Простудный и аллергический насморк

Как отличить простудный насморк от аллергического? (ребенку 3,5 месяца)

опубликовано 28/11/2006 13:54
обновлено 05/04/2014
— Болезни, обследования

Отвечает Комаровский Е. О.

Давайте сначала разберемся с терминологией. «Простудный» — значит связанный с переохлаждением, ибо само слово «простуда» — означает болезнь, связанная с переохлаждением. Естественно, что если после переохлаждения появился насморк, так он простудный, и отличать тут особенно нечего. Вы, скорее всего, имели в виду насморк инфекционный, т.е. насморк как проявление ОРВИ — это наша традиция называть простудой все что угодно. При инфекционном насморке в обязательном порядке должны быть признаки инфекции — острое начало болезни, контакт с больным ОРВИ, повышение температуры тела, снижение аппетита. Аллергический насморк — следствие контакта с неким аллергеном (хлорка, бытовая химия, звери, пыль, ремонт, стиральный порошок, что-то зацвело и т.д.); вместе с насморком часто имеют место чиханье, покашливание, слезотечение — и все это при не особо нарушенном состоянии, общей бодрости, хорошем аппетите, нормальной температуре тела.

Доктор комаровский аллергический насморк у ребенка

  • Перейти на страницу:

ОРВИ или аллергия

Сообщение Мама Вадика » Пт июн 10, 2005 09:01

Re: ОРВИ или аллергия

Сообщение Наталия » Пт июн 10, 2005 12:52

Сообщение Мама Вадика » Пт июн 10, 2005 13:20

Сообщение Алина » Пт июн 10, 2005 14:47

Сообщение Наталья Борисовна » Сб июн 11, 2005 05:54

Сообщение GoldenRoos » Вс июн 12, 2005 07:53

Сообщение Мама Вадика » Вт июн 14, 2005 06:15

Сообщение Мама Вадика » Чт июн 16, 2005 06:17

Сообщение Салли » Чт июн 16, 2005 14:03

Сообщение GoldenRoos » Сб июн 18, 2005 08:32

Сообщение Ладочкина мама » Сб июн 18, 2005 09:06

Сообщение натя » Сб июн 18, 2005 11:42

Сообщение Алина » Сб июн 18, 2005 11:52

У моего тоже аденоиды. Второй степени.
Сделали рентген, посмотрели и выписали на месяц Эуфорбиум-композитум, а потом ИОВ-Малыш пить долго, минимум 6 мес.
Поликлинника вроде хорошая, врач тоже.
Пока остановились на этом.
А вот удалять очень не хочется, т.к.все в организме нужно.
Аденоиды — это лимфоидная ткань и если не она, то другие органы вынуждены будут брать на себя нагрузку по защите иммунитета.
Если не критическая ситуация — лучше не удалять.
А насморки и у нас — любимая и единственная болезнь.
Кстати, почитала тут на форуме про ИОВ-Малыш и бросила давать.
И вот заметила, что по-моему хуже стало.
Иногда говорит гнусаво, а нос чистый, без соплей.
Пожалуй, снова начну.

А в книге ЕОК про аденоиды есть.
Он советует сначала перепробовать все консервативные методы лечения, не хирургические.
Говорит их множество.
А уж если все это не поможет — тогда резать!

Сезонный аллергический ринит

А. Патогенез. Контакт с аллергеном приводит к выработке IgE , которые фиксируются на тучных клетках слизистой носа. При повторном попадании аллергенов на слизистую носа происходит дегрануляция тучных клеток и высвобождение медиаторов воспаления — гистамина, лейкотриенов, простагландинов, кининов, гидролаз. Эти вещества вызывают расширение сосудов и повышение их проницаемости, что приводит к отеку слизистой и увеличению секреции слизи. Факторы хемотаксиса стимулируют приток эозинофилов, нейтрофилов, базофилов, моноцитов и лимфоцитов. Активированные эозинофилы высвобождают главный основный белок и цитотоксические медиаторы, которые участвуют в повреждении слизистой.

1. К типичным проявлениям сезонного аллергического ринита относятся отек слизистой носа, обильные водянистые выделения из носа, чихание и зуд в носу, которые появляются лишь при контакте с аллергеном. Иногда больные жалуются на першение в горле. Стекание слизи по задней стенке глотки вызывает сухой кашель, голос становится хриплым. Аллергический ринит может сопровождаться головной болью, болью в области придаточных пазух носа и носовыми кровотечениями.

2. Физикальное исследование. При риноскопии видны отечные бледно-розовые или синюшно-серые носовые раковины. Выделения прозрачные. Отек слизистой иногда приводит к выбуханию нижней стенки полости носа.

а. Темные круги под глазами появляются, по-видимому, из-за венозного застоя, вызванного отеком слизистой носа и придаточных пазух.

б. Аллергический салют — жест, характерный для больных аллергическим ринитом детей. Пытаясь уменьшить зуд и облегчить носовое дыхание, больные потирают кончик носа ладонью снизу вверх.

в. Поперечная складка между кончиком носа и переносицей, характерный признак аллергического ринита, возникает вследствие постоянного потирания кончика носа, появляется обычно не ранее чем через 2 года после начала заболевания. Ее необходимо отличать от врожденной поперечной складки носа, редкого наследственного признака. Врожденная поперечная складка носа в отличие от приобретенной не исчезает при надавливании на кончик носа сверху.

г. Аденоидное лицо — открытый рот, темные круги под глазами, сонное выражение лица. Аллергический ринит, возникший в раннем детском возрасте, приводит к нарушению развития лицевого отдела черепа. Из-за того что ребенок постоянно дышит ртом, формируются готическое небо, удлиненная, плоская верхняя челюсть, недоразвитый подбородок и неправильный прикус.

д. Линии Денни — складки под нижними веками — появляются в раннем детском возрасте. Характерны для аллергического ринита и диффузного нейродермита.

е. При осмотре ротоглотки видны гипертрофированные лимфатические фолликулы и стекание отделяемого по задней стенке глотки.

ж. Географический язык — резко очерченные белесые пятна на поверхности языка — часто встречается при аллергическом рините. Реже наблюдается складчатый язык.

з. При физикальном исследовании обязательно исключают такие осложнения аллергического ринита, как средний отит, синуситы, полипы носа.

В. Диагноз сезонного аллергического ринита легко поставить на основании данных анамнеза и физикального исследования. Для дифференциальной диагностики аллергического ринита с вазомоторным, инфекционным и эозинофильным неаллергическим ринитом проводят перечисленные ниже исследования.

1. Исследование отделяемого из носа. Чтобы получить отделяемое из носа, больного просят высморкаться в вощаную бумагу или целлофан. Материал для исследования можно также получить с помощью тонкой палочки, обмотанной ватой, которую оставляют в носу на 2—3 мин, или с помощью маленькой резиновой груши. Полученное отделяемое переносят на предметное стекло и высушивают. Мазок окрашивают по Райту или Ханселу и исследуют под микроскопом. Для сезонного аллергического ринита характерны скопления эозинофилов, их относительное число превышает 10% общего числа лейкоцитов. В разгар сезона цветения растений число эозинофилов в мазке иногда достигает 80—90%. Преобладание нейтрофилов в мазке свидетельствует об инфекционном рините. Чтобы получить образцы эпителия слизистой носа, используют одноразовую кюретку.

2. Общий анализ крови. Нередко отмечается умеренная эозинофилия, абсолютное число эозинофилов может превышать 700 мкл –1 . Эозинофилия чаще наблюдается в сезон цветения растений.

3. Определение общего уровня IgE в сыворотке позволяет отличить аллергический ринит от неаллергического. Этот показатель определяют с помощью радиоиммуносорбентного теста или твердофазного ИФА . Значительное повышение уровня IgE в сыворотке наблюдается примерно у 60% больных бронхиальной астмой и аллергическим ринитом. При этом обязательно следует исключать другие причины повышения уровня IgE , прежде всего гельминтозы. Для оценки результатов используют возрастные нормы, принятые в данной лаборатории.

а. Накожные пробы — пунктационные и скарификационные — лучший метод выявления аллергена, являющегося причиной аллергического ринита. Накожные пробы высокоспецифичны, реже, чем внутрикожные, вызывают системные аллергические реакции и позволяют одновременно определить несколько аллергенов. При обследовании детей младше 3 лет обычно проводят внутрикожные пробы, поскольку кожная реактивность в этом возрасте снижена и накожные пробы малоинформативны.

б. Внутрикожные пробы ставят только после постановки накожных в тех случаях, когда наблюдается отрицательная или слабо положительная реакция на распространенные или предполагаемые аллергены.

в. Определение уровня специфических IgE проводят с помощью РАСТ и других методов, основанных на использовании меченых антител к IgE . Примерно в 80% случаев результаты РАСТ совпадают с результатами пунктационных проб. Определение уровня специфических IgE имеет следующие преимущества: 1) это исследование безопасно для больного, 2) его результаты не зависят от кожной реактивности и стабильности препаратов аллергенов. К недостаткам этого исследования относятся: 1) небольшой набор аллергенов, использующихся для выявления антител, 2) более низкая чувствительность, чем у внутрикожных проб, 3) большие затраты времени, 4) высокая стоимость. Определение уровня специфических IgE показано при 1) тяжелом диффузном нейродермите, 2) пониженной или повышенной кожной реактивности, 3) анафилактическом шоке в анамнезе, 4) приеме H1-блокаторов.

г. Пищевые провокационные пробы обычно не проводят, так как они редко вызывают аллергический ринит. Если в анамнезе есть указания на пищевую аллергию, показаны пунктационные пробы с пищевыми аллергенами и определение уровня специфических IgE . Однако окончательный вывод о роли пищевых аллергенов в развитии ринита можно сделать лишь в том случае, если его симптомы исчезают после исключения из рациона пищевых продуктов, содержащих тот или иной аллерген, и вновь появляются при их повторном употреблении.

д. Провокационные пробы. Препарат аллергена наносят на слизистую носа и следят за появлением характерных признаков аллергического ринита. Провокационные пробы проводят в тех случаях, когда результаты кожных проб не согласуются с данными анамнеза.

1) При постановке провокационных проб необходимо соблюдать следующие правила.

а) Во избежание системных аллергических реакций исследование проводят в бессимптомный период.

б) За 48 ч до исследования отменяют H1-блокаторы. Гидроксизин, терфенадин и астемизол отменяют еще раньше.

в) В одну ноздрю вводят раствор аллергена в разведении 1:1000 в виде аэрозоля или аллерген в виде порошка.

г) В другую ноздрю вводят растворитель (контроль).

2) При положительном результате провокационной пробы появляются зуд в носу, чихание, отделяемое из носа, слизистая становится бледной и отечной. Для количественной оценки реакции используют более сложные методики (например, риноманометрия), которые из-за сложности и высокой стоимости применяются только в научных целях.

3) Недостатки провокационных проб.

а) Проведение провокационных проб требует времени. Одновременно можно выявить сенсибилизацию лишь к одному аллергену.

Смотрите так же:  Как лечить гиперпластический гайморит

б) Пробы неинформативны во время обострения аллергического ринита.

в) Во время проведения пробы может развиться системная аллергическая реакция.

1. Устранение контакта с аллергеном. Устраняют контакт с аллергеном, избегают действия неблагоприятных факторов окружающей сред.

а. При аллергии к пыльце рекомендуется использовать кондиционеры воздуха — летом они позволяют надежно изолировать жилье от аллергенов. Зимой отек слизистой носа может вызывать сухой воздух. Для поддержания оптимальной влажности воздуха (около 40%) следует использовать комнатные или центральные увлажнители. Электронные фильтры (комнатные или центральные) удаляют более 90% взвешенных в воздухе частиц, однако они недостаточно эффективны для удаления микроклещей. В США расходы на кондиционеры, увлажнители и электронные фильтры облагаются льготным налогом.

б. Если контакт с аллергеном неизбежен, больному следует носить маску. Хорошо подобранные маски предотвращают вдыхание домашней пыли, спор грибов, частиц эпидермиса животных, аэрозолей и волокон, содержащихся в воздухе.

а. H1-блокаторы — основа медикаментозного лечения аллергического ринита.

1) H1-блокаторы следует по возможности принимать до контакта с аллергеном. Во время обострения препараты необходимо принимать постоянно.

а) У многих больных атопическими заболеваниями эти препараты малоэффективны. Возможно, это обусловлено их низкой концентрацией в тканях, которая не обеспечивает блокады всех H1-рецепторов. Кроме того, отек слизистой вызывает не только гистамин, но и другие медиаторы воспаления. Хроническое воспаление слизистой носа также способствует снижению эффективности H1-блокаторов.

б) Побочные действия. Самое распространенное побочное действие H1-блокаторов первого поколения — сонливость. Реже отмечаются возбуждение, раздражительность, бессонница, головокружение, шум в ушах, нарушения координации, нечеткость зрения, дисфагия, сухость во рту, задержка мочи, сердцебиение и головная боль. Возможны также снижение аппетита, тошнота, рвота, понос или запор. Для предупреждения желудочно-кишечных нарушений препараты следует принимать во время еды. Через несколько суток непрерывного применения H1-блокаторов сонливость и другие побочные действия обычно становятся менее выраженными. H1-блокаторы, не проникающие через гематоэнцефалический барьер, например терфенадин, астемизол и лоратадин, почти не обладают снотворным действием. Терфенадин и астемизол могут вызвать пируэтную тахикардию. Это побочное действие развивается 1) при приеме высоких доз этих препаратов, 2) при одновременном назначении препаратов, снижающих скорость выведения терфенадина и астемизола, например эритромицина, кетоконазола, итраконазола, 3) при печеночной недостаточности. У лоратадина это побочное действие отсутствует, однако при применении этого препарата у больных с печеночной недостаточностью рекомендуется увеличить интервалы между приемами.

3) При длительном лечении эффективность H1-блокаторов может снижаться. В таких случаях назначают H1-блокаторы другой группы. Кроме того, эффективность H1-блокаторов значительно снижается при тяжелом аллергическом рините, присоединении вторичной инфекции и полипах носа.

4) Эффективность H1-блокаторов и тяжесть побочных действий у разных больных неодинаковы. При серьезных побочных действиях дозу препарата снижают.

5) H1-блокаторы можно назначать при аллергическом рините у больных бронхиальной астмой. Однако во время приступа бронхиальной астмы эти препараты применять не следует, поскольку они повышают вязкость слизи.

б. Альфа-адреностимуляторы вызывают сужение сосудов слизистой носа. При аллергическом рините используются альфа-адреностимуляторы как для местного применения, так и для приема внутрь.

1) Альфа-адреностимуляторы для местного применения (сосудосуживающие средства для местного применения) достаточно эффективны и вызывают меньше побочных эффектов, чем при системном применении. Использовать эти средства можно лишь в течение нескольких суток. Более длительное применение приводит к усилению отека слизистой. Препараты в виде капель закапывают в нос в положении лежа со слегка запрокинутой и повернутой в сторону головой. После закапывания больной должен лежать в течение 30—60 с. При применении препаратов в форме аэрозоля голову держат прямо, слегка наклонив вперед.

2) Альфа-адреностимуляторы для приема внутрь используются самостоятельно или в сочетании с H1-блокаторами.

в. Кромолин стабилизирует мембрану тучных клеток, угнетает их дегрануляцию, снижает активность эозинофилов, нейтрофилов и моноцитов. При аллергическом рините используют 4% раствор кромолина в форме дозированного аэрозоля (5,2 мг на ингаляцию). Препарат назначают периодически — перед возможным контактом с аллергеном при сезонном аллергическом рините — или постоянно — при круглогодичном аллергическом рините. Некоторым больным кромолин назначают в сочетании с H1-блокаторами и альфа-адреностимуляторами.

1) Доза для взрослых и детей старше 6 лет — 1 ингаляция в каждую ноздрю 3—4 раза в сутки. При необходимости число ингаляций увеличивают до 6 в сутки. Больного предупреждают, что перед ингаляцией он должен высморкаться и что аэрозоль следует вдыхать через нос. Действие кромолина часто развивается только через 2—4 нед после начала лечения.

2) Побочные действия незначительны и наблюдаются редко. Чаще всего это чихание и чувство жжения в носу. Они отмечаются менее чем у 10% больных. Сыпь и носовые кровотечения встречаются менее чем у 1% больных. Кромолин не обладает снотворным действием.

г. Недокромил, подобно кромолину, но более эффективно угнетает высвобождение медиаторов воспаления. При местном применении водного раствора недокромила побочные эффекты отсутствуют. В США недокромил пока одобрен к применению только при бронхиальной астме.

д. Кортикостероиды для местного применения показаны при тяжелом сезонном аллергическом рините в тех случаях, когда другие лекарственные средства неэффективны. Назначают беклометазон, флунизолид, будесонид, триамцинолон или мометазон. Эти препараты при местном применении не всасываются и быстро разрушаются. При аллергическом рините они столь же эффективны, как кортикостероиды предыдущего поколения, например дексаметазон, но вызывают меньше побочных эффектов. Беклометазон выпускается в виде аэрозоля и водного раствора, мометазон — в виде дозированного аэрозоля. Следует предупредить больного, что кортикостероиды, в отличие от H1-блокаторов и сосудосуживающих средств, вызывают улучшение лишь через несколько суток применения. В периоды повышенной концентрации аллергенов в воздухе кортикостероиды, как и кромолин, назначают постоянно.

1) Дозы. Беклометазон взрослым и детям старше 12 лет назначают по 1 ингаляции (42 мкг) в каждую ноздрю 2—4 раза в сутки, детям 6—12 лет — по 1 ингаляции в каждую ноздрю 3 раза в сутки. Применение кортикостероидов при аллергическом рините у детей младше 6 лет не изучено. Рекомендуемая начальная доза флунизолида для взрослых — 2 ингаляции (50 мкг) в каждую ноздрю 2 раза в сутки, для детей 6—14 лет — 1 ингаляция в каждую ноздрю 3 раза. Начальная доза триамцинолона и мометазона (для взрослых и детей старше 12 лет) — 2 ингаляции в каждую ноздрю 1 раз в сутки, будесонида (для взрослых и детей старше 6 лет) — 2 ингаляции в каждую ноздрю утром и вечером или 4 ингаляции в каждую ноздрю утром (256 мкг/сут). При неэффективности препаратов в рекомендуемых дозах, а также при сезонном повышении концентрации аллергенов дозу кортикостероидов увеличивают. По окончании обострения дозу вновь снижают. Больному объясняют, как правильно пользоваться ингалятором. Струю аэрозоля нельзя направлять в сторону носовой перегородки. Во избежание случайного попадания препарата в глаза наконечник ингалятора следует вводить в ноздрю.

2) Побочные действия. Обычно наблюдаются чихание и чувство жжения в носу. У 5% больных отмечаются носовые кровотечения. В редких случаях развиваются ринит и фарингит, вызванные Candida albicans, и изъязвление слизистой носа. Системные реакции при применении препаратов в рекомендуемых дозах не отмечаются.

3) При выраженном отеке слизистой в течение первых 2—3 сут лечения за 1—15 мин до ингаляции кортикостероидов назначают сосудосуживающие средства для местного применения. Особую осторожность следует соблюдать при назначении кортикостероидов для местного применения больным туберкулезом или перенесшим его, а также больным с герпетическим поражением глаз.

4) Не рекомендуется производить инъекции кортикостероидов длительного действия в слизистую носовых раковин, поскольку описаны случаи эмболии артерий сетчатки с последующим развитием слепоты.

е. При тяжелом обострении аллергического ринита, когда другие методы лечения неэффективны, назначают кортикостероиды для системного применения. Курс лечения не должен превышать 7 сут, поскольку более длительное системное применение кортикостероидов сопровождается серьезными осложнениями.

ж. Ипратропия бромид при местном применении уменьшает количество отделяемого из носа. Отек слизистой и чихание этот препарат не устраняет. В США препараты ипратропия бромида для местного применения не выпускаются.

3. Десенсибилизация показана при сенсибилизации к тем воздушным аллергенам, контакт с которыми неизбежен — пыльце растений, грибам, микроклеща. Потребность в десенсибилизации определяется частотой, тяжестью и продолжительностью обострений сезонного аллергического ринита, а также эффективностью других методов лечения.

Д. Прогноз. Сезонный аллергический ринит характеризуется длительным, рецидивирующим течением. Его тяжесть зависит от состояния окружающей среды и реактивности организма. На протяжении жизни картина заболевания может меняться. Все симптомы обычно становятся менее выраженными в период полового созревания, а к 20—40 годам вновь усиливаются. Во время беременности часто наблюдается ремиссия аллергического ринита, а в постменопаузе, напротив, — обострение. У детей сезонный аллергический ринит не повышает риск экзогенной бронхиальной астмы, хотя экзогенная бронхиальная астма в этом возрасте повышает риск сезонного аллергического ринита.

Источник: Г.Лолор-младший, Т.Фишер, Д.Адельман «Клиническая иммунология и аллергология» (пер. с англ.), Москва, «Практика», 2000

Доктор комаровский аллергический насморк у ребенка

Сообщение Поккля » Чт ноя 01, 2007 22:22

может, он и присутствует, но это не мешало нашему предпоследнему бронхиту быть бактериальным. Т.е. анализ крови показал бак.флору сразу же, пили АБ. Но обструкция при этом была («свистел» при дыхании)..

Пульмонолог в Охматдете нас не принял.. Точнее, нас не приняли в Охматдете как неграждан ( бред какой-то..), но я и так уже поняла, как жить дальше.

Современная терапия аллергических ринитов у детей

Аллергический ринит (АР) – серьезное хроническое заболевание, которое охватывает более пятой части населения. Заболевание влияет на качество жизни, учебу, профессиональную деятельность. У 45–69% пациентов с АР в последующем развивается бронхиальная астма, у 60–70% детей с астмой выявляются симптомы АР. У детей, страдающих АР, в 70% случаев поражаются околоносовые пазухи, у 30–40% диагностируют аденоидиты, у 30% – рецидивирующие и экссудативные средние отиты, у 10% – заболевания гортани (в том числе рецидивирующие стенозы гортани – круп).

Аллергический ринит – заболевание, связанное с IgE–опосредованным воспалением слизистых оболочек полости носа, которое развивается вследствие контакта с аллергенами. Для АР характерны симптомы ринореи, обструкции полости носа, зуд, чихание, которые могут наблюдаться как по отдельности, так и одновременно.

Смотрите так же:  Желтые сопли головная боль

Если ранее выделяли сезонный, круглогодичный, профессиональный аллергический ринит, то в настоящее время в соответствии с рекомендациями ARIA (2001 г.) в зависимости от временных характеристик выделяют интермиттирующий и персистирующий АР с указанием тяжести течения заболевания (легкий, среднетяжелый, тяжелый) в зависимости от влияния АР на качество жизни.

Фармакотерапия АР направлена на предупреждение и купирование острых проявлений АР. Изучение механизмов развития заболевания позволило изменить стратегию лечения, повысить его эффективность, используя новейшие препараты, в том числе – топические, разработан ступенчатый подход к лечению АР с учетом форм и тяжести заболевания.

У 50% детей в возрасте от 2 до 15 лет с предполагаемыми аллергическими заболеваниями, в том числе у часто болеющих детей первых лет жизни, при углубленном обследовании выявляется поллиноз (А.Д. Зисельсон, 1989). Диагностика аллергических ринитов удетей до 4 лет затруднена, так как клинические проявления IgE–зависимой аллергии у них встречаются редко. Особенности иммунного ответа у детей первых лет жизни – физиологический иммунодефицит по В–клеточному типу с Т–хелперной недостаточностью определяет преобладание аллергических реакций Т–опосредованного типа с ведущим кожным синдромом.

Как показали наши исследования, большинство детей с аллергическими ринитами, особенно до 4–летнего возраста, страдали дисбиозами, переносили выраженную желтуху новорожденных, инфицированы герпетической, атипичной, грибковой инфекцией. Такие больные имели явные Т– и В–клеточные иммунодефициты, при этом у 28% детей отмечены иммунокомплексные реакции, а у 17% – аутоиммунные, Т–клеточноопосредованные. Все это предопределяет ряд особенностей терапии детей с аллергическими ринитами.

Первостепенное значение имеют профилактические меры, направленные на снижение контакта с аллергенами и их фиксации на слизистых оболочках (от носового душа до реконструктивных операций в полости носа). Наш опыт реконструктивных операций в области остиомеатального комплекса, септопластики, конхотомии показал их положительное влияние на течение аллергических ринитов. Особый интерес представляет хирургическое воздействие на постганглионарные ветви видианова нерва. Выполнение селективной парциальной денервации полости носа у больных с круглогодичными ринитами, при эозинофильном и нейтрофильном полипообразовании повысило положительные результаты на 25%: снизилась частота рецидивов полипоза, при круглогодичном рините значительно уменьшилась интенсивность блокады полости носа. Это направление необходимо разрабатывать, так как снижается потребность в кортикостероидах, топических антигистаминных, сосудосуживающих препаратах. С большой ответственностью следует относиться к адено– и тонзиллэктомии у детей с аллергией, так как лимфоидная ткань является основным местом, определяющим впоследствии эффективность лечения аллергенными вакцинами.

Высокая частота инфицированность вирусами детей с АР требует ранней противовирусной терапии в комплексном лечении: в схему терапии включают интерфероны, их индукторы, противовирусные препараты (желательна семейная терапия).

Дисбиоз кишечника у детей с аллергией сопровождается изменениями соотношения между нормальной и патогенной микрофлорой, отмечается тенденция к развитию кандидозов, дисметаболических расстройств, накопление нерасщепленных жиров и углеводов, что усугубляет атопические дерматиты, формируется ранняя сенсибилизация к грибковой микрофлоре. Комплексные ферментные препараты в сочетании со средствами, регулирующими равновесие кишечной микрофлоры – пробиотиками и дренирующими печеночными препаратами, гепатопротекторами (у детей старших возрастных групп) приобретают первостепенное значение в лечении аллергических заболеваний, особенно у детей младшей возрастной группы. Назначение адсорбентов детям в период обострения АР – неотъемлемая часть комплексной терапии, поскольку, как правило, АР у детей до 5–летнего возраста сопровождают кожные формы аллергии.

Особое значение в лечении аллергических ринитов имеют блокаторы Н–гистаминовых рецепторов. Высокая проницаемость гистиогематических барьеров у детей связана с участием Н3–рецепторов в аллергических реакциях, что определяет частую температурную, реже – судорожную реакцию, особенно у детей первых 3 лет жизни. Это так называемые проявления астеновегетативной пыльцевой интоксикации, которые встречались у 20–25% детей. Поэтому у детей с неблагоприятным преморбидным фоном возможно использование антигистаминных препаратов с седативным эффектом I поколения (прометазин, диметинден, дифенгидрамин, хлоропирамин, ципрогептадин – с антисеротониновой активностью), тем более что эти препараты разрешены к применению с месячного возраста, чего нельзя сказать о препаратах второго поколения.

Среди антигистаминных препаратов II поколения при назначении детям с 2–летнего возраста следует отдавать предпочтение лоратидину и цетиризину, не дающим седативного эффекта, с хорошим действием и на кожную аллергию. Хорошо зарекомендовали себя известные препараты мебгидролин (с 1 года) и хифенадин (с 3 лет) со слабым или кратковременным седативным эффектом. Особенно привлекателен препарат лоратадин, его высокий противоаллергический эффект наступает уже через 20–25 минут после приема и сохраняется в течение 24 часов. Его системное действие, возможность назначения детям с 2 лет при практическом отсутствии побочных эффектов и привыкания обеспечивает хорошие результаты не только при лечении аллергических ринитов, но и при сочетанном поражении кожи, гистаминергии, аллергических реакциях на укусы и т.д. Вызывает интерес для педиатрической практики также препарат цетиризин (с 2 лет), воздействующий на 2 фазы аллергической реакции – гистаминозависимую и клеточную. Это дает возможность применять его не только при сезонном, но и круглогодичном рините у детей. Удобная капельная форма препарата для детей с 2–летнего возраста и однократный прием обеспечивают выполнение полной программы лечения, особенно при сочетании ринита с атопическим зудящим дерматитом, тем более, что он практически не вызывает антихолинергического и антисеротонинового действия. Однако при увеличении дозы возможно нарушение функции почек. Астемизол – Н1–блокатор гистаминовых рецепторов длительного действия (прием один раз в сутки) – относится также к препаратам II поколения, без седативного эффекта. При необходимости детям его назначают с большой осторожностью, особенно при врожденном QT–синдроме, так как он приводит к задержке реполяризации сердца и увеличивает интервал QT из–за блокады калиевых каналов, что может вызвать внезапную смерть. Опасная ситуация может возникнуть при его сочетанном применении с широко распространенной терапией макролидными антибиотиками, кетоконазолом из–за конкуренции за ферментные системы цитохрома Р–450 в печени. Такие же явления может вызвать терфенадин, у которого высок риск желудочковых аритмий. Препарат эбастин (Кестин) – Н1–блокатор гистаминовых рецепторов II поколения – назначается детям старше 12 лет однократно в дозе 10 мг в сутки. Препарат не оказывает выраженного антихолинергического и седативного действия, и, кроме того, не отмечено влияния Кестина на интервал QT. Оральный Н1–гистаминоблокатор фексофенадин не вызывает седации, не нуждается в печеночном метаболизме, кроме того, он контролирует симптом блокады носа; принимается 1 раз в сутки.

Детям до 12 лет не следует назначать комбинированные препараты с псевдоэфедриновым эффектом, так как они способны вызывать гипертензию, тахикардию, экстрасистолию, гипервозбудимость ребенка. У детей с инфекционно–аллергическими риносинуситами возможно использовать адаптированный для младшей возрастной группы комбинированный препарат ринопронт. Эти препараты особенно показаны детям с аллергическими риносинусопатиями и экссудативным средним отитом. Но использование препаратов этой группы должно быть резко ограничено у детей с сердечно–сосудистой недостаточностью, тиреотоксикозом, при врожденной глаукоме, диабете.

Местные антигистаминные препараты – азеластин и гистимет – показали высокую эффективность в лечении обострений поллинозов. Азеластин, являясь блокатором Н1–рецепторов гистамина, способен не только подавлять высвобождение гистамина и лейкотриенов, но и уменьшать адгезию антигенов на эпителиальных клетках. При однократном интраназальном применении эффект наступает через 15 минут и длится до 12 часов, при этом доза препарата в крови ничтожна. Возможность непрерывного (до 2 лет) применения обеспечивает хорошие результаты как при сезонных, так и при круглогодичных ринитах. Адаптированным топическим препаратом для детского возраста является комбинированный препарат виброцил, имеющий три лекарственные формы: капли (грудной возраст), спрей и гель (дети старше 6 лет). Достоинством этого препарата является то, что он не оказывает действия на мерцательную активность эпителия, а гель особенно показан при предрасположенности к атрофии слизистой. Появление левокабастина – блокатора Н1–гистаминовых рецепторов длительного действия в виде спрея для интраназального применения и глазных капель расширяет возможность эффективной экстренной терапии поллинозов у детей, особенно при сенной лихорадке с конъюнктивальными проявлениями.

Важное значение в лечении АР (особенно круглогодичных) у детей имеют стабилизаторы мембран тучных клеток – препараты кромоглициевой кислоты. Они действуют на раннюю и позднюю фазы аллергии, снижают зуд, чихание и носовую блокаду, особенно как профилактические средства. К сожалению, ингаляционные формы лечения требуют активного участия самых маленьких пациентов, поэтому применяются в основном у детей с 4 лет. Современные препараты этой группы для перорального применения можно применять внутрь с 2–месячного возраста, особенно у детей с круглогодичным аллергическим ринитом в сочетании с пищевой сенсибилизацией.

Кетотифен остается актуальным в лечении поллинозов и круглогодичных ринитов, особенно у детей с полиорганными атопическими проявлениями. Он может применяться у детей с 6–месячного возраста длительными курсами (до 3–х месяцев).

Как оральные, так и ингаляционные стабилизаторы тучных клеток входят в профилактические и лечебные курсы. В период предполагаемых обострений поллинозов у детей к ним целесообразно присоединять Н1–гистаминоблокаторы на непродолжительное время (до 10 дней). Использование же Н1–гистаминоблокаторов в качестве противорецидивных средств у детей с поллинозами и другой атопией неоправданно и опасно. Н1–гистаминоблокаторы с М–холинолитическим эффектом (дифенгидрамин, хлоропирамин, прометазин, ципрогептадин), который усиливает противоаллергическое действие, особенно эффективны при риноконьюнктивальном синдроме, атопическом дерматите у детей, но нежелательны у больных с ринитом и бронхообструктивным синдромом.

Третью по значимости группу лекарственных препаратов в лечении аллергических ринитов составляют глюкокортикостероиды. Они являются одними из наиболее эффективных средств для лечения аллергических заболеваний. Несмотря на активное и многогранное противоаллергическое действие, показания к системному использованию кортикостероидов при атопических болезнях у детей резко ограничены в связи с широким кругом серьезных побочных действий. Назначение системных кортикостероидов у детей оправдано только при тяжелом течении обострения поллиноза с угрозой острого отека гортани и бронхообструктивном синдроме с тяжелым удушьем. Во всех других случаях перевод ребенка на длительный прием кортикостероидов – это терапия отчаяния. Появление топических глюкокортикостероидов (ТГКС) для местного применения с небольшой биодоступностью, а значит, незначительным системным эффектом, возобновляет интерес детских оториноларингологов к этим препаратам. Многогранность действия глюкокортикоидов позволяет применять их не только при аллергическом, но и при неаллергическом неинфекционном, вазомоторном рините. Препараты беклометазона дипропионата, применяемые местно, устраняют зуд, чихание, выделения из носа, заложенность, способствуют восстановлению обоняния (последнее свойство выгодно отличает их от других противоаллергических препаратов), однако эффект наступает через 5–7 дней. Эти препараты применяют у детей с 6 лет, особенно в случаях сочетания с бронхиальной астмой. Однако препараты этой группы, обладая определенной системной биодоступностью, могут при длительном применении или превышении дозы вызывать скрытую надпочечниковую недостаточность. Сложность использования этих препаратов у детей связана с необходимостью 3–4–кратных ингаляций в сутки, а также с развитием атрофических процессов, носовых кровотечений, чувством жжения в полости носа. Однако мы считаем, что при оперативном лечении у детей–аллергиков эти препараты незаменимы и обязательны.

Смотрите так же:  Можно ли заболеть коклюшем во второй раз

Выгодно в этом плане отличается препарат флунизолид, который не имеет пропеллента. Терапевтическая доза, обеспечиваемая 1–2–кратным введением аэрозоля, только частично абсорбируется со слизистой оболочки носа, что позволяет применять его с меньшей вероятностью побочных эффектов у детей с 5 лет.

Появление в последние годы ТГКС с низким системным действием и с высокой эффективностью позволяет использовать их для лечения среднетяжелых и тяжелых форм АР, особенно у детей с тяжелой бронхиальной астмой, получающих системные кортикостероиды для снижения их дозы или отмены. Топические ГКС очень эффективно устраняют чихание, выделения из носа, заложенность, которая плохо контролируется другими препаратами, а также способствуют восстановлению обоняния (последнее выгодно отличает ТГКС от других топических противоаллергических препаратов).

Начало действия ТГКС более позднее, чем у других топических препаратов (12–24 часа), с максимальным эффектом к 5–7 дню, поэтому в монотерапии для лечения острого криза АР с выраженной симптоматикой они не применяются. Препараты последних поколений могут применяться одно–двукратно, что обеспечивает высокую комплаентность. Рекомендуем у детей ТГКС только с низкой биодоступностью (после 4–х лет – флутиказона пропионат, будезонид; с 6 лет – мометазона фуроат, флунизолид).

Среднетяжелое и тяжелое течение АР с выраженными проявлениями диктует необходимость подключения короткого курса (максимально до 2 месяцев) интраназальных стероидов с точным расчетом возрастной и суточной дозы. Интраназальная терапия кортикостероидными препаратами, требующими частого приема и имеющими более высокую биодоступность, допустима в послеоперационном периоде при хирургических вмешательствах в полости носа у детей с полипозом носа и бронхиальной астмой.

Системные кортикостероиды допустимы сверхкороткими курсами в случаях тяжелых, молниеносных, острых АР с угрожающими жизни состояниями – отек гортани, глотки, тяжелый приступ бронхиальной астмы. Поскольку для всех кортикостероидов характерно относительно позднее начало действия (через 12–24 часа), а максимальный эффект наступает к 4–5 суткам, поэтому рекомендуется для снятия тягостных симптомов (чихания, зуда, ринореи) принимать их параллельно в течение 5–7 дней с комбинированными интраназальными антигистаминными препаратами с сосудосуживающим эффектом или топическими антигистаминными препаратами в сочетании с топическими деконгестантами. Поскольку только тяжелые больные с системной атопией и больные со среднетяжелыми формами АР требуют применения топических стероидов, поэтому их всегда сочетают с системными антигистаминными препаратами.

Дети, которым планируется интраназальная кортикостероидная терапия, должны быть предварительно тщательно обследованы, особенно дети с хронической герпетической инфекцией, дисбиозами, имеющие грибковую контаминацию слизистых оболочек носа, глотки, гортани, кишечника, кожи. В случаях необходимости срочного интраназального назначения ребенку кортикостероидов (обострение банальных синуситов, отитов) терапию ТГКС следует проводить на фоне адекватной антибактериальной терапии сроком не менее 14 дней. И хотя кортикостероиды лучше других препаратов контролируют ринорею, чихание, зуд, надежно снимают симптомы блокады носа, тем не менее, их следует назначать только по строгим показаниям. Лечение осуществляется оптимально низкими и короткими курсами, обязателен контроль за возможными побочными общими и местными явлениями (сухость, атрофия слизистой оболочки, кровотечения, кандидоз глотки и пищевода, активация герпетической инфекции, охриплость и кашель).

Для защиты слизистой оболочки верхних дыхательных путей детям рекомендуется на период лечения топическими кортикостероидами проводить орошения минеральными водами, изотоническими растворами поваренной и морской соли, применять адаптированные внутриносовые солевые гели.

В детском возрасте местная терапия АР играет большую роль, чем у взрослых. Чем меньше ребенок, тем большая часть в протоколах лечения отводится противоаллергическим препаратам местного действия. Возможности контроля над симптомами АР каждой группы приведены в таблице 1.

Препараты местного действия, применяемые интраназально для лечения детей с АР, можно разделить на несколько групп:

  • Кромоны: кромоглициевая кислота
  • Топические антигистаминные препараты: ацеластин, левокабастин
  • Антигистаминные средства с деконгестантным эффектом: виброцил
  • Топические кортикостероиды: флутиказона пропионат, триамцинолона ацетонид, мометазона фуроат, будесонид, флунизолид, беклометазона дипропионат
  • Сосудосуживающие средства (деконгестанты): a 1–адреномиметики, a 2–адреномиметики, пронорадреналины, препараты, тормозящие утилизацию норадреналина
  • Антихолинергические препараты: ипратропиума бромид
  • Препараты для специфической иммунотерапии (СИТ)
  • Увлажняющие средства.

Топические сосудосуживающие средства (деконгестанты) самостоятельного значения в лечении АР у детей не имеют. Сроки их применения примерно в 2 раза меньше, чем у взрослых (3–5 дней). Они лучше других топических препаратов снимают заложенность носа. Детям младшего возраста желательно применять препараты короткого действия из–за опасности длительной ишемии не только слизистой оболочки полости носа, но и мозга, что может провоцировать общие судороги. До 1 года отношение к сосудосуживающим препаратам крайне осторожное. Поэтому необходима строгая возрастная дозировка для a 1– и a 2–адреномиметиков и особенно веществ, способствующих выведению норадреналина. Недопустимо применять у детей кокаин. Рикошетный отек слизистой оболочки носа с развитием медикаментозного ринита способствует атрофии мерцательного эпителия, ведет к развитию истинных гипертрофических ринитов.

Увлажняющие средства имеют особое значение в терапии АР у детей. В связи с возрастными ограничениями по приему других топических противоаллергических препаратов, они очень важны для детей грудного, ясельного возраста. Регулярные орошения слизистых оболочек солевыми изотоническими растворами (Аква–Марис), препаратами на основе пропиленгликоля снижают интенсивность зуда, ринореи, ослабляют блокаду носа (особенно при круглогодичном АР). Носовые души снижают концентрацию на слизистой верхних дыхательных путей причинных аллергенов, являясь препаратами для профилактики обострений.

Особое значение в терапии аллергических ринитов (особенно круглогодичного) имеет мукорегулирующая терапия. Препаратами выбора у детей являются мукорегуляторы из группы карбоцистеинов, которые не только нормализуют характер секреции и оптимизируют соотношение эпителиальных и бокаловидных клеток, но и способны значительно повышать уровень специфических секреторных антител класса IgA.

Иммунотерапия – особый и ответственный раздел терапии аллергических заболеваний у детей. Выбор схемы лечения зависит от иммунного статуса ребенка. Современные виды специфической вакцинации аллергии (СВА) используют как стандартные аллергены, так и аллергоиды, конъюгаты аллергенов с высокомолекулярными носителями. Положительные результаты СВА аллергоидами у детей составляют до 90% при поллинозе. Перспективными являются пероральная и интраназальная СВА, которая вполне может заменить болезненные парентеральные способы СВА. Круглогодичная СВА у детей с аллергическими ринитами дает более выраженный клинический эффект. Необходимо совершенствовать не только классический способ аллерговакцинации, но и ускоренные методики (краткосрочная, ускоренная, молниеносная). Современная СВА по значимости выходит на первое место в терапии аллергических заболеваний верхних дыхательных путей у детей, так как начатая на ранних стадиях, она способна принципиально изменить характер иммунного реагирования.

У детей терапия интраназальными препаратами для лечения АР базируется на допустимых возрастных порогах безопасности для каждой из групп препаратов (стероиды, деконгестанты) и на способности ребенка использовать интраназальный препарат (нередко – многократно). Для детей до 4–х лет первостепенное значение имеет элиминация аллергена со слизистых оболочек увлажняющими средствами. Ведущим интраназальным препаратом с 2–х лет может быть динатриевый кромогликат (капли), длительными курсами до 3 месяцев. Из антигистаминных топических препаратов у детей грудного, ясельного возраста могут быть использованы виброцил(капли), официнальные растворы антигистаминных препаратов 1 поколения (с месячного возраста – дифенгидрамин, хлоропирамин, прометазин) по 1–3 капли 2–3 раза в день. Интраназальные антигистаминные препараты применяют короткими курсами до 10 дней только в период обострения. Сосудосуживающие капли следует применять строго в концентрации, соответствующей возрасту ребенка, в сроки 3–5 дней, в капельных формах, во избежание рефлекторного ларингоспазма, для облегчения процесса кормления – за 10–15 минут до него. У детей грудного возраста желательно использовать деконгестанты короткого действия.

Топическая терапия может быть самостоятельным лечением АР или сочетаться с системными кромонами, кетотифеном, антигистаминными препаратами. С грудного возраста используют прометазин, мебгидролин, хлоропирамин, дифенгидрамин, с 1 года – хифенадин, с 2–х лет – лоратадин, цетиризин, с 6 лет – клемастин, с 12 лет – эбастин (Кестин), акривастин, фексофенадин. У детей грудного и ясельного возраста с выраженными кожными проявлениями, страдающих зудом, беспокойством, с астено–невротическими реакциями, допустимы препараты 1 поколения. В возрастной группе активного обучения (после 3–х лет), у школьников должны применяться препараты 2 поколения без седативного эффекта.

У детей после 4–х лет спектр интраназальных терапевтических препаратов значительно расширяется. Ведущими препаратами для интраназального лечения являются препараты кромогликата натрия, которые применяют 4–6 раз в сутки самостоятельно или совместно с топическими интраназальными препаратами, а с 6 лет – с топическими антигистаминными препаратами. Топические антигистаминные препараты и/или кромоны могут применяться самостоятельно для лечения легких периодических обострений АР. Легкие формы АР в сочетании с другими (кожными) проявлениями атопии требуют применения системных антигистаминных препаратов и/или системных стабилизаторов тучных клеток. Такая же схема приемлема для среднетяжелых форм АР.

Среднетяжелое и тяжелое течение АР диктует необходимость подключения короткого курса (максимально до 2 месяцев) интраназальных стероидов с точным расчетом возрастной и суточной дозы.

Таким образом, в настоящее время выбор медикаментозной терапии АР у детей определяется широким диапазоном лекарственных средств. Умелое сочетание медикаментозной терапии с хирургическим лечением дает наилучшие результаты в лечении аллергических заболеваний верхних дыхательных путей у детей. Поиск и внедрение новых схем терапии АР у детей позволяет существенно повысить эффективность лечения, уменьшить серьезные осложнения со стороны ЛОР–органов, улучшить качество жизни детей. Протоколы лечения детей с АР составляются в соответствии с возрастом ребенка, характером течения заболевания (интермиттирующий, персистирующий), его тяжестью, т.е. рекомендуется ступенчатый подход к лечению АР. Необходимо не только устранить или ограничить контакт ребенка с аллергеном, продумать объем фармакотерапии, периоды и способы иммунотерапии, но и предпринять усилия к оптимизации социальных, бытовых факторов, чтобы ребенок мог нормально развиваться и обучаться.

детей, Современная, терапия, аллергических, ринитов