Гепатит С: спасение найдено

Но на бесплатное лечение соглашается руководство не всех регионов

В начале лета случилась негромкая сенсация: на заседании Всемирной ассамблеи здравоохранения все 194 государства-члены ВОЗ единогласно приняли «Глобальную стратегию по вирусным гепатитам». Ее цель — полностью искоренить к 2030 году вирусные гепатиты, которые только по официальным данным ежегодно убивают около 1,4 миллиона человек и входят в число основных причин развития цирроза и рака печени.

По оценкам экспертов, если все сформулированные в Стратегии задачи по профилактике и лечению вирусных гепатитов будут выполнены, смертность от них сократится почти на 65 процентов. А значит число спасенных жизней к 2030 году в мире достигнет более 7 миллионов.

Оптимизм врачей имеет основания: как известно, для лечения гепатита В в мире регулярно появляются все более эффективные препараты, а главное — создана вакцина, позволяющая защититься с помощью прививки. В случае же с гепатитом С прививки пока нет, зато новейшие технологии сделали это заболевание полностью излечимым.

Правда немалую ложку дегтя добавляет тот факт, что почти две трети стран, входящих в ВОЗ, до сих пор не имеют собственной, национальной стратегии противодействия этим разрушительным инфекциям. Среди них — и Россия. Хотя по разным оценкам только за последние 10 лет в нашей стране число заболевших хроническим гепатитом С увеличилось более чем втрое.

В зоне риска у нас, как и везде, оказывается самая уязвимая и одновременно самая трудоспособная часть населения — люди в возрасте от 20 до 40 лет. Большинство из которых — благополучные, законопослушные граждане. Ведь заражение через иглу при употреблении наркотиков — далеко не единственный способ заболеть.

Типичная ситуация: человек получает шокирующий результат, например, при сдаче обязательных анализов на инфекции перед плановой госпитализацией, или при беременности. Шок, стресс, неожиданность (тем более, что поначалу болезнь протекает абсолютно бессимптомно), мысли о том, как и почему все это могло случиться?

Конечно, воздушно — капельным путем или через рукопожатие гепатит не передается. Однако «подхватить» смертоносный вирус вполне возможно, сделав себе пирсинг, татуировку или даже обычный маникюр в сомнительном салоне, где не заморачиваются стерилизацией инструментов. Гораздо реже заражение происходит в больнице, при переливании крови. И даже при незащищенных половых контактах с носителем гепатита С степень риска — 3−5 процента (при гепатите В она значительно выше).

Примерно в 10 — 20 процентах случаев у людей, впервые заболевших гепатитом В или С, организм может самостоятельно справиться с вирусом, выработав соответствующие антитела. Во всех остальных случаях болезнь переходит в хроническую форму. И тут, как говорится, начинается самое интересное.

Придя в себя после после шокирующего открытия, больной гепатитом неизбежно приступает к поискам клиники, врача, и денег на лечения. Последнее — немаловажно, ведь стоимость курса терапии только по минимальным оценкам будет стоить не менее полмиллиона рублей. А значит, позволить ее себе смогут далеко не все нуждающиеся.

А между тем, мировая медицина сегодня уже заявляет не просто о прогрессе — а о революции в лечении гепатита С.

— Терапия, которая применялась и в основном все еще применяется в нашей стране, основана на лечении интерферонами. Их задача — стимулировать иммунитет. Чтобы собственные защитные силы организма сами смогли победили вирус. — Комментирует доктор медицинских наук, профессор, вице-президент Научного общества гастроэнтерологов Василий Исаков.

Однако сегодня на смену тяжелым, имеющим множество побочных эффектов, сравнимых по непереносимости с химиотерапией, интерферонам пришли уже совсем другие, созданные с помощью инновационных технологий препараты «прямого действия» — они воздействуют непосредственно на белки вируса, которые отвечают за его (репликацию) размножение. Делая размножение невозможным, лечение попросту не оставляет вирусу шансов — и он в конце концов покидает организм.

Кстати, эффективность новой терапии куда выше — полное излечение оценивается до 97−99 процентов, и занимает всего 12 недель. Именно это и позволяет гепатологам всего мира говорить о революционной победе над гепатитом С. Главный для нас вопрос — о доступности эффективного лечения для наших граждан.

— Противовирусные препараты прямого действия уже прошли регистрацию в России. Получить их бесплатно также возможно — в рамках определенных программ, — говорит Василий Исаков. — Однако особенность в том, что это региональные программы, поэтому доступность лекарств во многом зависит от властей и бюджета того или иного региона.

Так, казалось бы, неразрешимую задачу сумели с успехом разрешить в Кировской области. О том, как лечение гепатита стало доступным для кировчан «СП» рассказала Елена Тихомолова, кандидат медицинских наук, заведующая 7 отделением Кировской инфекционной клинической больницы, главный внештатный инфекционист Министерства здравоохранения Кировской области:

Честно говоря, не понимаю, почему это многих удивляет. В системе ОМС (обязательного медицинского страхования — Ред.) мы лечим пациентов уже давным-давно. В ОМС, как известно, входят дорогостоящие схемы терапии по онкологии, например, по гематологии — где предусмотрена в том числе и закупка дорогостоящих лекарственных средств. Чем отличается от этого вирусный гепатит? Принципиально — ничем. Поэтому то, что система ОМС повернулась лицом к гепатиту на мой взгляд абсолютно логично. Но то, что это все-таки произошло — это заслуга прежде всего Московской области и Павла Олеговича Богомолова, главного гепатолога МО, — там несколько лет назад впервые была разработана схема лечения гепатита по ОМС.

Когда мы по примеру коллег принесли в свой минздрав такую же схему, правда еще старыми препаратами, у которых срок лечения был 48 недель и в условиях стационара -такие сроки, честно говоря, трудно укладываются в голове у руководства. Да и еще с не очень высокой эффективностью. Приходилось доказывать. Но все равно получилось. А с появлением более надежных препаратов мы эти схемы просто адаптировали.

И сегодня, кстати, уже существуют соответствующие рекомендации федерального фонда ОМС по лечению вирусных гепатитов — единственно, можно, наверное, похвастаться, что эти рекомендации появились уже позже, чем подмосковный и наш, региональный фонд ОМС начали их применять.

Понятно, что рекомендации -это еще не закон, где-то их применяют, где-то нет. Очень много по-прежнему зависит от энтузиастов, ситуацию нужно грамотно аргументировать. Должна отдать должное нашему региональному Минздраву: когда мы решали этот вопрос — все обсуждалось и одобрялось на депутатской комиссии, которая проявила и понимание ситуации, и дальновидный государственный подход.

Кстати, я не соглашусь с тем, что это очень затратный путь для бюджета — на мой взгляд он оптимальный. Если мы вкладываем огромные деньги в лечение тяжелых заболеваний и не видим, к огромному сожалению, излечения от них — то в случае с гепатитом С мы в обозримый период получаем гарантированные 90 процентов вылеченных больных. Этот аргумент, как правило, работает…

Препараты против гепатита С получили за счет бюджета в 2017 году 1,5% нуждающихся в лечении

Лечение гепатита С в России за счет бюджета получают в 13 раз меньше пациентов, чем нужно для остановки распространения заболеваемости, следует из доклада «Коалиции по готовности к лечению» (ITPCru). Стоимость курса терапии у нас значительно выше, чем в странах с сопоставимым доходом и государствах БРИКС.

Авторы доклада проанализировали 779 аукционов на закупку препаратов против вируса гепатита C на сайте zakupki.gov.ru с 1 января по 20 декабря 2017 г. Из анализа исключили аукционы конца года, контракты по которым были заключены в 2018 г.

В 2017 г. государство обеспечило препаратами 9661 пациента — это почти в 13 раз меньше, чем необходимое для снижения заболеваемости число в 123 тыс. человек, заявленное в 2016 г. главным внештатным специалистом по инфекционным болезням Минздрава России Ириной Шестаковой. По ее оценке, столько россиян ежегодно должны получать лечение, это позволило бы остановить распространение болезни и снизить заболеваемость на 40%.

Сколько пациентов лечатся за свой счет, определить невозможно, признают авторы доклада: их «в несколько раз» больше, чем получающих лекарства от государства.

По данным Всемирной организации здравоохранения, потенциальное количество невыявленных инфицированных в России достигает 5,8 млн. Темпы роста заболеваемости гепатитом С в стране снижаются, следует из статистики Роспотребнадзора. В 2017 г. выявлено 50,7 тыс. новых случаев, что на 4,2% меньше, чем в предыдущем, приводит данные РБК.

Большинство больных гепатитом С в России не получают препараты, подтвердил изданию руководитель референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора Владимир Чуланов. «Из тех пациентов, которые стоят на учете, лечение получают около 5%», — сообщил он.

По словам директора Лечебно-реабилитационного центра Минздрава Игоря Никитина, недостаточное количество пациентов на лечении отчасти связано с отсутствием средств и плохим администрированием региональных бюджетов.

В 2017 г. на препараты против гепатита государство потратило 3,6 млрд руб., подсчитали в коалиции. Это общая сумма затрат на лечение гепатита С федерального бюджета, региональных и муниципальных программ и Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). При этом основная финансовая нагрузка возложена на регионы. Доля Минздрава — 7%, или чуть более 260 млн руб. Централизованная закупка через Минздрав обеспечила лекарствами 15 регионов из 85. «Лечение хронических вирусных гепатитов входит в базовую программу ОМС. Поэтому обеспечение лекарствами больных гепатитом С — обязанность регионов», — пояснил Игорь Никитин.

Возможность закупать препараты против гепатита С с помощью ФОМС появилась в 2016 г., что позволило увеличить доступность терапии, отмечают в ITPCru. В 2017 г. помощью ФОМС воспользовались 42 региона. В большинстве случаев закупки препаратов за счет системы ОМС проводятся инфекционными, клиническими больницами и региональными центрами СПИД.

Самым обеспеченным лекарствами против гепатита регионом остается Москва. В столице действует программа по лечению гепатита — расходы города на лечение в прошлом году составили 36% всей суммы закупок, или 1,3 млрд. руб. «Фактически терапия доступна лишь в отдельно взятых регионах, где действуют региональные программы, идет обеспечение лечения за счет Минздрава или широко практикуются закупки препаратов через систему ОМС», — констатировали эксперты. По данным мониторинга авторов доклада, на Москву пришлось 45% от общего количества закупленных курсов для лечения гепатита С в 2017 г. Далее идут Крым (9,2%) и Московская область (5,6%).

Смотрите так же:  Гайморит при аллергическом рините

Современные противовирусные препараты прямого действия, по словам Игоря Никитина, эффективны в борьбе с заболеванием и практически не имеют побочных эффектов. Но стоимость курса терапии в России варьируется от 480 тыс. до 1 млн руб., это значительно выше, чем в странах с сопоставимым доходом и государствах БРИКС, таких как Бразилия, Индия, Аргентина, Малайзия, Таиланд, отмечают авторы доклада. Наиболее высокие цены на препараты — в Китае и России.

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.

Новый препарат против гепатита С произведен в России

Государственная программа помогла отечественной фарминдустрии перейти к производству современного препарата против хронического гепатита С.

Распространение вирусных гепатитов в мире ежегодно уносит жизни 1,4 миллионов человек. В нашей стране каждый год им заболевает более 50 тысяч человек, но только десятая часть получает необходимую противовирусную терапию.

Одна из наиболее тяжелых форм заболевания — хронический гепатит С (ХГС) становится все более тяжелым грузом для общества: высокая стоимость лечения, ранняя инвалидизация и преждевременная смерть больных непомерно увеличивают затраты на медицинскую помощь и социальную поддержку, а экономические издержки — потеря трудоспособности экономически активным населением и ранние летальные исходы — наносят ощутимый удар по экономике.

Поэтому от способности российской фарминдустрии производить, а при необходимости своевременно организовывать на своих мощностях производство современных препаратов, прежде всего для граждан, нуждающихся в государственной поддержке, в первую очередь зависит позитивная динамика борьбы с ХГС.

Ключевым элементом государственной политики в этом направлении является реализация Федеральной целевой программы (ФЦП) «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Как подчеркнул ответственный чиновник Минпромторга РФ , заместитель директора департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности А. В. Алехин «К ключевым задачам ФЦП относятся не только технологическое перевооружение производственных мощностей отечественной промышленности, но и научная разработка и выпуск инновационных лекарственных средств, конкурирующих с зарубежными разработками и способных реализовать цели стратегии государства по импортозамещению и обеспечению безопасности страны. В первую очередь речь идет о разработке препаратов в наиболее приоритетных и высокозатратных направлениях оказания медицинской помощи – онкологии, кардиологии, инфекционных заболеваний».

В частности, ФЦП поддерживает исследование и технологическое производство препаратов, которые способны стать ключевыми компонентами современных противовирусных схем терапии ХГС.

Как сообщили в отечественной компании «Р-Фарм», в 2011 году Минпромторг РФ заключил с компанией государственный контракт на трансфер зарубежной разработки ингибитор протеазы вируса гепатита С нарлапревир . В рамках контракта компания осуществляет перенос полного цикла производства препарата в Ярославскую область, на мощности своего фармацевтического комплекса по производству готовых лекарственных форм.

В мае 2016 года Министерством здравоохранения РФ на препарат было выдано регистрационное удостоверение и в ближайшее время он станет доступен для пациентов.

По предоставленным компанией данным, в клинические исследования и научную разработку препарата (законченные и продолжающиеся исследования) уже вложено более 700 млн. рублей.

В дальнейших планах – добиться возможности предоставить всем нуждающимся получать терапию с новым препаратом без увеличения доли бюджетных расходов на их лечение. Это позволит заметно усилить государственную поддержку пациентов с ХГС, имеющих право на государственную помощь.

Новое лекарство от гепатита с 2014 россия

Лечение гепатита С в России за счет бюджета получают в 13 раз меньше пациентов, чем нужно для остановки распространения заболеваемости, следует из доклада «Коалиции по готовности к лечению» (ITPCru).

Общественное объединение пациентов основано в 2003 году и с 2010 года ежегодно проводит мониторинг закупок препаратов для лечения ВИЧ, туберкулеза и гепатита С в России. Является участником Международной конференции AIDS в 2014 и 2016 годах и конференции в Восточной Европе и Центральной Азии EECAAC.

Авторы доклада проанализировали 779 аукционов на закупку препаратов против вируса гепатита C на сайте zakupki.gov.ru с 1 января по 20 декабря 2017 года. Из анализа исключили аукционы конца года, контракты по которым были заключены в 2018 году.

В 2017 году государство обеспечило препаратами 9 661 пациента — это почти в 13 раз меньше, чем необходимое для снижения заболеваемости число в 123 тыс. человек, заявленное в 2016 году главным внештатным специалистом по инфекционным болезням Министерства здравоохранения Ирины Шестаковой. По ее оценке, столько россиян ежегодно должны получать лечение, это позволило бы остановить распространение болезни и снизить заболеваемость на 40%.

Сколько пациентов лечатся за свой счет, определить невозможно, признают авторы доклада: их «в несколько раз» больше, чем получающих лекарства от государства.

По данным Всемирной организации здравоохранения, потенциальное количество невыявленных инфицированных в России достигает 5,8 млн. Темпы роста заболеваемости гепатитом С в России снижаются, следует из статистики Роспотребнадзора. В 2017 году выявлено 50,7 тыс. новых случаев, что на 4,2% меньше, чем в предыдущем.

В 2017 году в России, по данным Роспотребнадзора, зарегистрировано 1784 случая заболевания острым гепатитом С. «За пять месяцев 2018 года заболеваемость острым гепатитом С снизилась на 9,6% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, а заболеваемость хроническим гепатитом С — на 6,2%», — отмечает пресс-служба Минздрава в ответ на запрос РБК.​ В ведомстве не сообщили, сколько пациентов с гепатитом получили препараты в 2017 году. Обеспечение лекарствами больных вирусным гепатитом С, не относящихся к льготным категориям граждан, не предусмотрено законодательством — им оказывается бесплатная медицинская помощь, указали в Минздраве.

Директор Лечебно-реабилитационного центра Минздрава, доктор медицинских наук Игорь Никитин назвал реалистичным вывод экспертов о недостаточном количестве пациентов на лечении. «Это отчасти связано с отсутствием средств и очень плохим администрированием региональных бюджетов», — полагает профессор.

Большинство больных гепатитом С в России не получают препараты, подтвердил РБК руководитель референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора Владимир Чуланов. «Из тех пациентов, которые стоят на учете, лечение получают около 5%. Процент небольшой», — сообщил он.

Затраты регионов

В 2017 году на препараты против гепатита государство потратило 3,6 млрд руб., подсчитали в коалиции. Это общая сумма затрат на лечение гепатита С федерального бюджета, региональных и муниципальных программ и Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС).

При этом основная финансовая нагрузка возложена на регионы, отмечают эксперты ITPCru. Доля Министерства здравоохранения — 7%, или чуть более 260 млн руб. Централизованная закупка через Минздрав обеспечила лекарствами 15 регионов из 85. «Лечение хронических вирусных гепатитов входит в базовую программу ОМС. Поэтому обеспечение лекарствами больных гепатитом С — обязанность регионов», — пояснил Никитин.

Возможность закупать препараты против гепатита С с помощью ФОМС появилась в 2016 году, специалисты «Коалиции по готовности к лечению» отмечают, что это помогло увеличить доступность терапии. В 2017 году помощью ФОМС воспользовались 42 региона. «В большинстве случаев закупки препаратов за счет системы ОМС проводятся инфекционными, клиническими больницами и региональными центрами СПИД», — пояснили они.

Самым обеспеченным лекарствами против гепатита регионом остается Москва. В столице действует программа по лечению гепатита — расходы города на лечение в прошлом году составили 36% всей суммы закупок, или 1,3 млрд. руб. «Фактически терапия доступна лишь в отдельно взятых регионах, где действуют региональные программы, идет обеспечение лечения за счет Минздрава или широко практикуются закупки препаратов через систему ОМС», — констатировали эксперты. По данным мониторинга авторов доклада, на Москву пришлось 45% от общего количества закупленных курсов для лечения гепатита С в 2017 году. Далее идут Крым (9,2%) и Московская область (5,6%).

Современные противовирусные препараты прямого действия, по словам Никитина, эффективны в борьбе с заболеванием и практически не имеют побочных эффектов. Но стоимость курса терапии против гепатита в России варьируется от 480 тыс. до 1 млн руб, это значительно выше, чем в странах с сопоставимым доходом и государствах БРИКС, таких как Бразилия, Индия, Аргентина, Малайзия, Таиланд, отмечают авторы доклада. Наиболее высокие цены на препараты — в Китае и России.

В Бразилии цены на 12-недельный курс варьируются от $2 тыс. до $4 тыс., приводятся в докладе данные неправительственной организации ABIA на 2017 год. В Аргентине — от $359 до $2,4 тыс. (по данным местной организации RedLAM​ о госзакупке в марте 2018 года). В Таиланде цена была снижена до $294 благодаря праву закупать более дешевые аналоги.

Производители готовы снизить цены при гарантии долгосрочных закупок, отметил Никитин. «Но у Минздрава нет таких полномочий. Как только Минздрав захочет напрямую гарантировать закупки производителям, этим заинтересуется Генпрокуратура и Следственный комитет», — указал он.

В России конкуренция на рынке практически отсутствует, из-за чего цена на препараты не снижается, отмечается в докладе «Коалиции по готовности к лечению». Из 395 аукционов только в 19 приминали участие более одной фирмы-изготовителя. Лидерами по сумме контрактов являются «Р-Фарм» — 800 млн руб., или 22% всей суммы закупок, «Фармстандарт» — 763 млн руб., или 21% общей суммы, и «Ортат» (входит в «Р-Фарм») — 591 млн руб., или 16%.

Повысить конкуренцию и снизить цены может локализация производства препаратов против гепатита в России, подчеркнул Никитин. «Не переупаковка в блистеры, а полный цикл производства: собственное сырье и фармсубстанция», — пояснил он.

РБК направил запросы в «Р-Фарм», «Ортат» и «Фармстандарт».

Вирус гепатита С вызывает заболевание печени, которое может перерасти в пожизненную болезнь и привести к циррозу или раку. Вирус передается с кровью при инъекциях, употреблении наркотиков, небезопасном переливании крови. По данным ВОЗ, в мире от гепатита С страдают 71 млн человек. Ежегодно от него умирают около 399 тыс. инфицированных.

Пациенты и правозащитники требуют от государства отказаться от интерферона

Пациентские организации России обратились к министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой с просьбой разработать государственную стратегию по борьбе с гепатитом С. Они, в частности, просят заменить старое поколение интерфероновых лекарств с сильными побочными эффектами и низкой эффективностью на новые препараты прямого действия. Из-за патентной защиты цена оригинального курса новых лекарств в РФ составляет около 1 млн руб., в то время как курс интерферонов обойдется в пять раз дешевле. Как выяснил корреспондент “Ъ” Дмитрий Симонов, не рассчитывая на поддержку государства, пациенты вынуждены рисковать, покупая индийские дженерики у сомнительных перекупщиков, или заниматься самолечением.

Смотрите так же:  Сопли ярко зеленого цвета у взрослого

Организация «Коалиция по готовности к лечению», межрегиональная общественная организация «Вместе против гепатита» и некоммерческое партнерство Е.В.А. направили открытое письмо на имя министра здравоохранения Вероники Скворцовой, в котором предлагают ведомству разработать стратегию по профилактике и лечению гепатита на 2017–2021 годы.

Программа основывается в том числе на создании федерального регистра «пациентов с вирусными гепатитами». Главный внештатный инфекционист Минздрава Ирина Шестакова сообщила “Ъ”, что, по разным оценкам, в России гепатитом С могут быть инфицированы около 7,6 млн человек, подчеркнув, что точной статистики по заболеваемости нет. Авторы обращения предлагают Минздраву отказаться от терапии с применением интерферона «в пользу современных противовирусных препаратов».

«Это действительно недешевые препараты»

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), до 2011 года лечение гепатита С заключалось в применении интерфероновой терапии. По словам заслуженного врача РФ Виктора Пасечникова, ее суть заключается в том, что специальные белки, которые вводятся с инъекциями, вызывают иммунный ответ организма, побуждая уничтожить вирус. «Эти схемы показывают успешный результат в среднем только в 40–60%. Кроме того, интерфероны эффективны не для каждого генотипа вируса»,— пояснил господин Пасечников.

По словам заслуженного врача РФ, интерфероновые схемы «нельзя назначать пациентам с фиброзом (образование рубцов на органах из-за длительного воспаления.— “Ъ”) и циррозом печени (хроническое заболевание, требующее пересадки органа,— “Ъ”)». Также в ходе терапии нередко появляются побочные эффекты, из-за которых приходится останавливать лечение.

«Мы не можем оценить, сколько денег необходимо для лечения гепатита»

В 2013 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило применение нового поколения противовирусных препаратов для лечения гепатита С. Согласно исследованию, опубликованному американским журналом Annals of Internal Medicine, противовирусные препараты почти в два раза эффективнее интерферонов.

«Эти препараты, в отличие от интерферонов, напрямую воздействуют на вирус и показывают эффективность в 95%,— пояснил господин Пасечников.— Ими также можно лечить больных с циррозом и фиброзом. Конечно, как и у любого лекарства, здесь есть свои побочные эффекты, но в целом противовирусные схемы пациенты хорошо переносят».

Согласно американскому сервису для поиска лекарств GoodRx, препараты прямого действия для лечения гепатита С вошли в список самых дорогих лекарств 2017 года.

«Это действительно недешевые препараты. Стоимость курса лечения запатентованным лекарством в России обойдется в 1 млн руб. Для сравнения: 24-недельный курс лечения интерфероновым препаратом пегальтевира в среднем на коммерческой основе обойдется в 200 тыс. руб. (96 тыс. по госзакупкам)»,— пояснила Юлия Драгунова, представитель «Коалиции по готовности к лечению». По ее данным, за 2016 год в ходе госзакупок было реализовано от 6,4 тыс. до 8,4 тыс. курсов (в том числе противовирусных препаратов прямого действия) для лечения гепатита.

«Спасибо фондам, которые помогают нам находить препараты нового поколения,— рассказал Виктор Пасечников.— Правда, отдаем мы их самым нуждающимся — больным с осложнениями, интерфероновые схемы для которых не подходят».

По данным отчета, подготовленного «Коалицией по готовности к лечению», терапию на основе противовирусных препаратов прямого действия в 2016 году получили «менее 0,1% от общего оценочного числа и около 0,5% от числа стоящих на учете».

Согласно опубликованным Минздравом рекомендациям по лечению гепатита С в 2017 году, больным «целесообразно назначать противовирусную монотерапию препаратами интерферонового ряда», в то время как ВОЗ в феврале 2016 года рекомендовала «использовать схемы противовирусных препаратов прямого действия вместо схем с пегилированным интерфероном». В отчете «Коалиции» также сказано, что «в 2016 году в РФ не была доступна ни одна из основных схем первой линии, рекомендуемых ВОЗ для лечения вирусного гепатита С».

Почему пациентам Федерального центра СПИДа придется обратиться за помощью в регионы

Главный внештатный инфекционист Минздрава Ирина Шестакова объяснила “Ъ” ситуацию тем, что «врач может назначить интерфероны не потому, что не хочет назначать безынтерфероновые схемы, а потому, что некоторые категории пациентов (молодого возраста, без сопутствующей патологии) могут успешно лечиться интерферонами».

В ситуации, когда врачи назначают устаревшие препараты, а оригиналы противовирусных лекарств стоят около 1 млн руб., выходом для тысяч пациентов стали дженерики — лекарства, на действующее вещество которых истек срок патентной защиты, поэтому фармкомпании выходят с ними на рынок с гораздо более низкой ценой. В России продажа дженериков для лечения гепатита С запрещена из-за действия патента компании-правообладателя Gilead (США).

«Из-за запрета пациенты на свой страх и риск привозят препараты из-за рубежа, чаще из Индии. В таких случаях я не имею права отказать: у нас запрещен лекарственный оборот, а не лечение»,— рассказал господин Пасечников.

При этом врачи «предупреждают о риске, что препарат может быть некачественным».

«Парень, ты не парься, здесь полгорода с этим ходят»

Как показывает практика, не все инфекционисты знают о мировом прорыве в лечении гепатита С. Молодой человек Игорь (он просил не называть фамилию в СМИ) из Брянской области рассказал “Ъ”, что большинство врачей, к которым он обращался, не знают, что гепатит С излечим: «В клинике врач мне открыто сказал: “Парень, ты не парься, здесь полгорода с этим ходят — и ничего. Это не лечится”».

Почему ФСИН могла получить право закупать лекарства от ВИЧ и гепатита самостоятельно

Решив не начинать лечение интерферонами, он отправился в интернет на форумы пациентов, где узнал про новое поколение препаратов. Там же ему посоветовали фирму, которая занимается перепродажей дженериков из Индии в Россию. «Я почитал отзывы о ней (плюс учитывал дату регистрации, фотографии посылок) и начал переписываться с консультантом»,— рассказал Игорь.

Он начал лечение самостоятельно, изучая истории болезней пользователей с форумов, а представитель фирмы-поставщика помог с подбором препаратов. «Меня консультировали в режиме онлайн, назвав схему лечения, ориентируясь на генотип вируса, степень фиброза печени и вирусную активность»,— поясняет молодой человек.

При этом Игорь не скрывает, что подобное решение «принимать таблетки на свой страх и риск, возможно, было ошибкой». Он не рассчитывал на помощь врачей и в конечном счете «потерял всякое доверие к ним».

На лечение дженериками Игорь потратил $1250 (71,5 тыс. руб.): $880 на препараты плюс $370 на таможенные сборы. Каждый месяц молодой человек сдавал анализы и отправлял их консультанту по почте, тот давал советы по дальнейшему лечению. Через три месяца анализ показал, что вируса не обнаружено.

По мнению специалиста «Коалиции по готовности к лечению» Юлии Драгуновой, проблем с законом не должно возникнуть, если пациент может доказать, что покупает препараты для собственных, а не коммерческих целей. «Не зарегистрированные торговые марки, имеющие в составе действующие вещества, которые зарегистрированы на территории России, например софосбувир, симепревир, в любом случае не входят в перечень наркотических или сильнодействующих, ядовитых веществ. Соответственно, законодательство не препятствует ввозу данных препаратов для личного использования из-за рубежа. При этом риски, связанные с качеством препарата, пациент берет на себя»,— пояснила госпожа Драгунова.

Дмитрий Медведев утвердил план мероприятий борьбы с распространением ВИЧ

Опрошенные “Ъ” пациенты сообщили, что из-за законодательного запрета на дженерики в России пациентам приходится заказывать лекарства у «проверенных» поставщиков, рассчитывая на отзывы других клиентов. Так, например, поступила Анна из Екатеринбурга, которая долгое время не решалась на прием дженериков из-за опасения «попасть на контрафакт». «Про дженерики я узнала от врача, когда отдыхала в санатории. Она меня просто уговаривала ими пролечиться, но, если честно, я боялась: их нужно было заказывать непонятно где и непонятно откуда. Странные схемы меня пугали»,— рассказала Анна.

Однако у ее знакомых уже был опыт успешного излечения от гепатита С индийскими препаратами. Схема заказа, как и сумма, была примерно такая же, как в истории Игоря. Но в отличие от него, Анна написала заявление в больнице, что все риски по лечению она берет на себя. Врач-инфекционист подбирал ей комбинацию препаратов и контролировал результаты анализов.

«Там они легально покупают эти дженерики и пересылают в Россию»

«Поставщик», к которому обратилась Анна, рассказал корреспонденту “Ъ”, что сам долгое время страдал от гепатита С. На фоне заболевания у него начала обостряться болезнь Бехтерева (хроническое воспалительное заболевание позвоночника и суставов), при которой лечение интерферонами противопоказано. Он вылечился, принимая индийские дженерики противовирусных препаратов. «Я опубликовал видео на YouTube, в котором рассказал, как вылечил гепатит. После ко мне начали обращаться люди с вопросами. Сейчас я помогаю им покупать препараты»,— рассказал Юрий.

Его знакомые в Индии зарегистрировали фирму: «Там они легально покупают эти дженерики и пересылают в Россию». За полгода Юрий помог около 500 больным. Он подчеркнул, что он никому не назначает препараты и не дает консультаций, а в случае возникновения вопросов советует компетентных медиков.

Как жалобы пациентов с ВИЧ на нехватку препаратов дошли до Росздравнадзора

Корреспонденту “Ъ” также удалось связаться с консультантом, которая подбирала схемы лечения для Игоря. По ее словам, в год к услугам организации обращаются около 3 тыс. пациентов с гепатитом С.

В 2016 году вопрос с дженериками для лечения гепатита С поднимался на президентском уровне. Тогда Владимир Путин пообещал проанализировать «юридическую сторону дела» и при возможности начать выдавать лицензии на производство российских дженериков.

В апреле 2017 года президент провел встречу с деловыми кругами где, в частности, гендиректор компании «Р-Фарм» Василий Игнатьев попросил поддержать госзакупки его препаратов для лечения гепатита С, которые компания планирует вывести на рынок примерно через два года. Президент предложение поддержал, заявив, что будет «иметь это в виду при распределении соответствующих ресурсов на нужды здравоохранения в 2018 и последующие 2019–2020 годы».

«Излечим полностью». Вирус гепатита контролируют и уничтожают

МОСКВА, 28 июл — РИА Новости, Альфия Еникеева. Ежегодно острые вирусные гепатиты уносят почти полтора миллиона жизней — больше, чем ВИЧ-инфекция, малярия и туберкулез. Во Всемирный день борьбы с гепатитом РИА Новости вместе с экспертами разбирается, чем опасна эта инфекция, и правда ли, что от нее теперь можно вылечиться.

Древняя болезнь

Их коллеги из Института изучения истории человечества Макса Планка в Йене полагают, что первое заражение человека произошло значительно позже — около семи тысяч лет назад. А британские ученые настаивают на еще более поздней датировке — от 4500 до 800 лет назад. При этом древнейшую вирусную ДНК гепатита В выделили из мумии XVI века, и она очень похожа на геном современного вируса, что само по себе странно. За пятьсот лет должны были произойти изменения.

Смотрите так же:  Этмоидит по мкб-10

Судя по многочисленным и противоречивым данным о происхождении вирусного гепатита, к согласию ученые придут не скоро. Пока ясно одно — несколько тысяч лет назад вирусный гепатит был столь же распространен, как и сегодня.

Как болеют россияне

«В России четыре-пять процентов взрослого населения болеют вирусным гепатитом В, два-пять процентов — гепатитом С. Это, конечно, не самые низкие показатели по миру, и в целом вирусный гепатит остается проблемой. Но что касается острого гепатита В, то мы тут на уровне передовых стран. И этого добились в последние 15-20 лет, когда появилась возможность привиться от этого заболевания», — рассказывает РИА Новости Галина Кожевникова, заведующая кафедрой инфекционных болезней медицинского института РУДН.

По словам Чавдара Павлова, профессора ПМГМУ имени И. М. Сеченова, в стране вирусный гепатит В уже стал управляемой инфекцией. Риск заражения при медицинских манипуляциях сведен к минимуму, вакцина, основанная на белке, а не на инфекционном материале, и хорошо переносимая людьми, внесена в Национальный календарь прививок и абсолютно бесплатна.

Два гепатита одним лекарством

Впрочем, по сообщениям Российского научного фонда, в ближайшие несколько лет на рынке могут появиться лекарства, способные полностью излечивать от вирусного гепатита В. Российские ученые первыми в мире разработали группу лекарственных препаратов, разрушающих вирус внутри клеток печени. Доклинические испытания на животных начнутся уже в следующем году.

Вероятно, это лекарство поможет и от гепатита дельта ( D ) — вируса-сателлита, которым заражаются инфицированные гепатитом В. Вирус-паразит кодирует всего один антиген (белок) и потому не может построить полноценную вирусную частичку — вирион. Для этого он использует белки оболочки вируса гепатита B.

Всего в мире около 15 миллионов человек инфицированы гепатитом дельта. Чавдар Павлов отмечает, что в России случаи коинфекции ( одновременного заражения вирусами гепатита В и дельта) и суперинфекции (инфицирования гепатитом D пациентов с хроническим гепатитом В) фиксируются в основном на Кавказе — в частности, в Дагестане.

Ласковый убийца обезврежен

Гепатит С — самый неприятный из всех вирусных гепатитов, так как острое течение болезни проходит практически бессимптомно. А при первых признаках недомогания — температура, тошнота, рвота, боли в мышцах — его можно спутать с обычным гриппом. Часто пациенты обращаются за медицинской помощью, когда болезнь уже запущена. Вирус гепатита С часто приводит к циррозу и раку печени, что в большинстве случаев заканчивается летальным исходом.

«Вакцины нет, ее сложно разработать. Вирус гепатита С ускользает от иммунологической защиты, внутри организма он меняет свои свойства. Те антитела, которые вырабатывала иммунная система три года назад, уже не действуют на новый, чуть измененный вирус. Но с гепатитом С очень хорошая история развития фармакологии. Сейчас мы совершенно точно можем говорить, что он излечим полностью. Разработаны и внедрены препараты так называемого прямого противовирусного действия. Они действуют на определенные структуры вируса, блокируют их и не позволяют ему размножаться», — резюмирует эксперт.

Специалисты предупреждают, что лучше свести риск заболевания этими опасными инфекциями к минимуму: вовремя вакцинироваться, предохраняться и с осторожностью относиться к пирсингу и татуировкам.

Сколько стоит вылечить гепатит? Около миллиона!

Алексей Лахов (НП «Е.В.А.»), специально для проекта «Жизнь без преград»

Светлане — 55 лет. Из них десять она живет с хроническим гепатитом С. Женщине до сих пор трудно без слез говорить о том, что у нее есть это заболевание, поэтому слово берет ее муж Виктор. Супруги вместе больше 30 лет, и злосчастную инфекцию надеются побороть вместе.

«До сих пор непонятно, где она могла подцепить эту заразу, — говорит Виктор. — В конце 90-х ей делали гинекологическую операцию, может, в больнице занесли. Или у стоматолога какого. Впрочем, теперь это уже неважно».

О том, что у нее гепатит С, Светлана узнала в больнице, когда сдавала анализы крови перед другой операцией. Дальнейшие обследования показали, что заболевание перешло в хроническую форму. Женщина регулярно наблюдалась у врачей, те предлагали ей начать лечение пегилированным интерфероном (наиболее распространенный в РФ препарат для лечения гепатита С), но Светлана не хотела: была наслышана о побочных эффектах этой терапии и боялась одного из них — депрессии. К счастью, состояние здоровья позволяло ей отложить терапию.

Помогла профилактическая передача о вирусных гепатитах на одной из петербургских радиостанций. Услышав мою личную историю в эфире, супруги разыскали меня в интернете, позвонили на горячую линию НП «Е.В.А.» и в результате созвонились со мной лично. А дальше обстоятельства сложились таким образом, что у Светланы появилась реальная возможность вылечить свой гепатит.

В июне московская общественная организация МОО «Вместе против гепатита» проводила в Санкт-Петербурге «Открытую встречу с врачом» — цикл образовательных лекций о вирусных гепатитах В и С. В качестве спикера выступал главный врач петербургского центра СПИД Денис Гусев. Виктор и Светлана посетили это мероприятие, познакомились с экспертом и записались на прием в центр. Теперь женщину ждет врачебная комиссия, которая будет принимать решение о назначении ей противовирусной терапии.

К сожалению, школы пациентов и общественные организации, помогающие людям с гепатитами, есть далеко не в каждом регионе. Но главные вопросы, которые интересуют подавляющее большинство пациентов, независимо от их локации, остаются неизменными — можно ли получить лечение бесплатно, и если да, то каким образом?

Что для этого нужно сделать пациенту? Участники форума предлагают следующий алгоритм. Пациенту необходимо пройти начальное обследование у врача-инфекциониста в районной поликлинике. После получения первичного диагноза нужно попросить у врача направление в региональный гепатологический центр, в роли которого, как правило, выступает центр СПИД или инфекционная больница, для проведения углубленного обследования и решения вопроса о назначении противовирусного лечения. Направление должно выдаваться в письменной форме на специальном бланке. В случае отказа можно запросить это направление письменным заявлением на имя главного врача поликлиники.

Получив упомянутое направление и результаты предварительного обследования, пациент может обратиться в региональный гепатологический центр. Там, при необходимости, будет проведено дополнительное медицинское обследование (уточняющие анализы крови, биопсия или эластография печени, оценка возможных внепеченочных проявлений вируса гепатита и т.д.).

Основываясь на результатах этих обследований, консилиум врачей вынесет окончательное решение по вопросу сроков начала противовирусной терапии в рамках ОМС, по сути — о бесплатном лечении.

Если этот вариант не сработает, участники форума рекомендуют «стучаться в двери» надзорных органов по здравоохранению, в региональные департаменты здравоохранения, звонить на горячие линии по вопросам здравоохранения и медицинского обслуживания, обращаться в местные отделения фонда ОМС, к местным, региональным и федеральным депутатам, в Минздрав РФ, в федеральные органы надзора, в прокуратуру и так далее — вплоть до администрации Президента РФ. Понятно, что этот путь осилит далеко на каждый идущий…

Юлия Драгунова, специалист по адвокации сетевого издания «Коалиция по готовности к лечению», подсказывает, что пациент может также принять участие в клинических испытаниях новейших противовирусных препаратов, проводимых различными фармацевтическими компаниями. В ряде случаев эти испытания являются регистрационными, то есть используемые препараты уже применяются на рынках США, ЕС и других стран. На веб-сайте Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (AOKИ) можно найти пошаговую инструкцию по поиску интересующих испытаний новых препаратов.

К сожалению, бесплатного лечения удается добиться единицам. Многие пациенты готовы к тому, что им придется тратить собственные средства. Главный вопрос — сколько именно.

Для лечения хронического гепатита С применяются следующие схемы:

  • интерферон (стандартный или пегилированный) + рибавирин;
  • интерферон + рибавирин + препарат прямого противовирусного действия (ПППД);
  • безинтерфероновая терапия препаратами прямого противовирусного действия.

По информации «Коалиции по готовности к лечению», общая сумма средств, потраченных на закупку препаратов для лечения вирусного гепатита С в 2015 году, по данным проанализированных аукционов составила чуть больше 2,6 миллиарда рублей. Важно отметить, что по сравнению с 2014 годом объем финансирования вырос почти на 29%.

Количество людей, которые могли потенциально получить терапию за эти средства, составляет всего от 5100 до 9300 пациентов (в зависимости от продолжительности терапии и схемы лечения), отмечает издание.

По словам эксперта, бесплатно лечат в основном тех, кому терапия необходима срочно: например, с фиброзом 3-4 стадии (F3-F4 по шкале METAVIR), коинфекцией ВИЧ, нуждающихся в трансплантации и пр. «Но пациенты не в курсе. Из-за этого возникает ненужное напряжение между врачами и пациентами, которые часто возмущаются: мне не назначили лечения! И в подавляющем большинстве случаев врач-то не виноват! В общем, очень не хватает прозрачности», — подчеркивает Коваленко.

В марте 2016 года в России был зарегистрирован ключевой препарат для лечения хронического гепатита С — софосбувир. После этого в российские инструкции ряда других препаратов были внесены изменения, предусматривающие их использование совместно с софосбувиром. Таким образом, у врачей появилась официальная возможность лечить без применения интерферона гепатит С, вызванный вирусами любого генотипа.

Никто не хочет быть больным. Раз гепатит С можно вылечить, пациенты будут искать возможность получить терапию. И если официальные ПППД им недоступны из-за высокой стоимости, а применение интерферона может быть сопряжено с неприятными побочными эффектами, будут востребованы хоть и не всегда проверенные, но дешевые аналоги. Насколько дешевые? От 50 до 70 тысяч рублей за курс.

Есть ли выход? Есть — федеральная программа профилактики и лечения хронических вирусных гепатитов. В любом регионе России, независимо от его достатка, лечение этих заболеваний должно происходить по единым правилам. И пациенты должны эти правила знать и понимать. В этом государству помогают пациентские сообщества и общественные организации. Параллельно нужно развивать альтернативные механизмы: софинансирование, льготное кредитование, целевое страхование от ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов. Пациент должен быть уверен, что его вылечат.

Исходя из того, что средняя зарплата в России, по данным Росстата, в июне этого года составляла около 38,6 тысячи рублей, среднестатистический пациент с гепатитом С должен будет потратить на лечение 25 месячных зарплат…

Но надежда есть. «Во-первых, ждем снижения цен на даклатасвир в связи с началом его производства в России. Во-вторых, надеемся, что компания-производитель софосбувира примет во внимание невысокую, по сравнению с Западной Европой и Северной Америкой, покупательную способность российских пациентов, и отсутствие системы страховой медицины», — говорит Коваленко. И добавляет: «Мы действительно в двух шагах от уничтожения гепатита С. Осталось сделать первый шаг».

Мнение автора может не совпадат с позицией редакции