Осторожно эхинококкоз!

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека информирует о том, что эпидемиологическая ситуация по эхинококкозу в Российской Федерации остаётся сложной.

Ежегодно в России регистрируется свыше 500 случаев заболевания, 14,5% составляют дети. Выявление детей в крупных городах свидетельствует о неэффективности мероприятий по дезинвазии объектов окружающей среды и отсутствие действенных мер по регулированию численности и дегельминтизации бродячих собак.

Диагноз «эхинококкоз», как правило, устанавливается на поздних стадиях заболевания, с применением преимущественно инструментальных методов исследования (ультразвуковое, рентгенография, компьютерная томография) и во время оперативных вмешательств. Ежегодно имеют место летальные случаи от данного заболевания.

За последние 12 лет заболеваемость населения области эхинококкозом стабильно превышает средне-российский уровень в 3,5-5 раз. За период с 2000-2013гг. в Саратовской области зарегистрировано 647 случаев эхинококкоза.

Эхинококкоз — тяжелейшее паразитарное заболевание, протекающее со сложной клинической картиной, приобретающее хроническое течение с множественными и сочетанными поражениями различных органов, заканчивающееся тяжелыми осложнениями, приводящими к длительной потере трудоспособности, инвалидизации.

Возбудитель эхинококкоза — мелкий ленточный червь, обитающий в кишечнике собак, кошек, волка, и других хищников, которые являются окончательными хозяевами паразитов. Человек и некоторые животные (овцы, свиньи, коровы, лошади и др.) служат промежуточным хозяином для эхинококка, в их организме развивается личиночная пузырная стадия паразита.

Пути заражения человека:

контакт с зараженными собаками, у которых часто загрязнена фекалиями шерсть;

— при сборе ягод и трав, запачканных экскрементами животных;

— при использовании воды из источников, зараженных яйцами гельминтов;

— при выделке шкур.

До 80-95% эхинококковых кист развиваются в печени и легких. Развитие кист происходит медленно: при попадании в организм их длина составляет всего несколько миллиметров, за 5 месяцев они достигают 1 сантиметра, к 10 годам своего развития кисты становятся громадных размеров и содержат несколько литров жидкости.

Эхинококкоз может протекать годами (особенно если киста растёт в глубине органа), ничем себя не проявляя, и выявится случайно (при флюорографии) или при целенаправленном исследовании (УЗИ, томографии).

Заболевание может проявиться в виде аллергических реакций, крапивницы, тупых или острых болях в правом подреберье, недомогании, снижении веса

При резком движении, падении, ушибе, поднятии тяжестей происходит разрыв кисты, который зачастую сопровождается анафилактическим шоком, комой.

Рост числа безнадзорных собак в населенных пунктах, их высокая пораженность эхинококками, интенсивность и экстенсивность экскреции яиц половозрелыми гельминтами, устойчивость онкосфер во внешней среде являются основными факторами распространения инвазии и заболеваемости населения. Это обуславливает актуальность проблемы эхинококкоза для практического здравоохранения.

Лечение зависит от локализации паразита, клинической картины и общего состояния больного. Хирургическое вмешательство, если оно возможно является основным методом лечения. При этом производят удаление кисты с ушиванием полости, оставшейся после нее, нередко резекции подвергается пораженный орган человека.

Профилактика заболевания заключается в предупреждение заражения человека, сельскохозяйственных животных, собак. Основным в профилактике заражения эхинококкозом человека является соблюдение правил личной гигиены, и недопущение попадания в рот яиц паразита как с шерсти собак и объектов окружающей среды, загрязненных фекалиями больных животных, так и при сборе грибов и ягод.

Необходимо ограничивать близкие контакты с собаками детей, тщательное мытье рук после контакта с животными поможет избежать заболевание.

Важными являются ветеринарные мероприятия, направленные на утилизацию мясных отходов зараженных домашних животных (недопущение скармливания их собакам), своевременное выявление больных животных и их лечение.

Новиков Сергей Валентинович

— ГЛАВНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ САЙТА: ECHINOCOCCUS.RU

Все виды минимально инвазивных чрескожных хирургических вмешательств под контролем ультразвука. Ультразвуковая диагностика. Консультативная помощь. Методическая помощь и обучение.

Звоните по телефону: 8(985)195-27-91

АНАЛИЗЫ КРОВИ НА ЭХИНОКОККОЗ

На эхинококк сдается только анализ крови!!

Анализ крови методом ИФА с титром антител к эхинококку!

Но! Иммунологические (серологические) методы в диагностике эхинококкоза имеют большое, но не определяющее значение!

Положительный или сомнительный анализ крови без выявленной при УЗИ/МРТ/КТ эхинококковой кисты не является подтверждением диагноза эхинококкоз.

Отрицательный анализ крови при выявленной при УЗИ/МРТ/КТ паразитарной кисте не исключает эхинококкоз!

Для выявления эхинококка в организме проводят исследование сыворотки крови методом иммуноферментного анализа (ИФА).

ИФА – определяющий метод. Позволяет определить наличие или отсутствие антител IgG к эхинококку . Анализ бывает положительный, сомнительный или отрицательный. Титр антител показывает, в каком разведении определяются антитела. Чем выше разведение, тем выше вероятность наличия эхинококка.

Перечень лабораторий исследующих антитела к антигенам эхинококка IgG в виде титра

* Прежде чем сдавать кровь в любой лаборатории на исследование ИФА IgG « Антитела к антигенам эхинококка « поинтересуйтесь, в каком виде выдается заключение.

Выявление антител класса IgG к возбудителю эхинококкоза – заболевания, поражающего печень и другие органы личинками ленточного червя.

Антитела класса IgG к Echinococcus, иммуноглобулины класса G к возбудителю эхинококкоза.

Anti-Echinococcus IgG, Echinococcus antibodies, IgG.

Иммуноферментный анализ (ИФА).

Какой биоматериал можно использовать для анализа?

Как правильно подготовиться к исследованию?

Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.

Когда человек контактирует с возбудителем эхинококкоза, его иммунная система реагирует, вырабатывая антитела IgM и IgG.

Иммуноглобулины класса G к эхинококкам в определяемых количествах появляются в крови через 6-8 недель с момента инфицирования.

Концентрация их нарастает и через 2-3 месяца достигает максимума, на котором сохраняется в течение продолжительного времени. После проведенного лечения через 2-3 месяца возможно снижение уровня антител, что говорит об успешности терапии.

Основу лабораторной диагностики эхинококкоза составляют серологические реакции – измерение антител класса G к возбудителю эхинококкоза в крови.

Для чего используется анализ?

Что означают результаты?

Референсные значения: Результат: отрицательно.

КП (коэффициент позитивности): 0 — 0,84.

Положительный результат: Положительный результат у ранее серонегативного пациента, а также значительный прирост титров в парных сыворотках, взятых с интервалом, подтверждает текущее или перенесенное инфицирование.

Отрицательный результат: Отрицательный результат может свидетельствовать об отсутствии инфекции или слишком раннем ее сроке, когда не выработался иммунный ответ. Кроме того, он может быть следствием слабого иммунного ответа у пациентов с определенными локализациями кист паразита (например, в головном мозге).

Повторные тесты на антитела, проведенные через несколько месяцев, позволяют оценивать эффективность проводимого лечения – о его успешности свидетельствует снижение уровня IgG.

Что может влиять на результат?

Соматические и инфекционные болезни, сопровождающиеся разрушением пораженных органов (цирроз печени, туберкулез легких и других тканей, онкологические заболевания), а также гельминтозы (описторхоз, фасциолез и цистицеркоз) способствуют ложноположительному результату.

Таким образом: л ожноположительная реакция может возникать из-за перекрестной реакции на другие цестоды: Echinococcus multilocularis (альвеококк) и T aenia solium (свиной цепень или свиной солитер), на некоторые другие гельминтозные болезни, на злокачественные новообразования, на цирроз печени и при наличии антител анти-Р1.

§ Анализ на антитела класса IgG к эхинококкам – основной метод определения эхинококкоза, позволяющий с уверенностью поставить диагноз, но он не лишен недостатков: его чувствительность сильно зависит от расположения паразитарных кист и состояния иммунной системы пациента .

§ При обследовании обязательно учитывают эпидемиологический анамнез: контакт с животными, употребление в пищу недостаточно обработанных продуктов, проживание в эндемичных районах.

§ Эхинококк не передается от человека к человеку .

§ Основой профилактики эхинококкоза является соблюдение правил личной гигиены. Необходимо мыть руки после контакта с почвой или животными и помнить о том, что нельзя употреблять в пищу плохо обработанные продукты, которые могут содержать яйца гельминта. Кроме того, важна регулярная диспансеризация лиц из групп риска.

§ Владельцам собак следует своевременно обследовать своих питомцев и, если необходимо, проводить их дегельминтизацию.

Эхинококкоз

Эхинококкоз – паразитарная инвазия личиночной стадией ленточного гельминта эхинококка, протекающая с поражением внутренних органов (печени, легких, сердца, головного мозга и др.) и образованием в них эхинококковых кист. Неспецифические симптомы эхинококкоза включают слабость, крапивницу, преходящее повышение температуры; специфические зависят от места локализации паразита и могут быть представлены локальными болями, тошнотой, желтухой, кашлем, очаговой неврологической симптоматикой, кардиалгией, аритмией и пр. Диагностика эхинококкоза основывается на данных инструментальных исследований (рентгена, сцинтиграфии, УЗИ, КТ) и серологических проб. Лечение эхинококкоза хирургическое.

Эхинококкоз

Эхинококкоз – гельминтное заболевание из группы цестодозов, вызываемое паразитированием в организме человека эхинококка в стадии онкосферы. В мире наибольшая заболеваемость эхинококкозом отмечается в Австралии, Новой Зеландии, Северной Африке, Южной Америке, Южной Европе, Центральной Азии. В России гельминтоз встречается в Поволжье, Приуралье, Ставропольском и Краснодарском крае, Западной Сибири, на Дальнем Востоке. В эндемичных регионах заболеваемость населения эхинококкозом достигает 5-10%. Распространенность эхинококкоза тесно связана с развитием животноводства. Учитывая тот факт, что при эхинококкозе могут поражаться различные внутренние органы, а единственно радикальным методом лечения является операция, заболевание лежит в сфере интересов торакоабдоминальной хирургии, нейрохирургии, кардиохирургии.

Причины эхинококкоза

Эхинококкоз человека вызывается личиночной стадией ленточного гельминта Echinococcus granulosus — лавроцистой. Окончательными хозяевами половозрелых гельминтов выступают животные (собаки, лисицы, волки, львы, рыси и др.), в кишечнике которых паразитируют цестоды. Человек, домашние и дикие травоядные животные (рогатый скот, свиньи, лошади, олени, лоси и др.) являются промежуточными хозяевами личиночных стадий и одновременно биологическим тупиком, поскольку не выделяют яйца эхинококка в окружающую среду и не могут служить источником инвазии.

Взрослые особи эхинококка – это мелкие гельминты длиной 2,5-8 мм и шириной 0,5-10 мм, имеющие головку с четырьмя присосками и двумя рядами крючьев, шейку и несколько члеников. В зрелых члениках содержатся яйца эхинококка с онкосферами и шестикрючной личинкой-зародышем внутри. Онкосферы выживают в большом диапазоне температур (от -30°С до +30°С), несколько месяцев сохраняются в почве, но вскоре погибают под действием солнечного света. Из кишечника окончательного хозяина яйца с испражнениями выделяются во внешнюю среду. Заражение людей эхинококкозом происходит алиментарным (при употреблении загрязненных фекалиями овощей и фруктов, воды) или контактным путем (при разделке туш или контакте с животными, инвазированными эхинококком). Высокий риск заболеваемости эхинококкозом имеют лица, занятые животноводством и уходом за животными (животноводы, охотники, работники скотобоен и др.).

Смотрите так же:  Почему худеют при туберкулёзе

Патогенез эхинококкоза

В ЖКТ человека под действием пищеварительных ферментов оболочка яйца и онкосферы растворяется и наружу выходит личинка. С помощью крючьев она внедряется в слизистую кишки, откуда попадает в венозный кровоток и в портальную систему. Большая часть онкосфер оседает в печени; иногда через нижнюю полую вену онкосферы попадают в правые отделы сердца, а оттуда – в малый круг кровообращения и легкие. Реже через легочные вены и левые отделы сердца зародыши оказываются в большом круге кровообращения и могут быть занесены в любой орган: головной мозг, селезенку, почки, мышцы и др. В результате инвазии примерно в 70-80% случаев развивается эхинококкоз печени, в 15% — эхинококкоз легких, в остальных случаях происходит поражение других органов.

После оседания зародыша эхинококка в том или ином органе начинается пузырчатая или гидатидозная стадия развития паразита. Эхинококковый пузырь представляет собой кисту, покрытую двухслойно оболочкой, состоящей из внутреннего (зародышевого) и наружного (хитинового) слоев. Киста медленно увеличивается в размерах (примерно на 1 мм в месяц), однако спустя годы может достигать гигантских размеров. Внутри эхинококкового пузыря содержится прозрачная или беловатая опалесцирующая жидкость, в которой плавают дочерние пузыри и сколексы. Дочерние пузыри эхинококка могут образовываться и снаружи хитиновой оболочки; их общее количество может достигать 1000.

Проявления эхинококкоза связаны с сенсибилизирующим влиянием паразитарных антигенов и механическим давлением кисты на органы и ткани. Паразитирование эхинококка сопровождается выделением продуктов обмена, что приводит к развитию интоксикации и аллергической реакции замедленного типа. В случае полного разрыва кисты происходит истечение ее содержимого в плевральную или брюшную полость, что может вызвать анафилактический шок. Увеличивающаяся в размерах эхинококковая киста давит на окружающие структуры, нарушая функции пораженного органа. В некоторых случаях развивается нагноение кисты; реже возможно самопроизвольная гибель эхинококка и выздоровление.

Симптомы эхинококкоза

Эхинококкоз может бессимптомно протекать годами и десятилетиями; в случае возникновения клинической симптоматики патогномоничные признаки отсутствуют. Независимо от локализации паразита в организме, эхинококкоз проходит в своем развитии три стадии: I — бессимптомную, II — стадию клинических проявлений и III — стадию осложнений. Течение латентного периода начинается от момента внедрения онкосферы в ткани и продолжается до тех пор, пока не появляются первые клинические признаки эхинококкоза. Во время II стадии больных беспокоят боли в месте локализации кисты, слабость, крапивница, кожный зуд, а также специфические симптомы, обусловленные паразитированием кистозной формы эхинококка в том или ином органе. В стадии осложненного эхинококкоза может произойти разрыв кисты и истечение содержимого в брюшную или плевральную полость с развитием перитонита, плеврита. При нагноении эхинококковой кисты присоединяются высокая лихорадка, тяжелая интоксикация. Сдавление кистой органов и тканей может вызывать развитие механической желтухи, асцита, вывихов, патологических переломов.

Для эхинококкоза печени характерны жалобы на тошноту, снижение аппетита, периодически возникающую диарею, тяжесть и боли в правом подреберье. Объективно обнаруживается гепатоспленомегалия; иногда эхинококковая киста печени пальпируется в виде округлого плотного образования. В случае сдавления кистой желчных протоков развивается механическая желтуха; при компрессии воротной вены возникает асцит, портальная гипертензия. Присоединение вторичной бактериальной флоры может приводить к формированию абсцесса печени. Наиболее тяжелым осложнением эхинококкоза печени служит перфорация кисты с развитием клиники острого живота, перитонита и тяжелых аллергических реакций. При этом происходит диссеминация эхинококков, в результате чего развивается вторичный эхинококкоз с множественный локализацией.

Эхинококкоз легких протекает с повышением температуры тела, интоксикационным синдромом, болью в груди, кашлем, кровохарканьем. Давление кисты на легочную ткань приводит к формированию ателектазов легких. При прорыве пузыря в бронхи развивается сильный кашель, цианоз, нередко — аспирационная пневмония. Крайне опасным осложнением легочного эхинококкоза является прорыв кисты в плевру и перикард, что может привести к анафилактическому шоку, резкому смещению средостения, тампонаде сердца и внезапной смерти. Инфицирование эхинококковой кисты сопровождается формированием абсцесса легкого.

Клинка эхинококкоза головного мозга характеризуется гипертензионным синдромом и очаговой неврологической симптоматикой (нарушением чувствительности, парезами конечностей, эпилептиформными приступами). При эхинококкозе сердца беспокоят загрудинные боли, напоминающие стенокардию. Компрессия кистами венечных артерий может вызвать развитие инфаркта миокарда. Часто возникают нарушения ритма и проводимости: желудочковая тахикардия, неполная и полная блокады ножек пучка Гиса, полная поперечная блокада сердца. Причинами гибели пациента с эхинококкозом сердца могут стать злокачественные аритмии, сердечная недостаточность, тампонада сердца, кардиогенный шок, ТЭЛА, постэмболическая легочная гипертензия и др.

Диагностика эхинококкоза

Правильной диагностике эхинококкоза способствует подробно собранный эпидемиологический анамнез, указывающий на тесный контакт человека с животными, эндемичность заражения. При подозрении на эхинококкоз любой локализации назначаются серологические исследования крови (ИФА, РНИФ, РНГА), позволяющие обнаружить специфические антитела к эхинококку. Специфичность и чувствительность тестов достигает 80-98%. Примерно в 2/3 случаев оказывается информативной кожно-аллергическая проба — реакция Казони.

Диапазон инструментальной диагностики эхинококкоза включает ультразвуковые, рентгеновские, томографические, радиоизотопные методы. При эхинококкозе печени информативны УЗИ гепатобилиарной системы, ангиография чревного ствола, МРТ печени, сцинтиграфия, диагностическая лапароскопия и др. Распознать эхинококкоз легких позволяет проведение рентгенографии легких и КТ грудной клетки, бронхоскопии, диагностической торакоскопии. Ведущими методами диагностики эхинококкоза головного мозга служат КТ или МРТ. При подозрении на поражение сердца выполняется ЭхоКГ, коронарография, вентрикулография, МРТ сердца. При прорыве эхинококковой кисты в просвет полых органов сколексы паразита могут быть обнаружены в исследуемом дуоденальном содержимом, мокроте. Также в этих случаях прибегают к выполнению бронхографии, холецистографии, пункционной холангиографии. Эхинококковую кисту необходимо дифференцировать от альвеококкоза, бактериальных абсцессов, кист непаразитарной этиологии, опухолей печени, легких, головного мозга и пр.

Лечение и профилактика эхинококкоза

Радикальное излечение эхинококкоза возможно только хирургическим путем. Оптимальным способом является проведение эхинококкэктомии – вылущивания кисты без нарушения целостности хитиновой оболочки. При наличии крупного пузыря вначале производится его интраоперационная пункция с аспирацией содержимого. Остаточная полость тщательно обрабатывается антисептическими растворами, тампонируется, дренируется или ушивается наглухо. В процессе операции важно не допустить попадания содержимого пузыря на окружающие ткани во избежание диссеминации эхинококка. В случае невозможности иссечения кисты при эхинококкозе легкого выполняется клиновидная резекция, лобэктомия, пневмонэктомия. Аналогичная тактика используется при эхинококкозе печени. Если иссечение эхинококковой кисты печени представляется технически невозможным, осуществляется краевая, сегментарная, долевая резекция, гемигепатэктомия. В до- и послеоперационном периоде назначается противопаразитарная терапия препаратами празиквантел, альбендазол, мебендазол.

В случае радикального удаления эхинококковых кист и отсутствия повторного заражения прогноз благоприятный, рецидивов эхинококкоза не возникает. В случае интраоперационной диссеминации сколексов через 1-2 года может возникнуть рецидив заболевания с формированием множественных эхинококковых пузырей и неблагоприятным прогнозом. Мерами предотвращения инвазии человека служат ветеринарный контроль и оздоровление животных (проведение периодической дегельминтизация собак, вакцинация овец, улучшение гигиенических условий содержания домашнего скота и т. д.). Охотники, животноводы, заводчики собак должны быть информированы об опасности заражения эхинококкозом, необходимости соблюдения мер личной гигиены. Больные, перенесшие эхинококкоз, находятся на диспансерном наблюдении в течение 8-10 лет с ежегодным проведением серологических тестов, ультразвукового и рентгенологического обследования.

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.27) на тему: Альвеококкоз и эхинококкоз печени (диагностика и хирургическое лечение)

Автореферат диссертации по медицине на тему Альвеококкоз и эхинококкоз печени (диагностика и хирургическое лечение)

На правах рукописи

\ ). Общая слабость, недомогание, похудание встречались в стадии осложненного течения альвеококкоза у 68,0% пациентов. Характерные для гельминтозов аллергические реакции (временами кожный зуд, высыпания типа крапивницы) отмечены в 34, 0% случаев альвеококкоза и 27,0% эхинококкоза печени. Механическая желтуха вызвана прорастанием паразитарного узла желчных протоков в воротах печени в 27, 4%

Основные клинические симптомы при первичном альвеококкозе и эхинококкозе печени

а правой слабость. Подреберье | недомога-ние

□ Альееококк ; 90 | 68 47 34 I €8 27

‘в Эхинококк 1 54 I 19 5 19 б

случаях альвеококкоза, а при эхинококкозе сдавленней — у 5, 4% больных. При нагноении паразитарных узлов (кист), наблюдались озноб, лихорадка у 24, 0% больных с альвеококкозом, у 14, 0% — с эхинококко-зом. Спленомегалия и асцит обнаруживались в стадии осложненного течения альвеококкоза у 2, 8% больных.

Снижение уровня гемоглобина ниже 100 г/л, лейкоцитоз, увеличение СОЭ более 30 мм/час свидетельствовали об осложненном течении заболевания (диаграмма 2).

Изменения биохимического анализа крови (гипопротеинемия, дисп-ротеинемия и гиперпротеинемия) выявлены также в стадии осложненного течения паразитарного процесса. Они указывали только на наличие функциональных нарушений печени.

Таким образом, наши исследования показали, что не существуют клинические и функциональные признаки, являющиеся патогномонич-ными для альвеококкоза и эхинококкоза печени.

Для определения эффективности инструментальных методов исследования альвеококкоза и эхинококкоза печени анализированы диагностические возможности как традиционных методов (рутинных рентгенологических), так и современных неинвазивных — УЗИ, КТ: выявление

Состояние клинической картины крови при первичном альвеококкозе и эхинококкозе печени

0 СОЭ выше15 Гемоглобин Лейкоцитоз Гипопротеинем -Г I — ■ Гиперпротеине Диспротеиноми

ММА* нижеЮО г/л вышеЮ.О -10 9/л ия ниже 6,5% мия выше8,5% я

□ Альвеококк 85 28 26 26 33 59

Б Эхинококк 30 0 11 8 8 5

очаговых образований печени (эффективность или точность метода), установление нозологической принадлежности заболевания (специфичность метода), топический диагноз (чувствительность метода).

Обзорная рентгенография органов грудной клетки выполнялась всем больным 196, а рентгенография области печени — у 125. При этом у 72 (57,6%) больных удалось выявить такие косвенные признаки очаговых образований печени, как высокое стояние и ограничение подвижности диафрагмы (40,0%), неровность и деформация ее контуров (21,0%), ге-патомегалия (28, 0%), выпотной плеврит (11,0%). Характерные для паразитарного поражения очаги обызвествления были выявлены у 55 (44, 0%) больных: у 48 — в стадии осложненного течения альвеококкоза, у 7 -соответственно эхинококкоза. Но ни в одном случае гепатограмма не отражала истинной топографии паразитарного процесса, взаимоотношений его с элементами ворот печени.

Смотрите так же:  Когда по времени суток несутся куры

Учитывая, что при альвеококкозе печени в первую очередь страдает система воротной вены, нами у 102(52, %) больных проведена портоге-патография. Целиакография — контрастирование системы печеночной артерии провели у 78 (40,0%) больных. Определенная рентгенологическая семиотика на ангиограммах (неправильной формы аваскулярный дефект, сужение диаметра долевых сосудов и очаги обызвествления в зоне дефекта) позволяет предположить характер патологического процесса, установить его связь с крупными сосудами и выявить поражение ворот печени. Размеры и локализации паразита по сегментам на ангиограммах совпали с операционными находками в 52, 8%.

Проявлениями альвеококка на сканограмме были дефект накопления радиофармпрепарата и компенсаторная гипертрофия непоражен-

ных отделов печени. Распространение и взаимоотношение паразитарного процесса с элементами ворот и магистральными сосудами на ска-нограммах у 5 больных не потвердилось на эхограммах и томограммах.

Таким образом, вышеизложенные инструментальные методы исследования малоинформативны для ранней диагностики и определения объема оперативного вмешательства при паразитарном поражении печени.

По нашим данным УЗИ обнаружило у 110 обследованных больных (эффективность 100%) очаговое образование в печени. Размеры последних колебались от 0, 2 до 15 см. Эхосемиотика эхинококковых кист характеризуется ультразвуковыми изображениями, соответствующим стадиям развития паразита. У 5 больных в стадии бессимптомного течения обнаружено инкапсулированное эхонегативное образование округлой или овальной формы, с четким ровным внутренним и внешним контурами. Диаметр кист колебался то 0, 2-2, 5 до 6 см. В стадии нео-сложненного течения в отличие от непаразитарной в полости кисты у 8 больных определяются точечные эхогенные осадочные включения (эхинококковый песок), диаметр кист от 7 до 8-9 см. А также четко выраженная плотная, сравнительно толстая стенка, определяемая по всему ее периметру. Эхонегативное образование с множеством внутренних перегородок — появление дочерних кист внутри материнской у 15 больных. У 10 из них выявлено гиперэхогенные участки неправильной формы и округлые эхонегативные участки — частичная гибель паразита. Четко определяемая плотная стенка в виде полуокружности с акустической тенью за ней — полное обызвествление стенки паразита и его гибель у 1 больной, диаметр кисты 5 см. Округлое гиперэхогенное образование, диаметром то 12 до 15 см, хаотические грубозернистые включения (погибшие дочерние пузыри) выявлены у 4 больных. У 2 из них обнаружено сдавление портальных ворот и у 1 — нижней полой вены. Таким образом, эхинококкоз печени в стадии осложненного течения выявлено у 15, в стадии неосложненного — у 8 больных. Для уточнения стадии бессимптомного течения у 2 больных дополнительно выполнены КТ и серологические реакции (РИГА, ИФА). В целом, благодаря УЗИ точный диагноз эхинококкоза печени установлен у 93% (специфичность исследования) больных.

При УЗИ альвеококковая ткань печени в стадии неосложненного течения визуализируется как объемное образование повышенной плотности, неправильной формы с неровными нечеткими контурами и эхо-сигналами средней интенсивности. В стадии осложненного течения небольшие полости распада визуализируются как эхонегативные включения небольших размеров которые могут быть одиночными или множественными. При обширном некрозе содержимое коверн представлено эхонегативным включением больших размеров неровным внутренним и внешним контурами, которое свободно смещается или фиксиро-

вано на небольшом протяжении. На основании вышеизложенного, морфологический диагноз выставлен у 90, 0%, а топический диагноз у 92, 0%.

Компьютерная томография проведена у 22 больных с альвеококко-зом и у 20 — эхинококкозом печени.

Для эхинококкоза печени характерны следующие КТ критерии: ден-ситометрические показатели выше, чем у непаразитарных кист, составляют 10-25 ед.; плотность содержимого кисты повышается (20 ед. и более) после гибели паразита. В полости кисты, в зависимости от стадии развития паразита, хорошо визуализируются дочерние пузыри; они располагаются в материнской кисте в виде ячеек округлой формы, с четкими контурами. Более толстая по сравнению с непаразитарными кистами капсула (3-4 мм), частичный или тотальный кальциноз капсулы.

По нашим данным, с помощью КТ достоверный диагноз эхинококкоза печени установлен у 95, 0% больных. Диагностическая ошибка отмечена у одной больной в стадии бессимптомного течения, когда киста трактовалась как непаразитарная. В данном случае сочетанное использование УЗИ, КТ и серологических реакций было целесообразным. У 100% обследованных больных точно установлена долевая локализация паразитарных кист.

Компьютерно-томографическое изображение альвеококкового узла в стадии неосложненного течения визуализируется в виде полостного образования печени, округлой или овальной формы, с гомогенным содержимым и неравномерно утолщенными стенками. Последняя более толстая (6-10 мм), чем у эхинококковой кисты. Кальцинаты на стенке имеют вид отдельных глыбок (у эхинококковой кисты частичные кальцинаты). Кроме того, в полости альвеококка отсутствуют дочерние пузыри. В стадии осложненного течения (93, 8% обследованных больных) часть паренхимы печени замещена объемным образованием овальной, неправильной формы или близким к форме пораженной доли. Структура образования негомогенная за счет очаговой или диффузной кальци-фикации, участка распада. В отличие от злокачественных опухолей достаточно четко визуализируются контуры и стенка (оболочка) паразитарного узла в виде ободка пониженной плотности.

Таким образом, выявление при КТ в печени объемных образований с узловой или диффузной кальцинацией, участки распада тканей с глыб-чатой кальцинацией стенки дает основание заподозрить альвеококкоз печени. Сравнительно с УЗИ метод характеризуется более высокой чувствительностью, панорамностью изображения, превосходя его, в некоторых случаях, точностью топической и специфической диагностики.

Серологические реакции в отдельности проведены у 82 больных: РЛА — у 15 (альвеококкозом-10, эхинококкозом-5), РИГА — у 40 (соответственно у 38 и у 2), ИФА — у 27 (20 при альвеококкозе, 7 при эхинококкозе

печени). Достоверность каждой из них составила: РЛА — 53, 3%; РИГА

— 80,0%; ИФА-93,0%. Одновременно РЛА и РИГА проведены у 20 больных: при альвеококкозе — у 13, эхинококкозе — у 7; РНГА и ИФА — у 41 (соответственно у 25 и у 16). Достоверность составила 75, 0% и 95, 0% соответственно.

Среди 208 обследованного населения сомнительная РНГА у 4 (ИФА отрицательная), сомнительная ИФА также у 4 (РНГА отрицательная). Общее число сомнительных реакций составило 8 наблюдений или 4,0% от всех обследованных. На УЗИ изменения со стороны печени у 7 человек не обнаружены, у мужчины (9 лет после закрытой эхинококкэкто-мии левого легкого) выявлены мелкие кальцинаты (0, 3-0, 4 см). При УЗИ из 1026 обследованного населения множественные мелкие (от 0, 2 до 0, 5 см) кальцинаты обнаружены у 8 человек. Непаразитарная киста диаметром от 3 до 5 см у 2 обследованных. Всего выявлено 10 очаговых образований печени, что составило 10% от всех обследованных. Данный контингент населения ставился на диспансерный учет.

Хирургический метод лечения, являясь единственно эффективным при альвеококкозе и эхинококкозе печени, позволяет добиться клинического выздоровления только при радикально выполненных операциях.

У 18 (48,6%) больных с эхинококкозом печени выполнены радикальные операции. В зависимости от размеров эхинококковых кист в печени (малые, средние, большие), их количества и распространенности (1-2 сегмента, 3 и более сегментов, обе доли, поражение других органов), стадии развития паразита (живой, погибший), характера осложнений (нагноение, распад), отношения к глиссоновым и кавальным воротам производили следующие операции: 1) экономные (атипические) резекции печени — у 7(29, 2%) больных; 2) обширные резекции (анатомические) — у 2 (8, 3%); 3) полузакрытая эхинококкэктомия — у 4 (16, 7%); 4) открытая эхинококкэктомия — у 1 больного (4, 2%); 5) перицистэктомия

— у 1 (4, 2%) больной; 6) закрытая эхинококкэктомия — у 3(12, 5%);

Для антипаразитарной обработки остаточной полости фиброзной капсулы нами не были использованы растворы формалина и йода в связи с высокой токсичностью и опасностью развития аллергических реакций. В качестве гермицида контактного действия использован у 5 больных 80% глицерином. Экспозиция препарата в остаточной полости до 10 минут.

Для обнаружения невидимых эхинококковых кист и предупреждения резидуального эхинококкоза, нами впервые в нашей клинике проведено интраоперационное ультразвуковое исследование печени (ИОУЗИ) у 5 больных портативным аппаратом «А1ока-650» (Япония) с миниатюрным, легко стерилизуемым датчиком. Исследование начинали с фнзикально определяемых очагов, затем датчик перемещали по остальным участкам печени. В процессе ИОУЗИ обнаружена невыяв-

ленная на УЗИ дополнительная киста правой доли диаметром до 0, 3 см, прослежены проекции сосудов и желчных протоков на поверхность печени.

Открытая эхинококкэктомия выполнена 1 больному с большой нагноившейся кистой (диаметр более 15 см) правой доли печени, проявлявшейся клиникой абсцесса. В послеоперационном периоде сформировался наружный гнойный свищ, который закрылся через 4 месяца.

Полузакрытая эхинококкэктомия произведена при нагноении больших паразитарных кист (диаметр 10-15 см) и отсутствии желчеистече-ния в полости фиброзной капсулы 4 больным. После частичного капи-тонажа фиброзной капсулы атравматическим рассасывающим шовным материалом остаточная полость дренирована силиконовой трубкой у 3 пациентов и у 1- прядью большого сальника. Выполнение закрытых эхинококкэктомий у этих больных считали опасным из-за значительных размеров кист, глубины их расположения и опасности инфицирования остаточной полости. Контроль уменьшения остаточной полости осуществлялась с помощью фистулограмм. Дренажную трубку из остаточной полости удаляли после того, как по ней прекращается эвакуация отделяемого и по данным фистулограммы полость уменьшается до диаметра дренажа. Облитерация остаточной полости постепенная, от 25 до 38 суток, без гнойных осложнений.

Перицистэктомия произведена 1 больной с кальцинированной фиброзной капсулой кисты. Вскрытие просвета кисты не производили и ее удаляли с помощью ультразвукового хирургического аппарата целиком.

При краевом расположении солитарных кист произведены экономные резекции печени: у 5 больных — атипическая резекция правой доли, у 2 — левосторонняя лобэктомия. Основанием к проведению атипической резекции служит то, что зародышевые элементы паразита находятся только внутри фиброзной капсулы и непораженная часть печени изменена незначительна. Поэтому нет необходимости проводить резекцию вдали от края кисты. При проведении атипических резекций печени нами используется методика, разработанная Б.И. Альперовичем. Операция завершается обязательным дренированием поддиафрагмального пространства через отдельный прокол брюшной стенки. Дренаж должен проходить в нижней точке образовавшейся полости и удаляется после прекращения отделяемого из раневой полости.

Паллиативные операции при эхинококкозе печени выполнены 6 больным. Операция марсупиализации (дренирование паразитарных каверн) произведена 3 больным с большими полостями распада в правой доле печени. Операция кускования паразитарного узла выполнена 2 больным с распадом паразитарного узла правой доли и прорастанием глис-соновых ворот. Одному пациенту произведена операция марсупиализации и удаление эхинококковой кисты брюшной полости.

В связи с особенностями роста альвеококкового узла в печени оперативное вмешательство по поводу данной патологии требует тщательной предоперационной подготовки. Последняя должна быть направлена на улучшение функциональных показателей печени. При поражении 3 и больше сегментов следует обращать внимание на клинические симп-. томы латентной печеночной недостаточности — головные боли, быструю утомляемость и сонливость, преходящий кожный зуд, диспепсические явления.

Смотрите так же:  Температура от укола от бешенства

ч При производстве радикальных операций основным является взаимоотношение паразитарного узла с элементами ворот печени и функциональное состояние остающейся паренхимы печени. Поэтому, когда элементы ворот не захвачены паразитарным узлом, объем остающейся паренхимы не менее 2- 3 сегментов, при отсутствии сопутствующего цирроза можно произвести различные по объему резекции печени. В нашем случае такие операции были выполнены у 23 пациентам. У 4 больных резекции были обширными: расширенная правосторонняя гемиге-патэктомия (РПГГЭ) — I, правосторонняя гемигепатэктомия (ПГГЭ) -2 и у 1 — ПГГЭ с нефрэктомией. При проведении экономных резекций обязательно учитываются анатомические структуры сосудов и протоков внутри печени в пределах автономных участков печеночной ткани (сегменты, доли). В качестве предварительного метода остановки кровотечения используются блоковидные швы через толщу паренхимы печени. А основой окончательного гемостаза является изолированная лигатура сосудов и протоков в плоскости разреза. У 16 больных произведена атипическая резекция правой доли, у 3 -левосторонняя лобэктомия. Дренирование зоны операции через отдельный прокол брюшной стенки хлорвиниловыми трубками, дополнительно сигаретным тампоном при удалении от 2 и более сегментов с близлежащими органами и анатомическими структурами.

Сочетанное поражение портальных и кавальных ворот, вовлечение в патологический процесс соседних органов (диафрагма, легкое, заб-рюшинное пространство и др.), распад паразитарного узла являются показанием к выполнению паллиативных операций. При поражении 4 и более сегментов с распадом нами выполнена операция марсупиализа-ции — дренирование паразитарных каверн у 39 больных, кускование паразита и марсупиализация — у 6. При множественном поражении печени с большой полостью распада выполнена марсупиализация справа и лобэктомия слева у одной больной. Неоднократная пункция и дренирование паразитарной каверны под контролем УЗИ выполнена одной больной с рецидивным, множественным альвеококкозом печени в стадии осложненного течения. Данная манипуляция существенно облегчала состояние больной.

На раннем послеоперационном периоде реактивный плеврит (100-

120 мл) обнаружен на 5-6 сутки после расширенных резекций печени у 6 (100%) больных. Экссудат обнаружен при УЗИ зоны операции в динамике и удален при помощи 2-3 пункций. При малом объеме (резекция до 3 сегментов) удаляемого органа этого осложнения не встречали. У 22 (84,6%) больных после экономных резекций обнаружено скопление жидкости в зоне операции, которое ликвидировано пункционно-дренажным методом под контролем УЗИ. У 2 (7,7%) больных образовался абсцесс, который ликвидирован дренированием через дополнительный разрез.

Отдаленные результаты оперативного лечения среди наших больных изучены у 41 (100%) пациента после радикальных операций: у 15 — при повторной госпитализации, при амбулаторно-поликлиническом наблюдении — у 26. После резекций печени 32 больных (альвеококкозе 23, эхинококкозе 9), эхинококкэктомии- 8 и перицистэктомии — 1 больная. Сроки обследования составили от 1 года до 7 лет. При этом учитывали характер жалоб, самочувствие и работоспособность обследуемых; производили клинический и биохимический анализы крови, иммунологические реакции; выполняли УЗИ органов брюшной полости. Изучение отдаленных результатов свыше 10 лет после произведенной операции, а также после паллиативных операций в наши задачи не входило. Тем не менее, следует отметить, что у 3 больных рецидив альвеококкоза печени через 20-25 лет после радикально выполненной операции.

Результат операции считали хорошим, если больные восстанавливали трудоспособность и не предъявляли характерных для поражения пет чени жалоб. При УЗИ отсутствовали признаки очаговых образований печени. По данным биохимических анализов функция печени была нормальной, серологические реакции (РИГА, ИФА) были отрицательными.

При наличии жалоб на ноющие боли в правом подреберье, снижение работоспособности результат операции расценивали как удовлетворительный. У этих больных выявлены незначительные функциональные нарушения, «сухие» остаточные полости при отрицательных серологических реакциях.

Результат операции считали неудовлетворительным при установлении рецидива паразитарного процесса. У таких пациентов при УЗИ, КТ обнаружено образование паразитарного характера на месте резекции, серологические реакции положительны или сомнительны.

При альвеококкозе после обширных резекций (4) у 1 больного обнаружен продолжающийся рост паразита в забрюшинное пространство справа и на месте резекции в печени. У 2 больных отмечен удовлетворительный результат, которые предъявляли ноющие боли в области печени, хотя структура печени на УЗИ была однородной. Серологические реакции: РНГА 1:80 — сомнительна, ИФА — отрицательна. Хороший результат отмечен у 1 больного.

После экономных резекций у 13 больных отмечен хороший резуль-

тат. В течение года они восстановили трудоспособность, практически жалоб не предъявляли. При УЗИ структура печени была однородной, РИГА и ИФА отрицательны. После комбинированной операции (атипическая резекция с удалением желчного пузыря или участка диафрагмы, забрюшинной клетчатки) у 2 больных отмечен хороший результат, у 3 — удовлетворительный. У1 больного через 7 лет обнаружен рецидив.

Анализ отдаленных результатов хирургического лечения эхинокок-коза печени показал, что хорошие результаты получены у 10 больных, которым произведена операция с удалением фиброзной капсулы (резекции печени, перицистэктомия) и у 3 больных — после закрытой эхи-нококкэктомии.

Среди 5 больных, которым выполнена полузакрытая эхинококкэк-томия, хороший результат получен — у 1, у 4- результат удовлетворительный. Неудовлетворительных результатов не было.

Таким образом, апробированный и предлагаемый нами комплекс диагностических мероприятий («программа-минимум», «программа-максимум») позволяет улучшить результаты хирургического лечения альвеококкоза и эхинококкоза печени.

1. Якутия попрежнему остается эндемичным по альвеококкозу, наиболее пораженными являются Вилюйская группа районов. Преимущественно болеют люди трудоспособного возраста (64, 2%) и сельских местностей (94,4%).

2. Высокая частота выявляемых осложненных форм альвеококкоза (80, 2%) и эхинококкоза (40, %) обусловлена отсутствием патогномо-ничных симптомов, специфических лабораторных изменений, характерных для данной патологии в стадиях бессимптомного и неосложненно-го течения.

3. Использование серологических реакций (РНГА, ИФА) в комплексе с УЗИ позволяет диагностировать паразитарное поражение печени в 98, 0% и может быть рекомендовано при проведении профилактических осмотров в эндемических по отношению к альвеококкозу и эхино-коккозу очагах.

4. Основу современной диагностики альвеококкоза и эхинококкоза печени в условиях клиники помимо иммунологических должны составлять ультразвуковое исследование и компьютерная томография, позволяющие определять характер, распространение, топографию и успешно решать тактические вопросы. При сочетанном использовании эффективность методов равна 100%, чувствительность — 95-97%, а специфичность — 90%.

5. Оптимальным методом хирургического лечения паразитарных кист

и узлов малых и средних размеров считаем экономную резекцию печени, закрытую эхинококкэктомию с полной ликвидацией остаточной полости методом капитонажа с использованием атравматического шовного материала. При обширных объемных поражениях методом выбора является анатомическая резекция. Как первый этап хирургического лечения при нагноении и распаде паразитарных узлов необходимо производить пункциоино — дренажное лечение.

6. Использование рекомендованной нами программы диагностики и метода лечения больных позволило существенно улучшить непосредственные результаты хирургического лечения тяжелой категории больных. Операбельность при альвеококкозе составила 65, 1%, при эхино-коккозе печени — 64, 9%. Резектабельность по отношению к общему количеству больных при альвеококкозе — 21,7%, по отношению к оперированным больным 33,3%, а при эхинококкозе печени соответственно -48, 6% и 75,0%.

Проведенные нами углубленные исследования альвеококкоза и эхи-нококкоза печени в Якутии позволяют нам рекомендовать органам практического здравоохранения:

1. Относительная доступность, безвредность, быстрота и высокая чувствительность УЗИ в сочетании с серологическими реакциями (РИГА, ИФА) позволяет использовать при проведении профилактических осмотров населения, проживающих в эндемичном по отношению к альвеококкозу и эхинококкозу улусах.

2. Оптимальным методом хирургического лечения паразитарных кист и узлов малых и средних размеров считаем закрытую эхинококкэктомию с полной ликвидацией остаточной полости методом капитонажа с использованием атравматического шовного материала, экономную резекцию печени. При обширных объемных поражениях методом выбора является анатомическая резекция. Как первый этап хирургического лечения при нагноении и распаде паразитарных узлов необходимо производить пункциоино — дренажное лечение.

3. При хирургическом лечении эхинококкоза печени, брюшной полости для антипаразитарной обработки рекомендуется применение 80 % глицерина, который обеспечивет профилактику послеоперационных рецидивов и исключают использование токсичных препаратов.

4. Лица с подозрением на альвеококкоз и эхинококкоз при отсутствии клинико-инструментальных признаков заболевания, но при сохранении положительных серологических реакций остаются на диспансерном учете с обследованием ежегодно или один раз в 2 года до уточнения диагноза. Особенно в эндемичных по данным заболеваниям очагах.

5. Больные с альвеококкозом и эхинококкозом должны концентрироваться в специализированных отделениях в связи с тем, что оперативное лечение данной категории больных требует специальной и длительной подготовки хирурга-гепатолога.

‘ Список опубликованных работ по диссертации

1. Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова, Т.М. Тяптиргянова. Альвеокок-коз печени //Актуальные вопросы здоровья населения Республики Саха (Якутия). Якутск, 1994, с. 117-119.

2. Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова. Альвеококкоз и эхинококкоз печени по данным хирургического отделения ЯРКК и ОМЦЗ. //Актуальные вопросы здоровья населения Республики Саха (Якутия). Якутск, 1994, с. 119-120.

3. Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова. Паразитарные заболевания печени по данным хирургического отделения ЯРКБ. //Актуальные вопросы клинической медицины в условиях Севера. Якутск, 1994, с. 110-112.

4. Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова. К вопросу распространения аль-веококкоза печени среди населения заречных улусов. //Тезисы второй научно-практической конференции МИ ЯГУ. Якутск, 1995, с. 42.

5. Т.С. Дягилева, В.В. Новиков. Рецидивный и резидуальный эхинококкоз. //Наука — невостребованный потенциал. Том 2, тезисы докладов. Якутск, 1996, с. 102-106.

6. Н.Ф. Кузовлев, Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова и др. Эпидемиология паразитарных заболеваний печени в Якутии. //Анналы хирургической гепатологии. Материалы 5 конференции хирургов-гепатологов. Томск, 1997, с. 43-44.

7. В. Г. Игнатьев, Т.М. Тяптиргянова, Т.С. Дягилева. Доопераци-онная диагностика механической желтухи. //Актуальные проблемы экстренной медицинской помощи. Выпуск 1. Якутск, 2ООО, с. 49-51.

8. Н.Ф. Кузовлев, В.Г. Игнатьев, Т.С. Дягилева, В.М. Михайлова. Основные клинические симптомы и лабораторные изменения при альвеококкозе и эхинококкозе печени. //Актуальные проблемы экстренной медицинской помощи. Том 2. Якутск, 2001, с. 77-80.

9. Н.Ф. Кузовлев, В.Г. Игнатьев, Т.С. Дягилева, В.И. Аржакова, В.В. Докунаев, Г.Д. Бугаев. Особенности клинического течения, диагностики и лечения альвеококкоза печени в условиях Крайнего Севера //Методические рекомендации. Якутск, 2002. С.25.