B27 Инфекционный мононуклеоз

Инфекционный мононуклеоз — инфекция, вызывающая увеличение лимфатических узлов и воспаление горла, от которой в основном страдают подростки и молодые люди. Чаще всего наблюдается в возрасте от 12 до 20 лет. Пол, генетика, образ жизни значения не имеют.

Инфекционный мононуклеоз еще называют «болезнью поцелуев», потому что она чаще всего наблюдается в подростковом возрасте и ранней молодости и передается через слюну. Еще одно название болезни — лимфоидно-клеточная ангина, обусловлено тем, что в симптомы входит опухание лимфатических узлов и высокая температура.

Вначале инфекционный мононуклеоз можно напоминать тонзиллит, но это намного более тяжелая и продолжительная болезнь.

Инфекционный мононуклеоз вызывает вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ). Он поражает лимфоциты, белые кровяные клетки, которые отвечают за борьбу с инфекцией. ВЭБ — очень распространенный вирус, и к 50-му году жизни 9 из 10 человек уже инфицированы. Симптомы могут быть следующими:

— высокая температура и потливость;

— сильнейшая боль в горле, вызывающая трудности при глотании;

— опухшие миндалины, часто покрытые плотным серовато-белым налетом;

— увеличенные и болезненные лимфатические узлы на шее, в подмышках и в паху;

— боли в животе из-за увеличенной селезенки.

Характерны также плохой аппетит, потеря веса, головные боли и слабость. У некоторых людей боль в горле и высокая температура проходят быстро, а остальные симптомы исчезают в течение месяца.

Врач диагностирует инфекционный мононуклеоз по наличию воспаления в горле, увеличенным лимфатическим узлам и высокой температуре. Для подтверждения диагноза требуются анализы крови на антитела к ВЭБ. Пока не разработано специального лечения инфекционного мононуклеоза, но проявление симптомов можно снизить самыми простыми мерами: следует пить больше жидкости комнатной температуры и принимать анальгетики, отпускаемые без рецепта, такие как парацетамол, которые будут снижать температуру и уменьшать боли. После болезни следует избегать любых силовых спортивных упражнений из-за риска разрыва увеличенной селезенки.

Почти все переболевшие инфекционным мононуклеозом полностью выздоравливают. Но у некоторых людей это занимает больше времени, а слабость сохраняется еще несколько недель или месяцев после исчезновения остальных симптомов.

Если человек переболел инфекционным мононуклеозом один раз, даже бессимптомно, то он приобретает иммунитет к этой болезни на всю жизнь.

Полный медицинский справочник/Пер. с англ. Е. Махияновой и И. Древаль.- М.: АСТ, Астрель, 2006.- 1104 с

Под маской ангины. Инфекционный мононуклеоз

Проявления инфекционного мононуклеоза могут быть похожи на обычное ОРЗ. Поэтому мононуклеоз часто остается нераспознанным, и родители начинают бить тревогу лишь тогда, когда сталкиваются с последствиями болезни. Что нужно сделать для своевременной диагностики заболевания?

Самая высокая заболеваемость мононуклеозом отмечается среди детей 3-9 лет, но чаще всего болезнь у них протекает в легких формах, которые наиболее сложны для диагностики и часто остаются нераспознанными. Основная опасность этой инфекции в том, что после перенесенного заболевания у ребенка длительно сохраняются нарушения в иммунной системе, и он становится восприимчивым к самым разнообразным микроорганизмам — бактериям, вирусам, грибам, которые могут стать причиной многочисленных инфекционных осложнений.

Инфекционный мононуклеоз — это вирусная инфекция, для которой характерны поражение лимфатических узлов, печени и селезенки, ангина и повышение температуры.

Дети первого года жизни, как правило, не болеют: они защищены антителами, полученными от матери во время внутриутробного периода развития (при условии, что мать в свое время перенесла эту инфекцию).

Возбудитель заболевания

Вызывает заболевание вирус Эпштейна-Барр, являющийся близким «родственником» вируса герпеса. Свое название этот вирус получил в честь двух канадских исследователей, которые открыли его в 1964 г. Вирус распространен во всем мире, и его можно обнаружить у большей части взрослого населения планеты. Подобно вирусу простого герпеса, однажды проникнув в организм, вирус Эпштейна-Барр навсегда остается в нем. Заболеваемость отмечается круглый год, подъемы ее случаются весной и осенью.

Вирус мало устойчив к внешним воздействиям и быстро погибает вне организма человека. Заразность его не очень велика, поэтому инфекционный мононуклеоз никогда не протекает в виде эпидемий — отмечаются только отдельные (спорадические) случаи или небольшие локальные вспышки. Передается вирус воздушно-капельным путем, но для заражения требуется длительный контакт с больным. Еще вирусные частицы можно обнаружить в слюне больного или вирусоносителя, и вторым путем передачи возбудителя может быть контактный: болезнь передается через игрушки или другие предметы, на которые попала инфицированная слюна.

После заражения вирус проникает в слизистую оболочку верхних дыхательных путей, размножается там, проникает в миндалины и лимфатические узлы. Он поражает практически все лимфоузлы, печень, селезенку. Взамен В-лимфоцитов, зараженных и поврежденных вирусом, организм начинает вырабатывать новые клетки, получившие название «атипичные мононуклеары». Они отсутствуют у здоровых людей, а их название определило современное название болезни — «мононуклеоз».

Первые признаки заболевания можно обнаружить через неделю-две после заражения. Иногда инкубационный период более длительный (может увеличиваться до 1-1,5 месяцев).

Заболевание начинается остро, с быстрым подъемом температуры до высоких цифр (38-39°С). У больного увеличиваются все лимфатические узлы, особенно заднешейные, затылочные и подчелюстные. Их увеличение заметно на глаз, при надавливании они безболезненны.

Практически всегда при инфекционном мононуклеозе поражается носоглотка и миндалины. У больных отмечается заложенность носа и затруднение носового дыхания, осиплость голоса. Дети часто храпят во сне. Небные миндалины (гланды) увеличены и воспалены, часто на них появляются налеты (сплошные или в виде отдельных островков), которые могут быть похожими на налеты при дифтерии. Их появление обычно сопровождается еще большим (до 39-39,5°С) повышением температуры и ухудшением самочувствия. Несмотря на воспалительные изменения, боли в горле у больных, как правило, нет (или она незначительна), выделения из носа тоже отсутствуют.

У всех больных обнаруживается увеличение печени и селезенки. Иногда появляется желтуха. Но тяжелых гепатитов при инфекционном мононуклеозе не бывает. Увеличение печени может сохраняться длительно, ее размеры обычно нормализуются только через 1-2 месяца от начала заболевания.

В разгар заболевания только у некоторых больных появляются высыпания на коже. Но сыпь возникает практически всегда в том случае, если больного лечили ампициллином — широко распространенным антибиотиком. Эта сыпь пятнистая, ярко-красная, очень похожая на аллергическую, держится 6-14 дней и проходит самостоятельно без какого-либо лечения. Ее появление не означает, что у больного аллергия на ампициллин и другие пенициллиновые антибиотики. Просто вирус Эпштейна-Барр непонятным образом «извращает» реакцию организма на их введение.

Течение инфекционного мононуклеоза обычно заканчивается за 2-4 недели, но иногда может затянуться до полутора месяцев.

В-лимфоциты, которые поражает вирус Эпштейна-Барр, — это одни из главных клеток иммунной системы. Поэтому заболевание сопровождается ослаблением иммунитета и повышенной восприимчивостью ребенка к другим инфекциям. Эти инфекции вызываются уже не вирусами, а, как правило, бактериями и расцениваются как осложнения инфекционного мононуклеоза. Например, каждый десятый ребенок после ангины, вызванной самим вирусом, переносит еще одну ангину, вызванную стрептококком. Также возможны гнойные отиты (воспаления среднего уха), бронхиты и воспаление легких.

Диагностика

Симптомы инфекционного мононуклеоза достаточно характерны — увеличение лимфоузлов, ангина, увеличение печени и селезенки, повышение температуры. Но не всегда каждый из этих признаков достаточно выражен, поэтому правильно поставить диагноз может только врач. В обязательном порядке назначается лабораторное исследование: диагноз выставляют в случае обнаружения в общем анализе крови характерных для инфекционного мононуклеоза клеток — атипичных мононуклеаров. Чем больше их количество, тем тяжелее протекает заболевание. Кроме того, современные лабораторные методы позволяют обнаружить в крови и сам вирус (точнее, его генетический материал), с этой целью широко используется ПЦР — полимеразная цепная реакция.

Всех больных инфекционным мононуклеозом обследуют на ВИЧ-инфекцию (дело в том, что ее ранние стадии тоже могут сопровождаться мононуклеозо-подобными симптомами). Консультация врача нужна и для того, чтобы исключить другие грозные болезни — злокачественные заболевания крови и дифтерию. Отличить инфекционный мононуклеоз от дифтерии или обычной ангины помогает бактериологическое исследование (больным делают мазок с небных миндалин, а затем посев на дифтерийную палочку и стрептококки, если эти бактерии не обнаружены — вероятность диагноза «инфекционный мононуклеоз» значительно возрастает).

Опасный вирус

Помимо инфекционного мононуклеоза, вирус Эпштейна-Барр считают виновником еще ряда более серьезных недугов: рассеянного склероза — хронического заболевания, при котором вследствие нарушений работы иммунной системы повреждаются нервные волокна, что ведет к постепенной утрате различных функций нервной системы (нарушениям зрения, потере координации, двигательным расстройствам и т.д.); онкологических заболеваний системы кроветворения; синдрома хронической усталости, который имеет разные причины и характеризуется повышенной утомляемостью, постоянным чувством сильной усталости, болями в мышцах, сонливостью и депрессией, которые длятся месяцами, а иногда и годами.

До настоящего времени нет доступного и эффективного лекарства, которое могло бы быстро уничтожить вирус в организме. Поэтому лечение направлено в первую очередь на облегчение симптомов заболевания и предупреждение развития осложнений. Больных с легкими формами лечат на дому. Детей госпитализируют в инфекционный стационар только при тяжелых формах инфекции, выраженном увеличении печени и селезенки, появлении желтухи, а также в случае необходимости подтверждения диагноза и исключения других заболеваний.

Очень важен постельный режим в остром периоде заболевания (в среднем от 1 до 3 недель): есть вероятность травмирования увеличенной селезенки и даже ее разрывов. По этой же причине детям ограничивают физическую нагрузку в течение полугода после перенесенного заболевания.

Для снижения температуры при инфекционном мононуклеозе используют парацетамол или препараты на его основе. Аспирин категорически не рекомендуется, поскольку его применение, особенно при этом заболевании, может спровоцировать развитие синдрома Рея (тяжелого поражения печени и головного мозга). Для облегчения носового дыхания назначают сосудосуживающие капли в нос, для профилактики бактериальной ангины и фарингита — полоскание зева и глотки растворами антисептиков (раствором фурациллина, настойками календулы, ромашки или шалфея). Для уменьшения интоксикации необходимо обильное теплое питье.

В некоторых случаях (тяжелое течение заболевания, значительное увеличение селезенки и лимфатических узлов) приходится назначать кортикостероидные гормоны (преднизолон), которые оказывают противовоспалительное действие.

Как бы тяжело ни протекало заболевание, оно заканчивается выздоровлением. Но нарушения в иммунной системе могут сохраняться достаточно продолжительное время (до 6 месяцев). В течение этого времени ребенок имеет повышенную восприимчивость к различным инфекциям, поэтому необходимо ограничивать его контакты с другими людьми. Организм еще долго восстанавливается после болезни: ребенок быстро утомляется, капризничает, жалуется на плохой аппетит еще несколько месяцев после выздоровления. На это время нежелательно планировать дальние поездки, в том числе и «на оздоровление», при необходимости выполнения плановых прививок их переносят на более поздний срок.

Перенесенное заболевание оставляет после себя стойкий иммунитет: несмотря на то, что вирус навсегда сохраняется в организме, рецидивов инфекционного мононуклеоза практически не бывает. Повторные заражения тем более невозможны.

Вирус Эпштейна-Барр имеет онкогенную активность (может вызывать онкологические заболевания крови), поэтому детей, у которых после клинического выздоровления длительно не восстанавливается нормальный состав клеток крови, обязательно направляют на консультацию к врачу-гематологу, у которого они в последующем длительно могут находиться на диспансерном учете.

Профилактика инфекционного мононуклеоза сводится к ограничению контактов с больными. Поскольку вирус малозаразен, то при появлении случая заболевания в организованном детском коллективе (в яслях, детском саду) никаких карантинных мероприятий не проводится — достаточно обычной влажной уборки. Детей, которые были в контакте с заболевшим, наблюдают 20 дней. Это максимальный инкубационный период заболевания, и если дети не заболели в течение этого времени — значит, заражения не было.

Специфической профилактики инфекционного мононуклеоза (например, прививок) до настоящего времени нет.

ИНФЕКЦИОННЫЙ МОНОНУКЛЕОЗ У ДЕТЕЙ: клиника, диагностика, лечение

УЗ «Городская детская инфекционная больница» г. Минска.

Инфекционный мононуклеоз является полиэтиологичным заболеванием и может вызываться различными лимфотропными инфекциями. В соответствии с МКБ 10 выделяют ИМ, вызванный гамма-герпесвирусом (вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ) или герпесвирусом 4-го типа), цитомегаловирусный ИМ, ИМ другой этиологии (на фоне аденовирусной инфекции, токсоплазмоза; инфекции, вызванной герпесвирусом 6-го или 7-го типа; в острую стадию ВИЧ-инфекции и т.д.) и ИМ неуточненной этиологии (в тех случаях, когда у пациентов с клиническими признаками ИМ не удается обнаружить ни один из известных возбудителей данного заболевания). Однако, как правило, если отдельно вопрос этиологии ИМ не оговаривается, это заболевание связывают с ВЭБ-инфекцией (ВЭБИ). Считается, что более 80-95% всех случаев типичного ИМ ассоциировано с ВЭБИ.

ВЭБ обладает тропизмом к различным клеткам, но основной мишенью для него являются В-лимфоциты и дендритные клетки, несущие на себе рецептор CD21 (или CR2 – рецептор для C3d компонента системы комплемента). Кроме В-лимфоцитов, поражается эпителий слизистой носоглотки и протоков слюнных желез. В определенных ситуациях могут инфицироваться Т-лимфоциты и NK-клетки, моноциты/макрофаги, нейтрофилы, миоэпителиальные и гладкомышечные клетки. Как и при других инфекционных заболеваниях, вызывающихся лимфотропными вирусами, исходы острой ВЭБ-инфекции (ВЭБИ) могут быть разными и являются интегративным показателем взаимодействия вируса и иммунной системы человека.

В организме человека ВЭБ может находиться в двух состояниях: в фазе активной инфекции и в латентном состоянии. Активная фаза ВЭБИ характеризуется значительным накоплением вирусных частиц, гибелью пораженных клеток, выходом вируса во внеклеточное пространство и инфицированием доступных для ВЭБ чувствительных клеток. Такой вариант развития вируса касается, в первую очередь, эпителиальных клеток ротоглотки и в значительно меньшей степени – В-лимфоцитов. Этот процесс имеет место при острой инфекции и при обострении хронической. Именно в этом цикле жизнедеятельности вируса возможно подавление его активности с помощью противовирусных препаратов, блокирующих вирусную ДНК-полимеразу и обрывающих синтез вирусной ДНК (ацикловир, валацикловир, ганцикловир, фоскарнет и др.).

Латентная фаза ВЭБИ означает, что вирус находится в ядре инфицированной клетки (в первую очередь, это В-лимфоциты памяти]) в виде эписомы. При этом вирус продуцирует минимальное количество веществ, закодированных в его ДНК (латентные мембранные протеиды, ядерные белки, мелкие РНК), которые необходимы для репликации вируса вместе с клеткой-хозяином, но без образования дополнительных вирусных частиц и без гибели инфицированной клетки. Более того, вирус «заинтересован» в том, чтобы клетка-хозяин жила как можно дольше и чтобы вирус воспроизводился вместе с ней. Оказалось, что некоторые вирусные белки способны подавлять программу апоптоза ВЭБ(+) В-лимфоцитов, индуцируя феномен «клеточного бессмертия».

При отсутствии адекватного контроля со стороны основных факторов противовирусного иммунитета (цитотоксические лимфоциты, NK-клетки, Th1-зависимые механизмы иммунного ответа) возможна неконтролируемая пролиферация ВЭБ(+) В-лимфоцитов (т.е. клеток, несущих чужеродную генетическую информацию). Потенциально это может привести к развитию В-клеточной лимфопролиферативной болезни (нередко проявляющейся малигнизацией, особенно у людей с исходным иммунодефицитом). ВЭБ-ассоциированными более чем в половине случаев являются лимфома Беркитта (в странах Африки), назофарингеальная карцинома, смешанно-клеточная лимфома Ходжкина, ряд опухолей у больных со СПИД-ом (лимфомы головного мозга, гладко-мышечная опухоль, плазмобластная лимфома, ходжкинская лимфома им др.), внеузловая NK/T-лимфома, NK-лейкемия и др.

Кроме того, ВЭБ способен вызывать поликлональную стимуляцию В-лимфоцитов, что в ряде случаев может привести к развитию аутоиммунных заболеваний (иммунные цитопении, рассеянный склероз и некоторые другие).

В тех случаях, когда происходит значительное (по экспансии и уровню вирусной нагрузки) инфицирование клеток, участвующих в защите от вируса, развиваются тяжелые, угрожающие жизни человека варианты течения ВЭБИ. Преимущественное инфицирование CD8+ лимфоцитов приводит к развитию гемофагоцитарного синдрома. В основе формирования двух вариантов хронической активной ВЭБИ лежит поражение соответственно CD4+ лимфоцитов или NK- клеток. Значительно более редкими формами хронической ВЭБИ (ХВЭБИ) являются интерстициальная пневмония, поражения ЦНС, аневризмы коронарных артерий (как при болезни Кавасаки). Одним из необычных проявлений хронической ВЭБИ является гиперчувствительность к укусам комаров.

Хорошо известно, что у детей раннего возраста острая ВЭБИ в большинстве случаев протекает субклинически или в стертой форме, без развития клиники ИМ. По некоторым данным, наиболее распространенной формой первичной ВЭБИ у детей является ОРИ, на долю которой приходится более 40 % всех случаев. Однако этот вариант течения острой ВЭБИ не имеет каких-либо специфических проявлений и обычно не верифицируется. Наиболее известным вариантом острой ВЭБИ и вторым по частоте (около 18 % всех случаев инфекции) является ИМ, имеющий очень специфические клинические проявления. Эта форма острой ВЭБИ считается характерной, в первую очередь, для подростков и молодых людей.

Таким образом, главное, что следует помнить про патогенез ИМ – в основе развития заболевания лежит индуцированное вирусом иммунное воспаление (иммуно-патологический процесс), протекающее с поражением ВЭБ-инфицированных клеток, в первую очередь В-лимфоцитов и эпителиоцитов слизистой небных миндалин. В период разгара ИМ около 10-20 % всех циркулирующих в периферической крови В-лимфоцитов. С учетом того, что в периферической крови в каждый момент времени находится всего 0,2-2% всех лимфоцитов организма человека, основным местом поражающего действия вируса являются лимфоидные органы, а в них — В-зоны (где находятся В-лимфоциты) и дендритные клетки.

По мере выздоровления количество ВЭБ(+) В-лимфоцитов уменьшается до определенного стабильного минимального уровня и в последующем сохраняется пожизненно. В крови здоровых людей содержится от 1 до 50 инфицированных ВЭБ-ом клеток на один миллион В-лимфоцитов. При этом у здоровых носителей около 5% периферических мононуклеарных клеток (в первую очередь, Т-лимфоцитов) направлены против ВЭБ, что говорит о значимости для организма человека постоянного контроля над этой инфекцией.

При благоприятном течении острой ВЭБИ по мере снижения вирусной и антигенной нагрузки параллельно с этим основная часть активированных Т-лимфоцитов, выполнивших свою функцию, погибает по механизму апоптоза, а остальные превращаются в клетки памяти.

Клинические проявления ИМ складываются из признаков синдрома системного воспалительного ответа (ССВО), поражений лимфоидных органов и ангины. Манифестация происходит, как правило, бурно с резкого повышения температуры, появления признаков интоксикации (чаще умеренно выраженных), болей в горле, заложенности носа без насморка (вследствие аденоидита) и храпа во сне. Увеличиваются шейные (прежде всего, заднешейные) и подчелюстные лимфоузлы, и нередко может отмечаться генерализованная лимфоаденопатия. Иногда лимфоаденопатия предшествует появлению развернутой клиники ИМ, опережая ее на 5-7 дней. Часто, но не всегда, образуются налеты на миндалинах, которые могут плохо сниматься шпателем (т.к. представляют собой не только компоненты воспалительного экссудата, но и погибший эпителий слизистой). Более чем у половины больных определяется увеличение печени и/или селезенки. Важным в дифференциальной диагностике между банальной стрептококковой ангиной (требующей антибактериальной терапии) и экссудативным тонзиллитом при ИМ является отсутствие или незначительная боль в горле. Т.е. когда налетына миндалинах – большие, а горло не болит, это должно заставить задуматься врача о ИМ.

Развитие всех клинических проявлений ИМ происходит в течение нескольких суток. В эти сроки симптоматика может нарастать и дополняться. Важно помнить, что развернутая клиника ИМ, все перечисленные симптомы у одного больного встречают редко. Обычно один или несколько симптомом отсутствуют. И в этом случае следует подтверждать диагноз лабораторно.

Как правило, большинство врачей ориентируется на наличие в общем анализе крови (ОАК) атипичных мононуклеаров (АМ) в количестве >10%. Это действительно позволяет констатировать ИМ. Однако, следует помнить, что АМ появляются в крови не сразу, часто с 4-5-го дня болезни, а иногда только на второй неделе заболевания. Кроме того, примерно у 5% пациентов они могут вовсе отсутствовать. В этом случае следует ориентироваться на клинические проявления и наличие в ОАК преобладания лимфоцитов и моноцитов: наличие у ребенка ангины, которая сопровождается лимфоцитозом должно навести врача на мысль о том, что ангина какая-то специфическая.

Банальные стрептококковые тонзиллиты обычно вызывают выраженные воспалительные изменения в ОАК (лейкоцитоз, нейтрофилез, выраженный сдвиг лейкоцитограммы влево, когда молодые формы нейтрофилов составляют 15-20% и более). При ИМ небольшой сдвиг формулы крови влево тоже часто имеет место (обычно в пределах 6-12%, как одно из проявлений ССВО), однако при этом отмечается лимфомоноцитоз. Кроме того, некоторые инфекции, способные протекать с мононуклеозоподобным синдромом (аденовирусная, например), не сопровождаются лимфоцитозом в лейкоцитограмме, а протекают с нейтрофилезом или нормоцитозом [Melon2005].

Косвенным признаком ИМ можно считать повышение в крови содержания трансаминаз (АсАТ обычно больше, чем АлАТ). Эта, так называемая адаптивная ферментемия, связана с перестройкой метаболизма вследствие выраженного ССВО на фоне ИМ. Поэтому у пациентов с «подозрительной» ангиной имеет смысл проведение биохимического анализа крови.

Следует помнить, что тяжелое поражение печени с развитием желтушной формы гепатита (и иногда даже фульминантного гепатита) связано не с вирусным цитолизом гепатоцитов (ВЭБ не имеет тропизма к этим клеткам), а с инфицированием в печени местных Т- и T/NK-лимфоцитов, которые и вызывают поражение гепатоцитов (клеточно-опосредованный цитолиз).

В качестве дополнительных лабораторных тестов для доказательства ВЭБИ могут быть использованы:

  1. методы определения титра гетерофильных антител (у нас – это реакция Пауль-Буннеля, за рубежом – monospot test). Диагностическая значимость его невелика, но в определенных ситуациях это исследование помогает в диагностике. Основным его достоинством является то, что гетерофильные антитела обнаруживаются при первичном ВЭБ-ассоциированном ИМ и не определяются при ИМ другой этиологии. Недостатком метода является его частый ложноотрицательный ответ у дошкольников и младших школьников,
  2. серологические методы: обнаружение IgM к капсидному антигену (viral capsid antigen) и IgG к раннему антигену ВЭБ (Epstein-Barr early antigen), соответственно анти-VCA IgM и анти EB EA IgG,
  3. определение ДНК ВЭБ методом ПЦР в крови (плазме или сыворотке), что всегда свидетельствует об активной репликации вируса (в отличие от ее обнаружения в мононуклеарах – в основном, в В-лимфоцитах — периферической крови).

Из всех клинических проявлений ИМ, пожалуй, только изменения миндалин могут быть связаны с прямым цитопатогенным действием вируса на эпителий слизистой оболочки этих структур. Но и здесь свой вклад в местные изменения вносит иммунное воспаление. Это означает, что тонзиллит (включая варианты с образованием налетов на миндалинах) по сути является асептическим воспалением, часто протекающим без присоединения вторичной бактериальной инфекции (как бы «страшно» не выглядела ротоглотка при осмотре). Поэтому без наличия косвенных признаков бактериальной суперинфекции нет необходимости в назначении антибактериальной терапии (АБТ). Такими признаками можно считать (с некоторыми оговорками) выраженные воспалительные изменения в ОАК (о чем говорилось ранее). Из острофазовых показателей, по-видимому, следует иметь в виду повышение уровня СРБ более 70-100 мг/л. Что же касается повышения СОЭ, то ее уровень при ИМ часто превышает 30 мм/ч, очевидно, вследствие увеличения в крови глобулиновой фракции белков, отражающей поликлональную стимуляцию В-лимфоцитов. При отсутствии признаков бактериальной суперинфекции назначение АБТ неоправданно. Есть данные о том, что АБТ увеличивает продолжительность сохранения ангины.

При наличии показаний к АБТ следует применять цефалоспорины 1-2 поколения, макролиды или линкосамиды и помнить, что при ИМ НЕЛЬЗЯ применять аминопенициллины из-за высокого риска развития «ампициллиновой сыпи» — как правило, обильной мелко- и крупно-пятнистопапулезной сыпи, нередко с геморрагическим компонентом, внешне сходную с полиморфной экссудативной эритемой. В основе ее генеза лежит реакция гиперчувствительности замедленного типа. Поэтому в тяжелых случаях эта экзантема способна прогрессировать с развитием синдрома Стивенса-Джонсона или даже токсического эпидермального некролиза.

Здесь будет уместно обратить внимание на то, что Н1-блокаторы не имеет смысла назначать не только при обычном течении ИМ, но и при появлении «ампициллиновой сыпи» (как бы кому-то этого не хотелось). Ни в том, ни в другом случае IgE-зависимые реакции не развиваются, «работают» Т-клеточные реакции, поэтому гистамин является одним из многих медиаторов такого воспаления и при этом типе реакций не играет существенной роли. Естественно, в случае развития крапивницы на какой-либо из применяемых препаратов, назначение Н1-блокаторов будет обосновано. Но только в этом случае.

Показанием к назначению АБТ могут быть и некоторые осложнения ИМ. Так вследствие аденоидита повышается вероятность развития отитов и синуситов. Поэтому наряду с применением средств улучшающих носовое дыхание (об этом речь пойдет ниже) в комплексную терапию следует включать и АБ, эффективны в отношении наиболее вероятных этиологических факторов этих осложнений (пневмококк, гемофильная палочка): цефалоспорины 2-3-го поколения, при их непереносимости – азитромицин.

В ситуации, когда налеты на миндалинах есть, а воспалительные изменения в общем анализе крови отсутствуют (лимфомоноцитоз с нейтропенией и отсутствием или незначительным – до 10-12% молодых форм нейтрофилов – сдвигом лейкоцитограммы влево) и уровень СРБ невысокий (до 50-70 мг/л), боль в горле незначительная или отсутствует высока вероятность участия в воспалении нормальной анаэробной флоры , активировавшейся на фоне заболевания. В этом случае можно попытаться включить в схему терапии метронидазол 7,5-10 мг/кг 3 раза в день на 7-10 дней (с оценкой эффекта через 3-4 дня: если налеты не уменьшились или уменьшились незначительно, препарат стоит отменить).

Отношение к назначению противовирусных препаратов в настоящее время уже достаточно однозначное: они не нужны во время острой ВЭБИ. Как уже говорилось, клинические проявления ИМ связаны, прежде всего, с иммуноопосредованным воспалением, а не с цитолитическим действием самого вируса. Фактически, чем сильнее иммунный ответ на ВЭБ, тем тяжелее клинические проявления ИМ (иногда даже возникает необходимость в подавлении очень выраженного, «избыточного» иммунного воспаления). Поэтому практические попытки применения противовирусных препаратов (ацикловира) не оказали влияния на тяжесть и продолжительность ИМ, хотя при этом и снижали уровень вирусной нагрузки в слюне и в лимфоидных образованиях ротоглотки, не влияя на этот показатель в В-лимфоцитах (там, в основном, вирус находится в фазе латентного цикла). После прекращения применения этих препаратов репликация вируса возобновляется до момента формирования надежного противовирусного иммунитета.

Однако при хронических ВЭБ-ассоциированных заболеваниях, при которых вирус находится в литическом цикле развития, противовирусные препараты могут иметь эффект (волосатая лейкоплакия языка, хроническая активная ВЭБИ).

Кроме того, включение противовирусных препаратов, возможно, будет полезным при тяжелых атипичных формах острой ВЭБИ, протекающих с поражением внутренних органов (фульминантный гепатит, кардит, пульмонит) и ЦНС (энцефалит, менингоэнцефалит). По-видимому, это связано с тем, что развитие этих вариантов острой ВЭБИ обусловлено поражением вирусом нетипичных для этой инфекции клеток (CD8+ цитотоксических лимфоцитов, CD4+ клеток, NK-клеток, моноцитов/макрофагов).

Больше всего вопросов в лечении ИМ возникает в отношении применения глюкокортикостероидов (ГКС). В 50-60-х годах прошлого века эти препараты применялись широко и, как считалось, с хорошим эффектом. Затем в связи с потенциально онкогенными свойствами ВЭБ, иммуносупрессивным действием ГКС и неясными последствиями действия двух этих факторов на организм каждого конкретного больного, от применения ГКС при неосложненном течении ИМ отказались. Однако и в наше время проводятся исследования по оценке влияния ГКС на пациентов с ИМ. Существуют работы, в которых показывается как эффективность этих препаратов (по крайней мере, кратковременная и в отношении некоторых симптомов), так и отсутствие влияния ГКС на степень выраженности и продолжительность сохранения симптоматики ИМ.

Мнение автора этой статьи совпадает с мнением первой группы ученых, т.к. я неоднократно видел клинический эффект от применения ГКС у детей с ИМ. Исходя из патогенеза заболевания, такого эффекта ГКС следует ожидать. Другое дело, надо ли всем детям с ИМ назначать ГКС? Однозначно – нет! ИМ — это самолимитирующееся заболевание, которое в подавляющем большинстве случаев заканчивается выздоровлением в течение 7-14 дней (здесь речь идет об острых проявлениях инфекции, т.к. остаточные явления в виде полиаденопатии, гепатолиенального синдрома, гипертрофии миндалин могут сохраняться от нескольких недель до нескольких месяцев). Показаниями к назначению ГКС должны быть только тяжелые формы ИМ, сопровождающиеся тяжелой обструкцией верхних дыхательных путей (обычно, верхних в виде тяжелого аденоидита), различными цитопениями, поражениями нервной системы. Причем, если ГКС назначаются, это не должно быть одно-двукратное введение. Обычно рекомендуется 7-14-дневный курс терапии: в течение половины этого срока назначают ГКС из расчета 1 мг/кг/сут по преднизолону (максимум – 60 мг/сут), внутрь, а затем в течение оставшегося срока дозу постепенно снижают вплоть до отмены. В некоторых случаях при неэффективности обычных доз ГКС прибегают к пульс-терапии метилпреднизолоном (15-30 мг/кг, в/вено, в течение часа, 1 раз в день, 3 дня подряд) с последующей постепенной отменой (ежедневно доза снижается на 50% вплоть до отмены).

В русскоязычной литературе последние годы широко обсуждался вопрос о применении. Если исходить из представленных выше данных о патогенезе ИМ, становится понятным, что в острый период заболевания нет необходимости в дополнительной иммуностимуляции уже развившегося иммуноопосредованого воспаления. Такая необходимость может возникнуть в периоде поздней реконвалесценции (с 3-й недели до 3-х месяцев), т.к. в это время у людей, перенесших ИМ, развивается вторичный иммунодефицит, выраженный в разной степени. Резюмируя ту информацию, которая есть в литературе по применению иммуностимуляторов, следует сказать, что при наличии клинических признаков вторичного иммунодефицита (ребенок стал чаще и дольше болеть разными инфекционными заболеваниями после перенесенного ИМ) может возникнуть необходимость в иммунокоррекции. Но в настоящее время нет надежных и доступных методов оценки эффективности разных иммуностимуляторов у конкретного ребенка. Поэтому с учетом различной чувствительности иммунной системы ребенка к разным иммуномодуляторам, подбирать такую терапию придется эмпирически и без гарантии успеха. Успокаивает только то, что у большинства детей в течение 1,5-4 месяцев изменения в работе иммунной системы нивелируются. Хотя с учетом возможности формирования активной хронической ВЭБИ вопрос о необходимости и тактике применения иммуномодуляторов остается открытым.

Еще один момент в клинике ИМ нередко тревожит врачей и заставляет предпринимать «героические» усилия по спасению больного. Это — поражение печени, точнее – повышение уровня трансаминаз. На самом деле, как уже говорилось, далеко не всегда повышение уровня АлАТ и АсАТ связано с развитием гепатита (тем более что нередко содержание АсАТ выше, чем АлАТ, что, вроде бы, не характерно для поражений печени). Но даже в тех случаях, когда имеет место преимущественное повышение концентрации АлАТ и можно думать о легкой безжелтушной форме гепатита, он проходит самостоятельно в течение 7-10 дней без всякого лечения. Поэтому использование желчегонных препаратов, гепатопротекторов, препаратов урсодезоксихолиевой кислоты является лишним и необоснованным. Не исключено, что при тяжелом желтушном варианте ИМ может быть поднят вопрос об использовании двух последних групп препаратов, но этот вопрос должен решаться в каждом случае индивидуально. К тому же, если помнить о механизмах развития поражений печени, то применение ГКС здесь будет более оправданным, особенно в случае развития фульминантного гепатита.

Говоря о поражении печени при ИМ, нельзя обойти стороной и вопрос о правильном питании таких пациентов. Нередко в нашей литературе указывают на необходимость назначения молочно-растительной диеты. Серьезных исследований по этому вопросу не поводилось. На самом деле для этого нет никаких оснований и ориентироваться нужно только на потребности ребенка, его пищевые пристрастия, аппетит и переносимость пищи. Естественно, какие-то разумные ограничения должны быть (не запрещение, а ограничение жирных и жареных продуктов, острых блюд и т.д.), однако такой образ питания полезен не только больному, но и здоровому человеку. Таким образом, пациент с ИМ должен просто правильно питаться без больших ограничений. Только больные с тяжелыми желтушными формами ИМ будут нуждаться в более строгой диете, как и больные с аналогичными формами вирусных гепатитов.

Основное же место в лечении больных с ИМ занимает симптоматическая терапия. При высокой лихорадке назначают жаропонижающие препараты (у детей это обычно парацетамол 10-15 мг/кг до 4 раз в сутки и ли ибупрофен 5-10 мг/кг до 3 раз в сутки), лучше чередуя для сохранения эффекта. При выраженных болях в горле применяют ибупрофен в той же дозе 3 раза в день, не зависимо от температуры. Полоскать рот достаточно просто водой после каждого приема пищи (применение местных антисептиков не влияет на скорость выздоровления и выраженность клинической симптоматики). Тем пациентам, которым субъективно становится легче после соляно-содовых полосканий, не стоит запрещать это делать.

Одним из характерных признаков ВЭБ-ассоциированного ИМ является заложенность носа и храп во сне. В первую очередь это связано с асептическим (иммунным) воспалением глоточной миндалины. Небольшой вклад в нарушение носового дыхания может вносить и отечность слизистой носа, но без образования экссудата. Поэтому у таких детей обычно нет отделяемого из носа, и поэтому сосудосуживающие капли, как правило, неэффективны. Исходя из собственного опыта, можно предложить в тех случаях, когда носовое дыхание сильно затруднено, но других показаний для системного назначения ГКС нет, применять местно действующие ГКС (напр., «назонекс»). Курс его применения обычно составляет 5-14 дней.

Таким образом, в основе клинической манифестации ИМ лежит иммунопатологическое воспаление, индуцированное ВЭБ-ом и опосредованное, прежде всего, факторами клеточного иммунитета. Заболевание в большинстве случаев протекает благоприятно и самостоятельно заканчивается выздоровлением. Основную роль в лечении больных с ИМ играет симптоматическая терапия, направленная на облегчение симптомов болезни. Применение антибиотиков должно быть хорошо обоснованным. Наличие налетов на миндалинах не является достаточным основанием для АБТ. В тяжелых и осложненных случаях терапия дополняется назначением короткого курса ГКС. Они показаны пациентам с обструкцией дыхательных путей, с различными цитопениями, с поражением нервной системы. Назначение Н1-блокаторов, витаминов, гепатопротекторов, местных антисептиков и т.д. в подавляющем большинстве случаев не требуется. Никакая специальная диета детям с ИМ, как правило, не нужна.

КУДИН Александр Петрович, к.м.н., доцент, зав.отделением № 5 УЗ ГДИКБ.

Ангина или мононуклеоз: как различить эти болезни?

Боль в горле у ребенка — ночной кошмар родителей. Она лишает малыша настроения, аппетита, а маму и папу радости жизни. Избавиться за один день от нее никак не получается, поэтому она вынуждает снова и снова садиться на больничный. К счастью, в подавляющем большинстве случаев боль в горле является одним из симптомов острой респираторной вирусной инфекции (острый фарингит, ларингит), не требует специального лечения и проходит за 4-7 дней без каких-либо последствий. Однако иногда она может свидетельствовать и о более серьезном недуге, среди которых два встречаются чаще других — ангина и инфекционный мононуклеоз. Как различить эти болезни и зачем вообще нужен правильный диагноз в данном случае? Подробности выясняем в новой статье на портале MedAboutMe.

Боль в горле как симптом простуды

С простудными болезнями у детей сталкиваются все родители без исключений, особенно эта проблема становится актуальной тогда, когда они начинают посещать детский сад или различные кружки. Наиболее часто боль в горле развивается в результате попадания в организм вирусов (грипп, парагрипп, аденовирусы, РС-вирусы и др.). Слизистая верхних дыхательных путей является своеобразным барьером на пути этих микроорганизмов, она принимает на себя первый удар. Поэтому многие из простудных болезней начинают именно с появления болезненных ощущений в горле.

Степень выраженности боли в горле при вирусных заболеваниях неодинакова. В легких случаях малыш жалуется на неприятные ощущения, которые возникают при глотании, разговоре, вдыхании прохладного воздуха. При тяжелой степени боль настолько выражена, что ребенок не может сглатывать слюну и полностью отказывается от пищи и воды. Однако банальная простуда редко проявляется таким образом: чаще всего все симптомы при ней присутствуют в умеренном количестве — небольшой кашель, насморк, дискомфорт в горле и субфебрильная лихорадка.

Однако есть два инфекционных заболевания, которые имеют очень похожую картину, и ведущие симптомы у них — крайне интенсивная боль в горле и лихорадка. К ним относятся инфекционный мононуклеоз и ангина.

Причины инфекционного мононуклеоза и гнойной ангины

Причины этих заболеваний совершенно разные. Инфекционный мононуклеоз — это заболевание, которое вызывается вирусами Эпштейн-Барра, являющиеся разновидностью большой группы вирусов герпеса. Передается он воздушно-капельным путем, его еще называют «болезнь поцелуев», так как наиболее распространен мононуклеоз среди старшеклассников и студентов. Однако и дети дошкольного, и школьного возраста вполне могут заразиться им при тесном контакте с инфицированными. После болезни формируется кратковременный иммунитет, защищающий лишь на несколько месяцев.

Ангина у детей чаще всего вызывается бета-гемолитическим стрептококком группы А, то есть причина ее — бактерии. Они передаются также воздушно-капельным путем от больного человека здоровому. Заболеть ей могут люди любого возраста: и дети, и взрослые. После перенесенной болезни никакого иммунитета не формируется, то есть инфицироваться можно многократно.

Как проявляются мононуклеоз и ангина у детей

В клинической картине инфекционного мононуклеоза и ангины у детей много общего. По этой причине врачам иногда бывает очень трудно поставить точный диагноз при первом осмотре и это не является следствием их недостаточной компетенции. Эти заболевания действительно очень похожи. Оба начинаются остро с явлений выраженной интоксикации. Лихорадка может подниматься до очень высоких цифр, ребенок будет просто лежать в постели, ни в силах подняться. Жаропонижающие снижают ее не полностью и лишь на 2-3 часа, после чего вновь начинается озноб и резкое повышение температуры. Иногда происходит централизация кровообращения из-за спазма периферических сосудов: при этом руки и ноги ребенка ледяные, а голова и тело — очень горячие. Это самая неблагоприятная форма лихорадки, при которой могут развиваться фебрильные судороги. Помимо этого, детей беспокоит выраженная ломота в костях, суставах, мышцах, головная боль, головокружение.

Боль в горле при обоих заболеваниях может быть выражена настолько, что ребенок не может сглатывать слюну. В результате он сплевывает ее, либо она просто стекает изо рта на подушку. Конечно ни о каком приеме пищи также речи не идет — ребенка невозможно уговорить принять даже ложечку мягкого пюре. Очень опасным является тот факт, что многие из них по причине такой сильной боли отказываются от жидкости, что в сочетании с высокой лихорадкой может стать причиной обезвоживания. При этом помимо боли непосредственно в горле у малыша часто появляется дискомфорт в подчелюстной области, вызванный увеличением лимфатических узлов.

Есть и отличия. Если клиническая картина ангины обычно вполне четкая, то вот о мононуклеозе того сказать нельзя. Иногда он протекает очень стерто, невнятно, без каких-либо конкретных симптомов. В отличие от тонзиллита, при нем могут быть насморк, кашель, боль в груди и прочие простудные признаки. Симптомом, который говорит в пользу этого заболевания, является выраженное увеличение миндалин и подчелюстных лимфатических узлов, придающие шее своеобразную форму: она может стать шире головы, похожей на бычью. При этом миндалины увеличиваются в размере до 2-3 степени и могут стать причиной затруднения дыхания, ведь для потока воздуха остается лишь небольшой просвет. Для ангины такая отечность не характерна. К тому же, при мононуклеозе иногда увеличивается печень и селезенка, что приводит к появлению болей в животе, ощущению распирания и сдавления. В крайне редких случаях может даже произойти разрыв селезенки.

Как врач может различить эти заболевания

Для того, чтобы поставить правильный диагноз, врачу необходимо обязательно заглянуть в горло ребенку. При ангине (лакунарной или фолликулярной) он увидит отечные, красные миндалины, из которых сочится гной. Особенно четко он выделяется при надавливании шпателем. Иногда он виден в виде белых точек, а в тяжелых случаях — покрывает всю поверхность миндалин. При инфекционном мононуклеозе миндалины очень сильно увеличены в размере, отечные и покрыты снаружи светлым налетом, который снимается шпателем. При надавливании выделения гноя не будет. Этот и другие симптомы позволяют доктору заподозрить, с каким же заболеванием пришлось столкнуться малышу. Однако для достоверности он все-таки отправит его на другие методы диагностики.

Главным опорным моментом в дифференциальной диагностике является общий анализ крови. При помощи него можно определить, с каким возбудителем мы имеем дело: с вирусами или бактериями. При вирусной инфекции (мононуклеоз) будет увеличено количество лимфоцитов, а при бактериальной (ангина) — нейтрофилов, при этом может повышаться количество палочкоядерных форм. В обоих случаях скорее всего будет лейкоцитоз и высокое СОЭ.

Для выявления стрептококка, как возбудителя ангины, применяют специальные тесты, результат которых можно узнать уже через несколько секунд. К сожалению, они доступны далеко не в каждой поликлинике, чаще всего им могут воспользоваться лишь врачи стационаров. Для подтверждения диагноза мононуклеоза применяют анализ крови на атипичные мононуклеары, но главный минус этого метода заключается в том, что они появляются не в начале заболевания, а на 7-10 сутки, когда больной ребенок уже идет на поправку.

Как лечат мононуклеоз и ангину

Важность в правильном определении источника инфекции и постановке диагноза заключается в том, что лечение этих заболеваний совершенно различное. Инфекционный мононуклеоз является вирусным заболеванием, то есть специфическое терапии для устранения возбудителей нет. Ряд ученых настаивает на применении противогерпетических средств (Ацикловир), некоторые — на интерферонах. Однако при этом заболевании категорически нельзя применять пенициллиновые антибиотики, так как это сопровождается появлением характерной сыпи. Ее чаще всего расценивают как аллергию и продолжают лечить антигистаминными, что совершенно неверно. Также при этой болезни категорически запрещены аспирин и парацетамол. Ацетилсалициловая кислота в принципе не применяется в педиатрии, а парацетамол может стать причиной лекарственного поражения печени именно при мононуклеозе, поэтому для снижения температуры нужно применять ибупрофен и физические методы охлаждения.

Стрептококковая ангина лечится только антибиотиками. Препараты первой линии — это пенициллиновые антибактериальные средства, альтернатива — макролиды (кларитромицин, азитромицин, джозамицин). Отсутствие лечения может привести к осложнениям со стороны почек, сердца и суставов, поэтому важно начать его как можно раньше.

Ангина и инфекционный мононуклеоз — серьезные заболевания и при малейшем подозрении следует как можно быстрее вызвать доктора на дом, либо добраться до поликлиники самостоятельно, если состояние ребенка позволит это сделать.

Смотрите так же:  Цитомегаловирус головные боли