских страха. Они присущи в основном женщинам, инстинктивны и, как правило, иррациональны: страх, что ребёнок замёрзнет, и страх, что он умрёт от голода. Для преодоления этих страхов необходим вменяемый, интересующийся здоровьем ребёнка папа. Поиск, выращивание и сохранение подобных мужчин — чуть ли не главная проблема нашей современной жизни.

— Нужно ли ограждать детей от домашних животных? Есть ли болезни, которые животные могут передать детям?

— Не нужно. Но следует заранее поинтересоваться рисками и способами эти риски обойтись. Собачка может укусить, ящерица — заразить сальмонеллёзом, попугайчик — стать источником аллергии. Но всего этого можно избежать.

Понятно, что проще всего придумать вред и рассматривать его как повод никого не заводить. Тем не менее собака — великолепный способ заставить папу оторвать попу от дивана и пойти гулять, заодно прихватив с собой ребёнка. К сожалению, малыш без собаки большинством пап не рассматривается в качестве достаточного повода для прогулки.

— А когда можно разрешать детям смотреть мультфильмы?

— С двух лет, но эта рекомендация практически никогда и никем не выполняется. Поэтому до этого момента хотя бы не превышайте лимит в 30 минут в день. И желательно израсходовать его не за один раз, а в три-четыре захода.

— Нужно ли давать ребёнку витамины, и если да, то какие? Например, практически все педиатры настоятельно рекомендуют давать детям витамин D. Насколько это оправданно?

— Как правило, их давать не нужно, и стандартная рекомендация ВОЗ — предпочесть разнообразное питание приёму комплексных витаминов. Однако приём витамина D имеет намного больше плюсов, чем минусов. В дозе 500 единиц в день он не помешает никому и никогда, но я бы всё-таки предпочёл индивидуальный подход в выборе дозы и рекомендовал учитывать место жительства, режим прогулок, характер питания и цвет кожи.

— Есть ли рациональное зерно в моде кормить грудью до трёх лет и спать вместе с ребёнком?

— У каждого свои представления о рациональности. Для меня как для педиатра главное мерило рациональности — медицинская наука, серьёзные исследования, анализирующие реальную пользу или вред тех или иных действий.

Кормить грудью до шести месяцев — крайне важно и нужно, до года — желательно, а после года никакой реальной пользы для здоровья ребёнка в кормлении грудью нет, если речь идёт о стране, в которой соблюдаются основы безопасного питания. В некоторых странах, особенно тропических, с низким уровнем медицины вообще и санитарии в частности, ВОЗ рекомендует кормить грудью до двух лет, поскольку прекратить раньше — значит подвергнуть своего ребёнка риску умереть от кишечной инфекции. К нам эта рекомендация не особо относится, и это сплошь и рядом не понимают сторонники длительного грудного вскармливания.

Смотрите так же:  Бывает насморк при ангине

Что касается совместного сна, то здесь всё ещё более определённо — это не рекомендуют ни ВОЗ, ни педиатрические ассоциации большинства стран.

— Критично ли совсем отказываться от грудного вскармливания? Какие могут быть последствия кормления ребёнка смесью с самых первых дней его жизни?

— И критично, и драматично, и смертельно опасно в странах с низким уровнем гигиены и низким уровнем здравоохранения. По некоторым данным, в таких странах отсутствие материнского молока в 14 раз увеличивает вероятность смерти малыша от кишечной инфекции.

Кормить грудью до шести месяцев — крайне важно и нужно, до года — желательно, а после года никакой реальной пользы для здоровья ребёнка в кормлении грудью нет

Но для цивилизованной страны, знакомой с мылом и такой специальностью, как педиатрия, критично — не совсем то слово. Не кормить грудью — неправильно, неестественно, нерационально, дорого, неполезно как для мамы, так и для ребёнка. И хотя современные молочные смеси позволяют минимизировать риски для здоровья, достоверно доказано, что при искусственном вскармливании значительно увеличиваются риски диабета, отитов, кишечных инфекций, ожирения и аллергии.

— Можно ли начинать прикорм с баночного пюре?

— Конечно, можно, если это овощное пюре. Фруктовые пюре — это десерты, которые не рассматриваются в качестве самостоятельного прикорма. Если же вы делаете акцент на слове «баночка», то я однозначно за то, чтобы мама вместо стояния на кухне лишний час провела с ребёнком на свежем воздухе, в то время как папа купит качественное баночное питание.

— Должно ли питание ребёнка отличаться от питания взрослых?

— На земле нет ни одного млекопитающего, детёныши которого питались бы не так, как взрослые особи. Молоко мамы, затем кратковременный период пережёванной родителями пищи, и вперёд — к обычной еде. Другой вопрос в том, что взрослые человеческие особи напридумывали себе кучу совершенно неестественных и вредных продуктов: сладких, жирных, острых, горьких, солёных, содержащих алкоголь. Понятно, что никакими рекомендациями невозможно привить родителям осторожность и чувство меры.

А вот правильные пищевые привычки у ребёнка сформировать можно и нужно. Но следует понимать, что детёныши инстинктивно копируют пищевые привычки взрослых членов стаи. Нельзя сформировать правильные привычки у ребёнка, если, например, у папы они не сформированы.

— Правда ли, что рекомендуется как можно дольше не давать детям сладкое и шоколад?

— Как можно дольше — это перегиб. Но не приучать к сладкой пище и особенно к сладким напиткам — очень важно. Без шоколада до трёх лет однозначно можно обойтись. В любом случае, следует помнить о том, что сладости допустимы лишь тогда, когда нет лишнего веса и созданы условия для двигательной активности ребёнка.

— А необходимо ли малышу есть суп несколько раз в неделю?

— Нет. Первое блюдо — это традиция определённых народов мира, и мы однозначно относимся к таким народам. Но медицинская наука не рассматривает суп в качестве обязательного компонента детского рациона.

— Критично ли отсутствие мяса в рационе ребёнка, если родители — вегетарианцы и хотят воспитать ребёнка-вегетарианца?

— Некритично, если родители информируют о своём выборе врача, который в состоянии дать доступные и понятные рекомендации — как обследовать малыша, как уменьшить риски, на что сделать акценты в питании. Кроме того, родителям необходимо чётко знать, как — какими продуктами, пищевыми добавками и лекарствами — компенсировать и возможный, и вероятный дефицит белка, железа, некоторых витаминов. Как минимум два раза в год нужно делать ребёнку обычный клинический анализ крови.

— Если оба родителя аллергики, есть ли какие-то способы снизить вероятность того, что у ребёнка тоже будет аллергия?

— Способы есть: не перекармливать, не перегревать, избегать стерильности, минимизировать контакты с фармацевтической продукцией и бытовой химией, заниматься спортом, следить за своевременной очисткой кишечника. Беда состоит в том, что по наследству передаётся не столько аллергия, сколько педагогические принципы родителей. Выросшие в тепле, при изобильной еде и лекарствах аллергики делают своих детей такими же, наступая на грабли уже своих родителей.

— Нужно ли вообще заставлять ребёнка есть? Почему дети иногда едят слишком мало и отказываются почти от любой пищи?

— Никогда! Аппетит определяется образом жизни, уровнем энергозатрат, а также интенсивностью роста, который прямо связан с количеством вырабатываемых гормонов. Уровень этих гормонов повышается и понижается, соответственно реагирует и аппетит. Вы не удовлетворены аппетитом ребёнка? Спорт, прогулки и активные игры вам в помощь.

О воспитании

— С какого возраста ребёнку необходимо регулярно находиться в детском коллективе?

— Ребёнка можно вырастить вполне адекватным и успешным без регулярного посещения детских коллективов. Но искусство общаться с себе подобными — одно из важнейших человеческих умений, освоение которого требует регулярных тренировок. Поэтому детский коллектив — условие не обязательное, но весьма желательное. Эпизодические контакты с детьми приветствуются уже с 9–12 месяцев, а после 1,5–2 лет посещение детского коллектива на регулярной основе — это очень даже хорошо.

— В раннем развитии больше вреда или пользы?

— Это как с лекарством — всё определяется дозой. В умеренном количестве — сплошная польза, но когда вместо того, чтобы бегать, прыгать и скакать, ребёнок учит фамилии американских президентов — это уже патология, причём патология того, кто организовывает подобное раннее развитие. Ребёнок учится с самого рождения, инстинктивно рассматривая взрослых как пример для подражания. Будьте правильным примером.

— Правда ли, что нельзя наказывать и ругать ребёнка до трёх лет?

— Есть огромное количество самых разнообразных педагогических методик. Хорошие, умные, добрые люди вырастают и там, где детей ругают и наказывают. Обсуждать надо скорее не саму возможность наказаний и ругани — без этого не обойтись никому и никогда, — а методы наказаний, способы, посредством которых взрослые могут дать детям путёвку в жизнь. Но взрослых этому никто не учит, хотя это абсолютно обязательные, прикладные знания. Основы семейной педагогики и основы семейной медицины, на мой взгляд, должны быть обязательными предметами в школе.

— А стоит ли разрешать бабушкам и другим родственникам вмешиваться в воспитание детей?

— Все принципиальные решения могут принимать только мама, папа и педиатр. Родственники могут, во-первых, советовать — при условии, что способны не обижаться на то, что их советы не используются. Если же они обижаются, следует немедленно ввести мораторий на советы. И во-вторых, они могут пассивно помогать, требуя от родителей решения всех принципиальных вопросов. Так, бабушка может отправиться на прогулку с ребёнком, но предварительно она должна согласовать с мамой, что на него надеть, куда пойти и сколько гулять.

— Должен ли у ребёнка быть режим дня?

— Режим дня делает удобной жизнь семьи и жизнь ребёнка в обществе. Режим дня устанавливают родители, руководствуясь интересами семьи. Другое дело, что родители сплошь и рядом не в состоянии добиться удобного режима по причине собственной лени или незнания. Вы хотите уложить дитя в 21:00, но не хотите погулять перед сном и почитать сказку? Ну, тогда может так случиться, что ребёнок не согласится с режимом, который вы пытаетесь ему навязать.

— А как вы относитесь к тому, что многие современные дети быстрее учатся пользоваться планшетами и смартфонами, чем говорить?

— Плохо отношусь, но это целиком и полностью ответственность родителей. Именно мама и папа дают ребёнку ответы на вопросы о том, что такое хорошо и что такое плохо, именно мама и папа вводят малыша в этот мир и навязывают определённые правила игры. Вы просто должны понимать, что у смартфона могут быть другие ответы на основные жизненные вопросы. Поэтому не удивляйтесь, если в дальнейшем планшет станет для малыша большим авторитетом — и в значительной степени более надёжным другом, чем мама и папа.

Фотографии: предоставлены героем материала (обложка, 1), girl watching television via Shutterstock.com (2)

Позиция героя материала может не совпадать с позицией редакции