4.1. Характеристика основных патопсихологических симптомокомплексов и их криминогенное значение

Систематика патопсихологических синдромов разработана значительно меньше, чем систематика клинических синдромов. Первую попытку выделения обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И.

Накопление автором данных, собранных в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, об особенностях нарушения психической деятельности (мышления, интеллекта, памяти, внимания, воли, эмоциональных, мотивационых процессов) позволило выявить следующие патопсихологические симптомокомплексы или синдромы: —

психогенной дезорганизации психической деятельности.

Каждый из этих патопсихологических синдромов включает в себя

ряд признаков, относящихся не к какой-либо одной сфере личности, а описывающих совокупность нарушений психической деятельности и личностных расстройств.

Рассмотрим более подробно каждый из вышеприведенных патопсихологических синдромов.

Шизофренический симптомокомплекс складывается из личностно-мотивационных расстройств, таких, как: —

изменение структуры и иерархии мотивов; —

расстройства мыслительной деятельности, нарушающие целенаправленность мышления и смыслообразования (резонерство, соскальзывание, разноплановость, патологический полисемантизм) при сохранности операционной стороны; —

эмоциональные расстройства (упрощение, диссоциация эмоциональных проявлений, знаковая парадоксальность); —

изменения самооценки и самосознания (аутизм, сенситивность, отчужденность и повышенная рефлексия).

Шизофрения относится к числу очень редко встречающихся среди преступников психических аномалий. Больные шизофренией, как правило, признаются невменяемыми, однако иногда имеют место случаи совершения ими преступлений в состоянии стойкой ре миссии.

Шизофрения — это прогредиентное психическое заболевание, для которого характерно неуклонное, быстрое или медленное, развитие изменений личности особого типа (утрата единства психических процессов). Развитие болезни, особенно ее выраженных форм, ведет к искажению или утрате прежних социальных связей, снижению психической активности, резкому нарушению поведения. Вследствие этого наступает значительная социальная дезадаптация больных. Однако это бывает далеко не всегда. В редких случаях, как отмечалось, больные шизофренией в стадии стойкой ремиссии могут признаваться вменяемыми.

Исследование особенностей психики с помощью методик классификации понятий и исключения позволяет выявить шизофренический тип решения заданий и дает основания для выделения амотивационного типа мышления. О. Mailer (1978) в клинике шизофрении выделяет амотивационный синдром, которому отводит центральное место в развитии патологического процесса. Амотивационный синдром, по О. Mailer, включает нарушения побуждений и мотивации. Отражая сущность шизофрении как процессуального заболевания, амотивационное мышление также характеризуется процессуальной прогредиентностью, приводящей в конце концов к распаду мышления. В чистом виде амотивационное мышление наиболее четко представлено в простой форме шизофрении и является негативным, непродуктивным психическим расстройством, при этом наблюдаются дисгармонии личности, которые и обусловливают наличие таких выделенных клиницистами вариантов мышления, как аутистическое, резонерское, символическое, паралогическое. О. К. Тихомиров (1969), прослеживая процесс шизофренического мышления, выделяет три основных звена в его структуре.

Первое звено — нарушения мотивационной сферы. Они неизбежно приводят к нарушениям личностного смысла. Личностный смысл — это то, что создает в норме пристрастность человеческого сознания и придает определенную значимость явлениям, изменяет в восприятии человека сущность, значение этих явлений (А. Н. Леонтьев, 1975). Выбор значимых для человека признаков, предметов и явлений, т.е. селективность информации, определяется личностным смыслом, который эти предметы или явления приобретают для того или иного индивидуума. У больных шизофренией личностный смысл предметов и явлений часто не совпадает с общепринятыми и обусловленными реальной ситуацией знаниями человека

о них. Таким образом, нарушения личностного смысла при шизофрении, при которых уравниваются стандартные и нестандартные информативные признаки, являются вторым звеном психологического механизма расстройств мышления. Они неизбежно ведут к возникновению третьего звена — собственно нарушений селективности информации. Такое трехзвеньевое представление о структуре шизофренического мышления является наиболее полным.

Нарушения мотивации, личностного смысла и селективности информации лежат в основе определенных клинических проявлений. С этим механизмом, по крайней мере с двумя первыми его звеньями, связаны нарастающее эмоциональное снижение и изменения мышления диссоциативного типа.

Психиатрическая характеристика не раскрывает сложности криминологической проблематики психических аномалий. Криминологию на первом этапе всегда интересует не только и даже не столько то, сколько среди преступников лиц с психическими аномалиями, но и то, как коррелируют между собой отдельные виды преступлений и отдельные виды аномалий.

Второй по распространенности психической аномалией среди преступников является психопатия. По данным чешских исследователей, подавляющая часть насильственных, имущественных и половых преступлений совершается психопатическими личностями. По данным других исследователей, среди рецидивистов от 40 до 90% психопатов. Эти и другие расхождения в определении удельного веса лиц с психическими аномалиями среди преступников можно, по видимому, объяснить различными подходами к диагностике психических расстройств, различными критериями установления последних, действительной долей лиц с де фектной психикой среди правонарушителей и другими причинами.

Большой вклад в исследования психопатий в отечественной науке внес выдающийся психиатр П. Б. Ганнушкин. По его словам, психопатии — это аномалии характера, которые «определяют весь психический об лик индивидуума, накладывая на его душевный склад свой властный отпечаток». Патологический склад личности при психопатиях возникает на основе взаимодействия двух факторов — врожденной или рано при обретенной биологической неполноценности нервной системы и влияния внешней среды. Одного же влияния последней для образования психопатии является недостаточно.

Обнаружение отдельных характерологических проявлений недостаточно для постановки диагноза заболевания. Диагноз психопатии обычно не ставится до достижения 21-25 лет, поскольку в подростковоюношеском возрасте происходит интенсивный процесс формирования личности. Диагностируется психопатия в том случае, если уже нарушена адаптация личности в среде, а психопатические свойств а тотальны и малообратимы.

Не следует смешивать психопатию с асоциальными формами поведения: психопатия не выходит за рамки психиатрической нозологии. Среди психически здоровых преступников в результате отрицательных социальных воздействий с годами часто вырабатывается «психопатический» стиль поведения, псевдопсихопатический «штамп» реагирования. Их всегда нужно отличать от внешне сходного иногда поведения психопатических личностей, у которых имеющиеся аномалии лишь дополняются антисоциальными установками в случае длительного контактирования с преступной средой.

В связи с этим рассмотрим характерные особенности психопатического симптомокомплекса.

Для него характерно следующее: —

патохарактерологические расстройства (патологический вариант характера); —

нарушение структуры и иерархии мотивов; —

неадекватность самооценки и уровня притязаний; —

нарушение мышления в виде «относительного аффективного слабоумия»; —

нарушение прогнозирования и опоры на прошлый опыт.

Различают «ядерные» психопатии, в генезе которых главную роль

играют биологические, конституциональные факторы, и «краевые», становление которых обусловлено внешней средой, социальными факторами, прежде всего воспитанием в семье и детском коллективе, межличностными отношениями.

При психопатии особенности личности носят стойкий и тотальный характер, приводят к нарушению социальной адаптации человека (внутреннему или внешнему конфликту). При этом отсутствуют прогредиентность и не страдают собственно интеллектуально- мнестические функции.

По степени тяжести А. Е. Личко применительно к несовершеннолетним различает: 1)

тяжелую психопатию, при которой наблюдается всегда неполная и непродолжительная компенсация. Компенсаторные механизмы либо едва намечены, либо отличаются частичностью, достигая впоследствии такой гиперкомпенсации, что сами уже выступают в роли психопатических проявлений. Декомпенсации могут наступать в связи с незначительными поводами или даже без видимых причин; 2)

выраженную психопатию. Компенсация непродолжительная. Декомпенсации могут возникать от незначительных поводов, однако серьезные и длительные декомпенсации и тяжелые нарушения поведения обычно следуют за психическими травмами. Социальная адаптация бывает неполной и нестойкой; 3)

умеренную психопатию. Компенсаторные механизмы достаточны для поддержания продолжительных периодов компенсации. Срывы обычно ситуативно обусловлены, их глубина и продолжительность зависят от тяжести психической травмы. Декомпенсация проявляется в заострении психических черт и нарушениях поведения. Социальная адаптация неустойчива, снижена или ограничена. При неустойчивой адаптации легко возникают срывы; при сниженной — учатся или работают явно хуже, чем это позволяют способности; при ограниченной — жестко очерчен круг интересов или резко определена узкая область, в которой обнаруживается продуктивность.

Смотрите так же:  Бактериальная ангина комаровский

Таким образом, от нормального характера, на который наложили отпечаток неправильное воспитание, педагогическая запущенность или длительное ведение антиобщественного образа жизни, психопатия отличается наличием лежащей в ее основе неполноценности нервной системы. Патологические особенности личности значительно сужают ее адаптационные возможности и уже в силу этого имеют большое криминогенное значение. Место психопатии в генезисе и механизме преступного поведения зависит от ее тяжести.

Третьей по распространенности психической аномалией среди преступников являются органические поражения головного мозга, особенно у лиц с травматическим поражением головного мозга. В этих случаях наблюдаются остаточные явления черепно-мозговых травм, при которых, прежде всего, наблюдаются признаки травматической астении — явления раздражительности и истощаемости, утомляемости, легкого возникновения тревожных опасений и сомнений, проявления слабодушия. Появляются головные боли, головокружения, рассеянность, забывчивость, трудность сосредоточения. Часто наблюдаются психопатоподобные расстройства. При черепно-мозговых травмах легкой и средней степени, особенно полученных в детском и юношеском возрасте, эти расстройства развиваются быстро и отличаются устойчивостью. Характерны резкие колебания настроения, истерические реакции. При пониженном настроении часто отмечается злобность, при повышенном — дурашливость. Особенно утяжеляет аномалию присоединяющийся алкоголизм. Именно сочетание психопатоподобных расстройств вследствие черепно-мозговой травмы и алкоголизма особенно повышает вероятность правонарушений. Поэтому в криминологических целях очень важно своевременное лечение травм.

По данным некоторых исследователей, признаки органического повреждения мозга (энцефалопатия) обнаруживают почти 3/4 недостаточно адаптированных подростков и 1/3 несовершеннолетних и молодых преступников. В связи с этим считаем необходимым дать характеристику органического патопсихологического синдрома: —

общее снижение интеллекта; —

распад имевшихся сведений и знаний; —

мнестические расстройства, затрагивающие как долгосрочную, так и оперативную память; —

нарушение внимания и умственной работоспособности; —

нарушение операционной стороны и целенаправленности мышления; —

изменение эмоциональной сферы с аффективной лабильной неустойчивостью; —

нарушение критических способностей и само контроля.

В. М. Блейхер и И. В. Крук (1986) выделяют в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр синдромы. В клинике экзогенно-органическому синдрому соответствуют такие поражения головного мозга, как церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т.д. Эндогенно-органическому синдрому в клинике соответствуют истинная эпилепсия, а также первичные атрофические процессы в головном мозге (энцефалопатии).

Для судебной патопсихологии наибольший интерес представляют церебральный атеросклероз и посттравматические поражения головного мозга.

Церебральный атеросклероз после 60-летнего возраста встречается у 90% мужчин и 70% женщин. Однако он может начинаться и раньше у лиц, перенесших черепно-мозговую травму, злоупотребляющих алкоголем и т.д.

Начальная стадия церебрального атеросклероза носит характер неврастеноподобных расстройств: появляются утомляемость, непереносимость громких звуков и яркого света, раздражительность, нарушение сна и др. Нарушение сна проявляется в виде извращения формулы сна: ночная бессонница сочетается с повышенной сонливостью днем (засыпают на собраниях, в транспорте). В это время появляются обстоятельность мышления, затруднение переключения внимания, раздражительная слабость, слабодушие. Нарушение памяти проявляется в забывании номеров телефонов, адресов, фамилий. Типичен симптом «искания»: забывают, куда положили ту или иную вещь. Профессиональные навыки долго сохраняются, однако больные уже с трудом воспринимают новые идеи, знания. Они склонны к привычному, рутинному характеру деятельности и образу мышления. Особенно ухудшается состояние при перемене жизненного стереотипа — смене места жительства, работы и др. Постепенно «заостряются» черты личности: бережливые становятся скупыми, аккуратные — педантами и т.д. Прогрессирует деменция. Однако атеросклеротическое слабоумие долгое время остается частичным: страдает в первую очередь память, а ядро личности сохраняется. Больные длительное время осознают свою несостоятельность, поэтому стараются ее скрыть или замаскировать. Нарушение памяти происходит по закону Рибо: забываются прежде всего недавние события, а далекое прошлое воспроизводится хорошо.

Могут наблюдаться психотические нарушения, которые протекают в виде бредовых и депрессивных синдромов. Нередко при церебральном атеросклерозе бывает нелепый бред ревности, а также так называемый «старческий делирий», когда больные живут как бы в прошлом: готовятся к свадьбе, идут на свидание и т.д.

При черепно-мозговых травмах в отдаленном периоде (через 6 месяцев и больше) наблюдается развитие различных видов психоорганического синдрома.

Чаще всего бывает церебрастенический синдром с повышенной утомляемостью, головными болями, вегетативными и вестибулярными нарушениями, непереносимостью жары и езды в транспорте.

Встречается энцефалопатический синдром, сочетающий эмоциональную взрывчатость, конфликтность и некоторое интеллектуально-мнестическое снижение, которое может в некоторых случаях достигать уровня выраженного слабоумия.

Могут быть ведущими личностные нарушения (пси-хопатизация личности). Иногда возникает травматическая эпилепсия.

Общим для лиц, перенесших черепно-мозговую травму, являются обстоятельность мышления, торпидность аффектов, взрывчатость, затруднение переключения внимания, вегетативные нарушения.

Важное криминогенное значение имеет также олигофренический синдром, для которого характерно следующее: —

неспособность к обучению и формированию понятий; —

дефицит общих сведений и знаний; —

примитивность и конкретность мышления; —

неспособность к абстрагированию; —

повышенная внушаемость, эмоциональные расстройства.

Олигофрения (буквально — малоумие) — это врожденное или рано приобретенное (в первые три года жизни) слабоумие, которое выражается в недоразвитии психики в целом, преимущественно интеллекта, понятийного мышления, вследствие поражения головного мозга на ранних этапах его развития (внутриутробно, в первые месяцы и годы жизни) или обусловленное наследственной неполноценностью мозга. Распространенность олигофрении делает ее криминологической и медицинской проблемой.

Олигофрения отличается от приобретенного слабоумия (деменции) тотальностью недоразвития психики, наличием в большинстве случаев диспластических признаков строения тела, уродств, недоразвитием моторики, отсутствием прогредиентной динамики. 4.1.

Органический патопсихологический синдром

Органический (экзо- и эндогенный) патопсихологический симптомокомплекс; в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга различной этиологии, а также «эндогенно-органические» расстройства типа истинной эпилепсии и первичных атрофических процессов. «Ядро» синдрома — снижение интеллектуальных процессов (уровня обобщения, оперативной и долговременной памяти, внимания) и умственной работоспособности. В итоге — ослабление общей оперативности интеллекта, распад системы прежних знаний и опыта.

В целом психические процессы при органическом синдроме характеризуются инертностью и тугоподвижностью. Явления истощаемости психической деятельности реже встречаются при эндогенно-органическом синдроме, но типичны для экзогенно-органического синдрома.

Органический синдром включает и изменения эмоционально-личностной сферы. При этом явления аффективной лабильности или эксплозивности сочетаются со снижением критических способностей и ослаблением самоконтроля за поведением (параллельно интеллектуально-мнестическому снижению).

Патопсихологические синдромы и их роль в клинической диагностике

Синдром — патогенетически обусловленная общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами.

Психопатологические (клинические) синдромы по своим особенностям существенно отличаются от патопсихологических. Различие это обусловлено не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются. А. Р. Лурия и Ю. Ф. Поляков различают следующие уровни системы иерархии мозговых процессов:

  • — патобиологический, характеризующийся нарушениями морфологической структуры тканей мозга, протекания в них биохимических процессов и т.п.;
  • — физиологический, заключающийся в изменении течения физиологических процессов;
  • — пато- и нейропсихологический, для которого характерно нарушение протекания психических процессов и связанных с ними свойств психики;
  • — психопатологический, проявляющийся клиническими синдромами и симптомами психической патологии.

Ю. Ф. Поляков указывает, что если клинические (психопатологические) исследования обнаруживают закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то патопсихологические исследования должны дать ответ на вопрос: как нарушено протекание (структура) самих психических процессов, приводящих к этим проявлениям.

Первую попытку выделения обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И. А. Кудрявцев (1982). В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные о личности испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические симптокомплексы (синдромы):

  • — шизофренический или диссоциативный;
  • — органический; олигофренический;
  • — психопатический;
  • — симптокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов.

Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптокомплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти «ядро» патопсихологического синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического синдрома — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парцехиальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, для психогенного — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Смотрите так же:  День помощи больным проказой

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические симптокомплексы в известной мере обнаруживают сходство с таким используемым в клинической практике понятием, как органический психосиндром. Это как бы синдром обобщающего значения, характеристика которых более близка к нозологической, их выделение знаменует стадию предварительной диагностики заболевания. Это обстоятельство, а также связь такого рода синдромов с определенными кругами психических заболеваний дают основания обозначить их как регистр-синдромы. В. М. Блейхер, И. В. Крук и С. Н. Боков дополняют перечень регистр-синдромов, выделив в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр-синдромы, а в рамках психогенного — психотический и невротический. В круге эндогенных психозов можно говорить, по крайней мере, о двух регистр-синдромах — шизофренном и аффективно-эндогенном.

Таким образом, патопсихолог может оперировать в своих диагностических заключениях следующим набором регистр-синдромов.

  • 1. Шизофренический.
  • 2. Аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствует маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).
  • 3. Олигофренический.
  • 4. Экзогенно-органический (в клинике ему соответствует экзогенно-органические поражения головного мозга — церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т.д.).
  • 5. Эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге).
  • 6. Личностно-аномальный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции).
  • 7. Психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы).
  • 8. Психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

Патопсихологические синдромы

Как и в психиатрии, в патопсихологии под синдромом понимают патогенетически обусловленную общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами. В диагностическом мышлении врача правильная квалификация синдрома является подступом к определению нозологической принадлежности заболевания. Известно, однако, что выделяемые психиатрами клинические синдромы далеко не одинаковы по своей нозологической специфичности, последняя зависит от круга болезней, при которых предпочтительно наблюдается тот или иной синдром, и от степени сложности синдрома, отражающей присущие ему патогенетические и патокинетические механизмы.

Психопатологические (клинические) синдромы по своим особенностям существенно отличаются от патопсихологических. Можно думать, что различие это обусловлено не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются. В системе иерархии мозговых процессов различают такие уровни (А. Р. Лурия, 1962, 1964; Ю. Ф. Поляков, 1971,1977): патобиологический, характеризующийся нарушениями морфологической структуры тканей мозга, протекания в них биохимических процессов и т. п.; физиологический, заключающийся в изменении течения физиологических процессов; пато- и нейропсихологический, для которых характерно нарушение протекания психических процессов и связанных с ними свойств психики; психопатологический, проявляющийся клиническими синдромами и симптомами психической патологии. Так, при психических заболеваниях нарушения морфологического субстрата головного мозга и присущие им изменения протекания биохимических процессов приводят к нарушению физиологических процессов. Выпадают важные звенья функционирования психики, опосредованно нарушается течение психических процессов, прижизненно сформированных на основе физиологических. А это, в свою очередь, приводит к патологии отражения центральной нервной системой больного человека сигналов из окружающей среды. Психопатологический симптом, таким образом, является завершающим этапом сложной патогенетической цепи.

Такое представление об иерархии функционирования психики человека объясняет необходимость мультидисциплинарного подхода к ее изучению. При этом, как указывает Ю. Ф. Поляков (1971), если клинические (психопатологические) исследования обнаруживают закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то патопсихологические исследования должны дать ответ на вопрос, как нарушено протекание (структура) самих психических процессов, приводящих к этим проявлениям. Таким образом, если психопатолог констатирует наличие в клинической картине тех или иных симптомов или синдромов психической патологии и специфику их течения, то патопсихолог свое исследование направляет на раскрытие и анализ определенных компонентов мозговой деятельности, ее звеньев и факторов, выпадение которых является причиной формирования наблюдаемой в клинике симптоматики.

Это различие между психопатологическими и патопсихологическими синдромами вытекает из той разницы между психопатологией и патопсихологией, о которой шла речь выше, и в значительной мере отражает специфику присущих этим двум областям знаний методов — клинико-описательного, которым пользуется психопатология, и экспериментально-психологического, взятого на вооружение патопсихологией.

Клинические синдромы являются опосредованным выражением сложившихся нарушений психической деятельности, тогда как патопсихологические синдромы, относящиеся к более низкому уровню вертикальной иерархии формирования психических функций в норме и патологии, в значительно большей мере отражают непосредственные, присущие этим нарушениям, причинно-следственные взаимоотношения. Сущность психопатологических синдромов не может быть понята без патопсихологического и патофизиологического анализа лежащих в их основе явлений, и, в свою очередь, изучение патопсихологических синдромов невозможно без четкого клинического отграничения объекта исследования.

Систематика патопсихологических синдромов разработана значительно меньше, чем систематика клинических синдромов, хотя и последняя еще далека от совершенства.

Синдромы в патопсихологии, как и в психиатрии, различаются в значительной мере степенью своей обобщенности. Ранее (1976) мы приводили в качестве типичного примера патопсихологических синдромов выделяемые Б. В. Зейгарник типы расстройств мышления. Действительно, каждый из этих типов характеризуется своей, в значительной мере специфической, структурой, однако, как это явствует из самого принципа систематики, в ней выделяются более обобщенные группы, например нарушения операционной стороны мышления, нарушения динамики мыслительной деятельности и другие, более конкретные, являющиеся частным проявлением первых, например лабильность мышления, непоследовательность суждений. Однако между этим двумя видами патопсихологических синдромов нельзя установить такие взаимоотношения, которые соответствовали бы разделению в клинике синдромов на «большие» и «малые». Более того, выделение таких конкретных, «узких» патопсихологических синдромов дает значительно больше необходимой для диагностического процесса информации, чем выделение более общих синдромологических групп, основанное на подчеркнутом и абстрактизированном выделении признаков, общих для нескольких «узких» синдромов.

Поэтому, говоря о различной степени обобщенности патопсихологических синдромов, следует выделять синдромы многозначные, опирающиеся на более сложные, полифакторные, нарушения психической деятельности. Первую попытку выделения таких обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И. А. Кудрявцев (1982). В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные о личности испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические симптомокомплексы (синдромы): шизофренический или диссоциативный, органический, олигофренический, психопатический и симптомокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов. Например, для шизофренического симптомокомплекса наиболее патогномоничными являются симптомы распада мыслительных процессов, диссоциации личностно-мотивационной и операционно-процессуальной сфер мышления, что проявляется в нецеленаправленности мыслительной деятельности, эмоционально-выхолощенном резонерстве, ригидном схематизме, символике, искажении процесса обобщения с разноплановым подходом к выделению ведущих признаков, в актуализации латентных признаков предметов и явлений, в феномене патологического полисемантизма и т. д. Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптомо-комплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти «ядро» патопсихологического синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парциальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, при психогенном — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические синдромы различаются в диагностическом и прогностическом отношениях. Так, наиболее диагностически и нозологически информативными оказываются шизофренический и органический симптомокомплексы, наименее — психопатический. И, наоборот, наиболее выраженная тенденция к транзиторности и обратимости присуща симптомокомплексу психогенной дезорганизации умственной деятельности, наименьшая — шизофреническому. Это наблюдение автора становится понятным при соотнесении выделенных им патопсихологических симптомокомплексов с кругами психических заболеваний, схема которых была разработана А. В. Снежневским (1960) в рамках концепции о нозологической специфичности психопатологических расстройств.

Смотрите так же:  Синдром поликистоза яичником

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические симптомокомплексы в известной мере обнаруживают сходство с таким используемым в клинической практике понятием, как органический психосиндром. Это как бы синдромы обобщающего значения, характеристика которых более близка к нозологической, их выделение знаменует стадию предварительной диагностики заболевания. Это обстоятельство, а также связь такого рода синдромов с определенными кругами психических заболеваний дают основания обозначить их как регистр-синдромы. Кроме того, И. А. Кудрявцев оперирует в своих исследованиях данными, полученными в судебно-психиатрической практике. Наш опыт позволяет нам дополнить перечень регистр-синдромов, выделив в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр-синдромы, а в рамках психогенного — психотический и невротический. В круге эндогенных психозов можно говорить по крайней мере о двух регистр-синдромах — шизофреническом и аффективно-эндогенном.

Таким образом, патопсихолог может оперировать в своих диагностических заключениях следующим набором регистр-синдромов:
I — шизофренический;
II — аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).
III — олигофренический;
IV — экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга — церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т. д.);
V — эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге);
VI — личностно-аномалъный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции);
VII — психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы);
VIII — психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

Нозологическая специфичность патопсихологических регистр-синдромов существенно возрастает в связи с конкретной задачей, поставленной перед патопсихологом. Так, разграничение экзоген-но- и эндогенно-органических регистр-синдромов очень важно в дифференциальной диагностике истинной и травматической эпилепсии. Разграничение органического и олигофренического регистр-синдромов помогает уточнить природу и диагностику состояний, протекающих с интеллектуально-мнестической недостаточностью.

Введение патопсихологических регистр-синдромов в практику патопсихологических исследований в сущности обозначает рубеж диагностически-информативных рекомендаций, заключающихся в данных проведенного патопсихологом исследования. В таком аспекте понятие патопсихологического регистр-синдрома значительно глубже, чем сформулированное В. В. Николаевой, Е. Т. Соколовой и А. С. Спиваковской (1979), понимающими под патопсихологическим синдромом совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. Патопсихологические регистр-синдромы опосредованы клинически, и их использование для интерпретации результатов будет способствовать сближению позиций патопсихолога и психиатра.

В Российской Федерации знание методов выявления и анализа типичных патопсихологических синдромов у больных различными формами психических заболеваний предусматривается с 1993 года Государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования по специальностям 020400 — «Психология», 022700 — «Клиническая психология» и 031000 — «Педагогика и психология».

Ваш психолог. Работа психолога в школе.

Последние новости

Самое популярное

Патопсихологический симптомокомплекс (синдром) – совокупность нарушений (особенностей) познавательных процессов, эмоциональных и поведенческих реакций, относительно специфичных для той или иной нозологии, имеющих в своей основе ряд системообразующих факторов и интегративных психологических механизмов.

Типы патопсихологических симптомокомплексов (синдромов)

Основными типами патопсихологических симптомокомплексов являются следующие: шизофренический (диссоциативный), органический, психопатический (личностно-аномальный), олигофренический и синдром психогенной дезорганизации психической деятельности.
Для шизофренического (диссоциативного) симптомокомплекса наиболее характерными являются нарушения мыслительной деятельности, детерминированные личностной уплощенностью, изменениями смыслообразующей функции мотивов. Эти основные расстройства проявляются при патопсихологическом исследовании в виде:
• нецеленаправленности мыслительного процесса;
• непоследовательности суждений;
• специфического эмоционально выхолощенного и бесплодного резонерства, символики;
• искажений процесса обобщения с разноплановым подходом к выделению ведущих признаков;
• актуализации слабых и латентных признаков предметов и понятий;
• феноменов патологического полисемантизма, причудливости, неадекватности и, выхолощенности ассоциаций, фрагментарности восприятия;
• своеобразных динамических нарушений внимания и умственной работоспособности;
• нарушений критичности мышления;
• неадекватной самооценки.
«Ядром» патопсихологических нарушений органического симптомокомплекса выступают изменения в операциональной сфере мышления и мнестических процессах по типу снижения интеллектуальных и мнестических возможностей испытуемых при относительной сохранности личностно-мотивационного компонента мышления, достаточной адекватности эмоциональных реакций. В эксперименте отмечается:
• выраженная тенденция к образованию конкретно-ситуационных связей;
• обстоятельность суждений в сочетании со снижением всех видов запоминания;
• замедленность, стереотипность ассоциаций;
• нарушением умственной работоспособности с лабильностью внимания;
• субъективная утомляемость;
• нарушения активности и колебания качества ответов по мере увеличения интеллектуальной нагрузки;
• снижение возможности критической оценки ситуации при относительно сохранной самооценке.
Психопатический (личностно-аномальный) симптомокомплекс патопсихологических расстройств складывается из:
• нарушений самооценки;
• неадекватного уровня притязаний (чаще завышенного);
• расстройств прогностической и регуляторной функции мышления со своеобразным эмоционально насыщенным рассуждательством (резонерством);
• неустойчивости мотивации в процессе обобщения;
• выраженной аффективной логики суждений при затрагивании наиболее личностно значимых тем;
• явлений парциальной некритичности при оценке своего противоправного поведения и ситуации.
В олигофренический симптомокомплекс входят такие проявления:
• неспособность к обучению и формированию понятий;
• дефицит интеллекта;
• дефицит общих сведений и знаний;
• примитивность и конкретность мышления;
• неспособность к абстрагированию;
• повышенная внушаемость;
• эмоциональные расстройства.
Основу патопсихологического синдрома психогенной дезорганизации психической деятельности, свойственного реактивным психозам, составляют:
• аффективной ситуационной обусловленности поведения;
• характерные признаки специфической хаотичности, ненаправленности деятельности;
• своеобразные «искажения» процесса обобщения с выделением аффективно значимых признаков предметов, с аффективно обусловленными задержками, затруднениями, нарушениями в операциях опосредования, абстрагирования;
• снижение уровня обобщения, чаще динамического характера (выделение конкретных признаков);
• затруднения при понимании логических связей событий;
• неспособность осмысления относительно несложных наглядно-образных ситуаций с искаженной переработкой сюжета, вытеснением эмоционально значимого (отрицательно окрашенного) компонента;
• нарушения праксиса привычных навыков (с явлениями апраксии);
• нарушения памяти (всех ее видов: оперативной, кратковременной, отсроченной; непосредственного и опосредованного запоминания), сочетающиеся с трудностями переключения внимания, замедленным и неравномерным темпом психической деятельности.
Не все компоненты, не все симптомы, описанные выше, могут быть определены в том или ином симптомокомплексе в обязательном порядке, и с равной степенью выраженности. Однако всегда обнаруживается его «ядро». Например, нарушение селективности познавательных процессов (при шизофреническом синдроме), снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности (при органическом), аффективная обусловленность поведения с парциальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний (при психопатическом), реактивная дезорганизация умственной деятельности (при психогенном).

Перечень ригистр-синдромов дополнил В.М. Блейхер (1996):

I – шизофренический;
II – аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).
III – олигофренический;
IV – экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга – церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т. д.);
V – эндогенно-органический (в клинике – истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге);
VI – личностно-аномальный (в клинике – акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции);
VII – психогенно-психотический (в клинике – реактивные психозы);
VIII – психогенно-невротический (в клинике – неврозы и невротические реакции).

Литература:
1. Блейхер, В.М. Практическая патопсихология: Руководство для врачей и медицинских психологов. / В.М. Блейхер, И.В. Крук, С.Н. Боков. – Ростов-н/Д.: «Феникс», 1996. – С. 38–44.
2. Кудрявцев, И.А. О диагностической информативности некоторых патопсихологических синдромов / И.А. Кудрявцев // Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – 1982. – № 12. – С. 1814–1818.
3. Кудрявцев, И.А. Патопсихологические симптомокомплексы нарушений познавательной деятельности при психических заболеваниях: факторная структура и диагностическая информативность. / И.А. Кудрявцев, Ф.С.Сафуанов// Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 1989. – № 6. – С. 86–92.
4. Менделевич, В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. / В.Д. Менделевич. – М.: МЕДпресс, 1998. – С. 28–30.
5. Особенности патопсихологической квалификации результатов экспериментально-психологического исследования в условиях судебно-психиатрической экспертизы. Методические рекомендации. – М.: НИИ ОИСП им. В.П.Сербского, 1985. – 27 с.
Источник: Беребин М.А. Практикум по патопсихологии: учебное пособие / А.Ю. Рязанова. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2017. – 131 с.