Оглавление:

Споры о сибирской язве

Еще один ликбез про страшную болезнь

Еще один ликбез про страшную болезнь

Ну и лето у нас выдалось! То таинственные червячки в воде, то чума в Монголии, и вот теперь — сибирская язва на Алтае. Давайте разбираться с новой напастью.

Если честно, до учебы в медуниверситете, мои познания о сибирской язве ограничивались новостями про споры сибирской язвы (я представляла их себе в виде белого порошка), которые рассылались в конвертах по США в 2001 году. А еще я припоминаю сюжет из сериала «Nikita», где главные герои-шпионы заразились этой инфекцией. Выглядело это так: они сидели на полу бледные и обессиленные, а из ноздрей у них текли струйки чего-то черного и страшного. Вот вам и информация из телевизора.

По латыни возбудителя сибирской язвы зовут Bacillus anthracis (это бактерия). «Antrax» — это уголь, название связано с характерным видом язв на теле больного. «Сибирской» эту болезнь называют только в нашей стране, и это можно объяснить историческим распространением инфекции в России преимущественно к востоку от Урала.

К четвертой — самой опасной группе патогенности — возбудителя сибирской язвы отнесли неслучайно. Во-первых, микроб синтезирует сложный экзотоксин, с которым трудно справиться как крупному животному, так и человеку. Во-вторых, оболочка возбудителя защищена от фагоцитоза (поглощения иммунными клетками враждебных агентов), таким образом, иммунная система лишается оружия против подобной инфекции. Ну и, наконец, каждая бактерия сибирской язвы способна образовывать споры. Речь идет не о спорах растений или грибов, предназначенных для размножения, а о плотных капсулах вокруг микроорганизмов, которые позволяют им пережидать неблагоприятные условия внешней среды.

В случае с сибирской язвой речь идет о крайней устойчивости к всевозможным видам обеззараживания. Так при автоклавировании (нагревании под давлением) споры погибают при температуре 110 °C лишь через 40 мин. Сухой жар при температуре 140 °C убивает их только через 2,5-3 ч. Прямые солнечные лучи споры сибирской язвы выдерживают в течение 10-15 суток. Для сохранения жизнеспособности бактерии сибирской язвы не нуждаются ни в присутствии воды, ни в кислороде. Именно поэтому в скотомогильниках и на пастбищах, заражённых испражнениями и мочой больных животных, возбудитель может сохраняться годами.

Заболеванию подвержены дикие и сельскохозяйственные животные, а также человек. Кошки и собаки мало восприимчивы к заражению сибирской язвой. К группе риска стоит отнести людей, чья работа связана с обработкой шкур или уходом за сельскохозяйственными животными.

Обычно возбудитель проникает в организм заболевшего через поврежденную кожу, однако в малом проценте случаев инфицирование может быть связано с вдыханием бактерий или их проглатыванием. В месте внедрения (как правило, речь идет о ранке) возникает так называемый сибиреязвенный карбункул: черное возвышение над поверхностью кожи, вокруг которого наблюдается отек и воспаление. В дальнейшем поражаются лимфатические узлы, а в случае генерализации процесса — весь организм

Если возбудитель попадает в кровь, то у больного развивается сепсис, который, в свою очередь, чреват летальным исходом. Наиболее вероятно такое развитие сценария при заражении сибирской язвой воздушно-капельным путем или при употреблении в пищу инфицированных продуктов. Однако, как я уже сказала выше, более чем в 90% случаев больные переносят кожную форму заболевания, которая успешно лечится антибиотиками. Существует и вакцина против сибирской язвы — ею пользуются для защиты скотоводов и кожевников.

Насколько вероятно массовое заражение людей при вспышках сибирской язвы в современном мире? Посудите сами — для того, чтобы оказаться в тесном контакте с зараженным (или умершим) человеком нужны особые условия. Данный возбудитель — не из тех, что быстро распространяются на большие расстояния по воздуху. Да и маловата будет его концентрация для воздушно-капельного заражения, если даже вы случайно окажитесь на территории больницы, где находится инфицированный человек. Разумеется, все вышесказанное не отменяет строжайших санитарных мер, вводимых при обнаружении инфекции. Потому на Алтае и ввели карантин. Сейчас с больными и людьми, которые имели возможность заразиться, работают врачи-инфекционисты. Ну, а зараженных коров, к сожалению, забивают — дабы избежать распространения инфекции. Тела сожгут, а место, где захоронят останки, будет помечено специальными предостерегающими знаками.

Ну, и на десерт — пара англоязычных роликов, наглядно показывающих механизм воздействия возбудителя сибирской язвы на организм человека.

Сибирская язва зооантропонозное заболевание Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Муминов А. А., Ахмадбекова С. , Мирзахметов Ш. Р.

В статье приведены результаты изучения эпизоотологической и эпидемиологической ситуации по сибирской язве в Таджикистане. Установлено, что сибирская язва среди людей чаще встречается в виде спорадических случаев, но имеют значение также ее сезонные проявления. При этом заражение людей сибирской язвой от животных индивидуального пользования произошло в 80,5%, а от животных общественного пользования – в 16,9% и от инфицированной почвы и других источников – 2,6% случаев.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Муминов А.А., Ахмадбекова С., Мирзахметов Ш.Р.,

BACILLUS ANTHRACIS ZOOANTHROPONOZIS DISEASE

Of the article describes the results of the review of epizootic and epidemiological survey of anthrax situation in Tajikistan. Has been determined that the anthrax is more common among people in the form of sporadic cases, but are also the seasonal characteristics of the infecting anthrax from animals for individual use was 80.5%, and from animals to the public – in 16.9% and infected soil and other sources – 2.6 per cent of the cases.

Текст научной работы на тему «Сибирская язва зооантропонозное заболевание»

микробных тел в 1 мл 0,3% формалинизированным стерильным физиологическим раствором, который также и инактивирует пастерелл.

Заключение. В результате проведенных исследований была разработана рациональная схема получения пастереллезного антигена. Полученный пастереллезный антиген может быть использован для серологической диагностики пастереллеза у субклинически больных животных.

ЛИТЕРАТУРА: 1. В.И. Геведзе, С.Г. Соколов. Методические

рекомендации по диагностике пастереллезов сельскохозяйственных животных. Минск. — 1987. — с.1-17. 2. Patton N.M. Pasterellosis in rabbits; A. review and update // J. appl Rabbit Res. — 1988. — 11/ — № 3. — P.III — 112. 3. Максуд Мунир. Усовершенствование методов постановки реакции диффузионной преципитации и встречного иммуноэлектрофореза для выявления антигенов и антител при пастереллезе. Автореф. дисс. канд. вет. наук. М., 1962. — с. 14.

ИЗГОТОВЛЕНИЕ ПАСТЕРЕЛЛЕЗНОГО АНТИГЕНА

Миннебаев Ш.Г., Юсупова Р.Х.

В результате проведенных исследований была разработана рациональная схема получения пастереллезного антигена. Полученный пастереллезный антиген может быть использован для серологической диагностики пастереллеза у субклинически больных животных.

PASTEURELLA ANTIGEN MAKING

Minnebayev Sh.G., Yusupova R.H.

The optimal outline of pasteurella antigen receiving was investigated as a result of experiments. The obtained pasteurella antigen can be used for serologic pasteurelosis diagnostics in subclinically sick animals.

УДК637.5.579.2(075.3) СИБИРСКАЯ ЯЗВА ЗООАНТРОПОНОЗНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

Муминов А. А. — к.в.н.; *Ахмадбекова С. — ведущий специалист;

**Мирзахметов Ш.Р. — д.в.н.

НПП «Биопрепараты» ТАСХН,

**ТАУ г. Душанбе, e-mail: [email protected]

Ключевые слова: сибирская язва, эпизоотическая и

эпидемиологическая ситуация, животные, люди, Республика Таджикистан.

Key words: bacillus anthracis, epizooties and epidemiology situations, animais, human, Republic of Tajikistan.

Сибирская язва — острое инфекционное заболевание из группы зоонозов, вызываемое спорообразующими микробами Bacillus anthracis, которое передается человеку при контакте с больными животными, их трупами, сырьем животного происхождения, контаминированными объектами внешней среды и, возможно, кровососущими членистоногими.

Заболеваемость сибирской язвой среди людей встречается на всех 5 континентах земного шара. По данным ВОЗ, в мире ежегодно заболевает более 20 млн. голов животных и регистрируется от 20 до 100 тыс. заболеваний людей с нередким летальным исходом[2]. Однако эти данные не могут претендовать на исчерпывающую полноту, так как в ряде стран Африки, Азии и Южной Америки еще не налажен четкий учет заболеваний сибирской язвой и указанное число людей, очевидно, занижено.

Источником сибирской язвы для человека являются больные животные. Доминирующую роль играет крупный рогатый скот, затем овцы. В эпизоотологии и эпидемиологии сибирской язвы определенную роль также играет зараженная почва, служащая местом пребывания возбудителя[1,4]. Заражения человека от человека, как правило, не наблюдается, что объясняется отсутствием свойственных сибирской язве механизмов передачи в общении между людьми и другими, еще не изученными причинами [3]

Факторами риска заражения сибирской язвой являются: профессия (чабаны, пастухи, работники зооветеринарного сектора, кожевенной промышленности, мясники и др.), проживание на территории стационарнонеблагополучных по сибирской язве пунктов (наличие скотомогильников, эпизоотических и почвенных очагов).

В связи с этим целью наших исследований было:

— изучить динамику проявления неблагополучных пунктов, заболеваемости людей и животных в Республике Таджикистан;

— изучит роль животных и их продуктов в эпидемиологии сибирской

В Таджикистане заболевание людей сибирской язвой имело широкое распространение, особенно среди животноводов, кочевников и другого слоя населения, живущего в горных кишлаках, занимающегося разведением сельскохозяйственных животных. Статистический учет случаев заболевания людей сибирской язвой в республике осуществляется с 1938 года. Впервые заболевание зарегистрировано на неблагополучном пункте в колхозе им. Ленина Науского(Спитамен) района Ленинабадской(Согдийской) области. Из 63 городов и районов республики в большинстве из них зарегистрированы заболевания сибирской язвой

среди животных и людей. С 1938 по 1990 годы установлено 1440 неблагополучных пунктов, где каждый год в среднем заболевают от 60 до 90 человек.

Результаты изучения динамики неблагополучных пунктов, заболеваемости животных и людей, а также вакцинации их с 1971 по 2010 годы в Республике Таджикистан приведены в таблице 1.

1. Динамика неблагополучных пунктов, заболеваемости и иммунизации животных и людей с 1971 по 2010 годы в Республике Таджикистан

№ Виды животных ГОДЫ

1971-1980 1981-1990 1991-2000 2001-2010

1 Количество неблагополучных пунктов (заболели животные)

2 192 147 89 89

3 Количество заболевших животных(гол)

4 494 198 423 263

5 Привито животных (в % к наличию)

6 К.Р.С. 70,5-105,4 110,3-207,0 50,7- 65,3 120- 160,7

7 М.Р.С. 77,7-99,8 98,4-175,0 55,6-65,8 85,5- 175,9

8 Свиньи 82,3-95.1 85,4-130,1 — —

9 Лошади и ослы 35,5-47,2 53,6-56,4 30,3- 35,9 40,8-66,5

10 Количество неблагополучных пунктов, где заболели люди

11 480 324 135 146

12 Количество заболевших людей(чел.)

13 694 659 1337 785

14 Количество людей привитых против сибирской язвы (тыс.)

*Примечание: К.Р.С.- крупный рогатый скот, М.Р.С.- мелкий рогатый скот

Анализ приведенных данных показывает, что в Таджикистане в результате проведенния комплекса ветеринарно-санитарных мероприятий против сибирской язвы за последние годы достигнуто определенное снижение количества неблагополучных пунктов и число заболевших животных и людей. Так, если в 1971-1980 годах число неблагополучных пунктов было соответственно 192 и 480, а количество заболевших 494 и 694, то в 1981-1990гг. количество их уменьшилось на 20,3 и 35,5%, а заболеваемость соответственно на 50,9 и 5,1процентов. В 1991-2000 гг удалось уменьшить количество неблагополучных пунктов соответственно на 30,9 и 58,3 %., к сожалению, в этот период количество заболевших животных увеличилось на 53,2%, а людей на 102,9%. Необходимо отметить, что на достоверность уменьшения и увеличения зарегистрированных неблагополучных пунктов и количество заболевших животных и людей определенное влияние оказала нестабильная ситуация в республике. В течение последних 10 лет(2001-2010гг.) количество

неблагополучных пунктов, где отмечено заболевание животных, осталось на прежнем уровне, а количество эпидемиологических очагов увеличилось на 8,1%, а число заболевших животных и людей уменьшилось соответственно на 37,8 и 40,8 процентов.

Заболевание людей сибирской язвой в Таджикистане имеет сезонный характер и регистрируется в основном в летне-осенний период. Хотя в последние годы результаты указывают на то, что они регистрируются и в более холодное время года, в районах, где отмечены высокий процент неблагополучных пунктов и заболеваемость животных. Заболевание сибирской язвой чаще всего отмечается у лиц, которые участвуют в убое и разделке туш больных животных, это преимущественно индивидуальные владельцы скота, животноводы, зооветеринарные специалисты. Чаще всего инфекция передается контактным путем. Заражение возможны через продукты, изготовленные из необезвреженного продукта, сырья животного, а также инфицированной почвы спорами сибирской язвы и кровососущими членистоногими.

За период времени с 1971 по 2010гг. причиной заболевания людей сибирской язвой в стране преимущественно явились больные и павшие животные. В большинстве случаев заболевание произошло среди населения сельской местности, которое заразилось во время вынужденного убоя сельскохозяйственных животных и снятия шкур — 58,3% случаев, во время разделки туш животных — 30,3%, при использовании мяса в пищу -9,8%, и источники заражения не установлены в 1,6% случаев. Доля лиц активного трудоспособного возраста в республике в общей структуре заболевших составила: 18-59 лет — 84,5%, в возрасте за 60 лет — 8,5%, до 18 лет — 7,0%. Мужчины заболели — 67,4%, женщины — 32,6%, и они в основном заразились во время приготовления пищи. Доля профессиональных контингентов в общей структуре заболеваний сибирской язвой в республике составила 42,9%.

Заражение людей сибирской язвой от животных индивидуального пользования произошло в 82,5% случаев, от животных общественного пользования — в 14,9% случаев, а от инфицированной почвы и других источников в 2,6% случаев. Доля заражения людей от крупного рогатого скота в общей структуре установленных источников возбудителя инфекции составила 66,8%, от мелкого рогатого скота — 32,6%, от свиней -0,1%, от лошадей и ослов — 0,5% случаев.

Заболевание сибирской язвой у людей протекало, в основном, в кожной форме. В случаях кожной формы сибирской язвы у больных отмечены септический процесс, и при несвоевременном лечении болезнь заканчивалась летальным исходом.

В республике с профилактической целью проводилась вакцинация людей, в основном лиц, занятых в животноводстве и проживающих в неблагополучных пунктах. В республике в 1971 году против сибирской

язвы было иммунизировано 32,1тыс. человек, в 1981 году количество вакцинированных людей составило 96,1тыс. человек, то есть объем вакцинации увеличился почти в 3 раза. Однако на уменьшение случаев заболевания среди людей это не имело значительного влияния. После 90-х годов вакцинация среди людей, относящихся к группе риска против сибирской язвы не проводится.

Анализ данных Службы санэпиднадзора республики показывает, что за последние годы среди заболевших преобладали мужчины- 64,1%, а основная масса приходится на возраст 11-60 лет- 83,2% и 7,6%- случаев приходится на пациентов старше 60 лет, а на детей до 10 лет — 9,2% случаев. Сибирская язва у людей в основном проявились в кожной форме, и в 90,8% случаях заражение их было связано с сельскохозяйственной деятельностью, тогда как среди городского населения заболеваемость была невысокой и составляла 9,2% от общего числа заболевших.

Изучение эпидемиологии сибирской язвы в Таджикистане позволило объективно планировать проведение противоэпизоотических ветеринарносанитарных мероприятий и уменьшить появление новых случаев заболевания в республике.

Заключение. Анализ результатов исследования показывают, что основными причинами заболевания людей сибирской язвой в республике являются: нарушение правил личной гигиены при уходе за больными животными, тайный (подворный) убой больных животных, разделка их туш с последующим употреблением мяса и его продуктов в пищу. Несоблюдение правил техники безопасности на предприятиях по заготовке и переработке промышленного сырья животного происхождения, а также недостаточный контроль со стороны административных органов за соблюдением правил реализации мяса среди населения и недостаточная санитарная грамотность населения.

Сибирская язва среди людей чаще встречается в виде спорадических случаев, но имеют значение также ее сезонные особенности. При этом заражение людей сибирской язвой от животных индивидуального пользования произошло в 80,5% случаев, а от животных общественного пользования — в 16,9% случаев и от инфицированной почвы и других источников — 2,6% случаев. Доля заражения людей от крупного рогатого скота в общей структуре установленных источников возбудителя инфекции составила 66,8%, от мелкого рогатого скота — 32,6%, от свиней -0,1%, от лошадей и ослов — 0,5% случаев. Причем мужчины от 18до 60 лет болеют чаще, так как они чаще имеют дело с сельскохозяйственными животными (уход, забой, разделка туш и т. д.).

Смотрите так же:  Доктор комаровский аллергический насморк у ребенка

В связи с этим все профилактические мероприятия против сибирской язвы и борьба с ней должны проводиться комплексно, в тесном взаимодействии с ветеринарной службой страны. Медико-санитарные мероприятия необходимо проводить, исходя из эпизоотологической

обстановки, прежде всего на основе данных о наличии почвенных очагов сибирской язвы и стационарно-неблагополучных пунктов.

ЛИТЕРАТУРА: 1.Бакулов И. А., Гаврилов А.А. Сибирская язва животных и людей // Ветеринарная медицина, сентябрь, 2000. 2. Лобзин В. Ю. и др. Сибирская язва. Болезни и возбудители. Санкт — Петербург КМАХ- 2002, Том 4, №12. 3. Лактионова М. И. Закономерности территориального распределения и проявления активности, стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов РФ. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, Москва, 2011. 4. Бутаев Т. М. Некоторые аспекты заболеваемости людей и животных бруцеллезом и сибирской язвой в Республике Северная Осетия -Алания в современных условиях. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, Саратов 2004.

СИБИРСКАЯ ЯЗВА ЗООАНТРОПОНОЗНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

Муминов А.А., Ахмадбекова С., Ш. Мирзахметов Ш.Р.

В статье приведены результаты изучения эпизоотологической и эпидемиологической ситуации по сибирской язве в Таджикистане. Установлено, что сибирская язва среди людей чаще встречается в виде спорадических случаев, но имеют значение также ее сезонные проявления. При этом заражение людей сибирской язвой от животных индивидуального пользования произошло в 80,5%, а от животных общественного пользования — в 16,9% и от инфицированной почвы и других источников — 2,6% случаев.

BACILLUS ANTHRACIS ZOOANTHROPONOZIS DISEASE

Muminov A.A., Ahmadbekova S., Mirzahmetov Sh.R.

Of the article describes the results of the review of epizootic and epidemiological survey of anthrax situation in Tajikistan. Has been determined that the anthrax is more common among people in the form of sporadic cases, but are also the seasonal characteristics of the infecting anthrax from animals for individual use was 80.5%, and from animals to the public — in 16.9% and infected soil and other sources — 2.6 per cent of the cases.

Сибирская язва

Внимание

Вспышка особо опасного заболевания – сибирской язвы произошла в середине июля на территории Ямальского района Ямало-Ненецкого автономного округа. Болезнь была зарегистрирована среди северных оленей.

По сообщению Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, диагноз подтвержден ГНУ «ВНИИВВИМ» Россельхозакадемии 26 и 27 июля 2016 года при исследовании патологического материала, отобранного от павших оленей, принадлежащих частному лицу и МОП «Ярсалинское» Ямальского района Ямало-Ненецкого автономного округа. К слову, этого заболевания на Ямале не было 75 лет. К сожалению, уже есть жертвы среди людей – от заболевания скончался 12-летний ребенок. Сейчас в этом регионе предпринимаются все меры, чтобы локализовать и не допустить дальнейшего распространения болезни.

Чем опасна сибирская язва, о каких мерах предосторожности всем нам необходимо помнить? За ответом на эти вопросы обращаемся в Управление Россельхознадзора по Красноярскому краю.

« Красноярский край по сибирской язве животных благополучен с 2006 года. Последний случай заболевания регистрировался в с. Новотроицкое Минусинского района, – рассказывает заместитель руководителя Управления Россельхознадзора по Красноярскому краю Евгений ГЛУХОВ. Отмечу, что сибирская язва – особо опасное заболевание человека и многих видов животных. Характеризуется поражением кожи, кишечника, легких, лимфатических узлов и высокой смертностью. Более восприимчивы к заболеванию крупный и мелкий рогатый скот, буйволы, лошади, ослы, олени, верблюды, менее восприимчивы свиньи. Молодые животные более восприимчивы, чем взрослые.»

Возбудитель – спорообразующая бактерия, устойчивая к физико-химическим воздействиям, сохраняется во внешней среде столетиями. Источник возбудителя – больное животное, а также зараженные сибиреязвенными спорами участки почвы и другие объекты внешней среды. Основной путь заражения у животных через корма и воду, а также через укусы насекомых и органы дыхания.

Заражение человека происходит при уходе за больными животными, в процессе их убоя, снятия шкур, разделки туш, кулинарной обработки мяса, при хранении, транспортировке.

Клинические признаки сибирской язвы: молниеносное (сверхострое) – длительность болезни от нескольких минут до нескольких часов, острое – животные погибают на 2-3-й день болезни, подострое – продолжается до семи дней и более, хроническое -– продолжается 2-3 мес. и абортивное. В зависимости от путей заражения выделяют карбункулезную, кишечную, легочную и ангинозную формы сибирской язвы. Без оказания лечебной помощи больное животное погибает.

Трупы животных, павших от сибирской язвы, быстро разлагаются и поэтому обычно вздуты, окоченение в большинстве случаев не наступает или выражено слабо. Из естественных отверстий вытекает кровянистая жидкость. Вскрытие трупов животных при подозрении на заболевание сибирской язвой запрещено!

Меры профилактики

Для владельцев животных:

1. Регистрация приобретенных животных в государственном ветеринарном учреждении.

2. Предоставление животных ветеринарным специалистам для проведения клинического осмотра, вакцинаций и исследований.

3. Проведение покупки, продажи, сдачи на убой, выгона на пастбище и всех других перемещений животных только по разрешению ветеринарных специалистов городских и районных учреждений ветеринарии.

4. Обеспечение карантинирования приобретенных животных в течение 30 дней для проведения ветеринарных исследований и обработок.

5. Соблюдение зоогигиенических и ветеринарных требований при перевозках, размещении, содержании и кормлении животных.

6. Употребление в пищу мяса убойных животных только после проведения ветеринарно-санитарной экспертизы.

7. Своевременное информирование государственных ветеринарных специалистов обо всех случаях падежа и заболевания животных.

8. Соблюдение мер личной гигиены.

Для населения:

1. Приобретать продукты животного происхождения в строго установленных местах, только после предъявления продавцом ветеринарного сопроводительного документа формы № 2, 4 (на рынках, в магазинах). Не приобретать продукцию в местах несанкционированной торговли.

2. Исключить употребление сырого молока, приобретенного у частных лиц.

ВАЖНО! При обнаружении трупа животного необходимо немедленно сообщить ветеринарным специалистам. Самостоятельно осматривать, разделывать и перемещать труп животного запрещено.

ПРОФИЛАКТИКА СИБИРСКОЙ ЯЗВЫ

СИБИРСКАЯ ЯЗВА — одно из наиболее опасных инфекционных заболеваний животных (крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, свиней и др.) и человека с очень высокой смертностью. Но основным источником заболевания сибирской язвой для людей является крупный рогатый скот. Причина заболеваний людей – непосредственный контакт с больными сельскохозяйственными животными. Основная причина заболевания животных – отсутствие прививок от сибирской язвы.

Ситуация по сибирской язве в текущем году в стране осложнилась: на территории Ямало-Ненецкого автономного округа зарегистрирована вспышка сибирской язвы у северных оленей. Более двух тысяч голов составил падеж животных по состоянию на начало августа 2016 года. В Ульяновской области длительное время удерживается благополучная обстановка по острозаразным болезням, общим для человека и животных: последний случай заболеваемости сибирской язвы был зарегистрирован в 1995г. с. Абдреевка, Новомалыклинского района (5 случаев); последний спорадический случай сибирской язвы среди животных (свиней) отмечался в 2004 году в городе Сенгилее в частном подворье (диагноз подтвержден лабораторно).

Почвенными очагами считаются скотомогильники, биотермические ямы и другие места захоронения трупов животных, павших от сибирской язвы.

На территории Ульяновской области на учете находится 39 почвенных захоронений животных, в разные годы павших от сибирской язвы.

Как человек может заразиться сибирской язвой?

1.При употреблении продуктов животноводства, не прошедших ветеринарно-санитарную экспертизу, приобретенных в неустановленных местах торговли.

2.В результате прямого контакта : заражение человека может наступить при уходе за больным животным, убое его, снятии шкур, разделке туш, захоронении трупов, а также при контакте с продуктами животноводства (шкуры, кожи, меховые изделия, шерсть,щетина).

3. Через загрязненные предметы — через раны и трещины на руках

4.При употреблении в пищу зараженного мяса, недостаточно обработанного термически.

5.Воздушно-капельным путем: при вдыхании бацилл.

Больной человек эпидемиологической опасности не представляет

Каковы симптомы болезни у человека?

Существует 3 формы этой болезни у человека:

При кожной форме инкубационный период при кожных разновидностях сибирской язвы длится от 2 до 14 дней. Вначале в месте поражения возникает красное пятно, которое приподнимается над уровнем кожи. Через некоторое время появляется язва. Больные жалуются на сильный зуд и жжение пораженного места. Вокруг язвы отмечаются отек и покраснение кожи. Характерным является снижение или полное отсутствие чувствительности в области язвы. Признаки общей интоксикации: повышение температуры до 39-40°С, общая слабость, разбитость, сильная головная боль, головокружение, сердцебиение появляются к концу первых суток или на второй день болезни. При своевременном обращении к врачу и проведении специфического лечения заболевание, как правило, заканчивается выздоровлением.

При легочной форме сибирской язвы первые признаки похожи на грипп — повышается температура, человека сильно знобит, начинает сильно выделяться мокрота из груди. Через 3-5 дней развивается острая легочная недостаточность, которая приводит к шоку и смерти.

При кишечной форме сибирской язвы начинаются сильные боли в животе, рвота, жидкий стул с кровью. Инкубационный период сибирской язвы при кишечной форме от 2-х до 7-ми дней.

Медицинская помощь

При первых же признаках болезни надо обращаться к врачу, который определит курс лечения.

Меры профилактики

— Немедленно сообщать обо всех случаях заболевания и падежа животных в ветеринарные учреждения.

— Обязательно приглашать ветеринарного специалиста для проведения предубойного осмотра животного.

— Категорически запрещается самостоятельное захоронение павших животных.

— Категорически запрещается вывоз (ввоз) за пределы населенного пункта больных животных или зараженных продуктов и сырья животного происхождения (при регистрации случаев заболевания).

— Категорически запрещается приобретать продукты животного происхождения в местах несанкционированной торговли, без наличия ветеринарных сопроводительных документов. Покупайте мясо с наличием ветеринарных клейм, требуйте у продавца ветеринарные сопроводительные документы.

— При убое домашних животных, после проведения обязательного предубойного осмотра ветеринарным специалистом, необходимо использовать индивидуальные средства защиты (резиновые перчатки, халат).

— При первых признаках заболевания человеку необходимо своевременно обратиться за медицинской помощью.

Специфическая профилактика сибирской язвы- это проведение вакцинации определенных групп населения по эпидпоказаниям и в плановом порядке. Плановой вакцинации подлежат лица, работающие с живыми культурами возбудителя сибирской язвы, с зараженными лабораторными животными или производящие исследования материалов, зараженных возбудителем сибирской язвы; лица, производящие убой скота, занятые заготовкой, сбором, хранением, транспортировкой, переработкой и реализацией сырья животного происхождения; лица, выполняющие работы на энзоотичных по сибирской язве территориях (обслуживание общественного скота, сельскохозяйственные, агро- и гидромелиоративные, строительные и др. работы, связанные с выемкой и перемещением грунта, заготовительные, промысловые, геологические, изыскательные, экспедиционные работы). Работодателям, желающим привить в плановом порядке работающий контингент, необходимо подать заявку на проведение плановой вакцинации протии сибирской язвы в поликлинику ГУЗ «Инзенская РБ» в кабинет № 13.

Валентина Дихнова, помощник врача-эпидемиолога ГУЗ «Инзенская РБ».

В России укротят сибирскую язву

Российские ученые создали препарат, позволяющий предотвратить вспышку сибирской язвы, — он определяет наличие в крови животных антител к возбудителям болезни. Сейчас, несмотря на обязательную вакцинацию скота, порядка 30% животных могут заболеть, если им не была сделана повторная прививка. Федеральный центр токсикологической, радиационной и биологической безопасности (ФГБНУ «ФЦТРБ-ВНИВИ»), подведомственный Минсельхозу, уже запатентовал и протестировал разработку. Специалисты сомневаются, что применять новый препарат будет легко.

Ученые центра «ФЦТРБ-ВНИВИ» рассказали «Известиям» о своей новой разработке, направленной на предотвращение вспышек сибирской язвы. Она называется «Набор определения антител в сыворотке крови животных…». В состав препарата входит эритроцитарный антиген — вещество, распознающее наличие в крови антител против возбудителей заболевания. Для применения препарата необходимо брать у животных пробу крови.

— Если животное вакцинировано, то у него точно будут эти антитела. Несмотря на то, что сейчас вакцинация проводится в обязательном порядке, ежегодно наблюдаются случаи возникновения инфекции, — рассказал «Известиям» разработчик препарата профессор Харис Макаев. — Например, в ходе исследований, которые мы проводили в Республике Татарстан, выяснилось, что порядка 30% животных нуждаются в повторном прививании.

По словам разработчиков «ФЦТРБ-ВНИВИ», на исследование крови животного с помощью нового препарата нужно потратить порядка 18 часов. В 2016–2017 годах центр провел исследование более 9,1 тыс. проб сывороток крови крупного и мелкого рогатого скота в 43 районах Татарстана. Было установлено, что препарат является высокочувствительным и способным распознавать антитела против возбудителей сибирской язвы. Разработчики уже получили государственный патент, а в конце мая 2017 года им была выдана декларация о соответствии, разрешающая производство вещества. По словам ученых, препарат уже используют в Республике Татарстан. Кроме того, им заинтересовались аграрии Кировской области и Удмуртии.

Сибирская язва — опасная инфекционная болезнь, которой подвержены и животные, и люди. У человека она проявляется в поражении кожи, кишечника, легких и миндалин и в ряде случаев поддается лечению. Для животных заболевание чаще всего заканчивается гибелью. По данным Россельхознадзора, в настоящий момент в России насчитывается около 35 тыс. неблагополучных по сибирской язве населенных пунктов с почвенными очагами. В их число входят и 7,9 тыс. скотомогильников, которые считаются потенциальными источниками заболевания. На сегодняшний день, по данным ведомства, очагов заболевания сибирской язвой в России нет.

Президент Национальной ассоциации «Ветбиопром» Николай Мельник отметил, что для ветеринарно-биологической промышленности разработка «ФЦТРБ-ВНИВИ» нова и уникальна.

— Но нужно понимать, что для использования препарата нужно потратить немало усилий. Представьте большое стадо, которое нужно собрать на проверку. Если при проведении вакцинации это сделать не так легко и встречается немало случаев, когда животное оказывается не привитым, то что уж говорить об исследовании сыворотки крови, — сказал эксперт.

Исполнительный директор Российской ветеринарной ассоциации Сергей Латюхов утверждает, что каждому животному необходимо вводить разное количество препарата против заболевания.

— И поэтому не угадаешь, действительно ли подействует вакцина. У всех представителей фауны разные параметры, разный вес. Но учитывать их все очень сложно, — пояснил он «Известиям».

Последняя крупная вспышка сибирской язвы была ликвидирована в прошлом году на Ямале. Тогда были сожжены останки 2,5 тыс. животных, погибших от инфекции. Кроме того, диагноз «сибирская язва» подтвердился у 24 местных жителей.

Сибирская язва Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Макаров Владимир Владимирович

Цель данной работы формулировка наиболее общих биоэкологических элементов инфекционного цикла, определяющих проявление эпизоотического процесса, и анализ современных зоонотических аспектов ветеринарной эпидемиологии сибиреязвенной инфекции. Обязательный внеорганизменный этап споруляции возбудителя, образование его споровых форм, рассевание их и контаминация окружающих объектов, прежде всего почвы на пастбищах, обусловливают важнейшие ветеринарно-эпидемиологические особенности инфекции. Вовлекаемые в инфекционный цикл экологические элементы в основном статистические, случайные события, чем определяется облигатная спорадичность проявления заболеваемости. Взаимоотношения «возбудитель сибирской язвы ↔ восприимчивые организмы» укладываются в рамки самостоятельной симбиотической системы и соответствует паразитоидизму. Убийство хозяина для последующей внеорганизменной споруляции является облигатным и представляет собой наиболее важную стадию биологического цикла Bacillus anthracis. Хотя значение восприимчивых травоядных разных видов в сибиреязвенной системе неравнозначно, по всем экологическим, эпизоотологическим, патологическим предпосылкам основную хозяинную роль играет крупный рогатый скот. Cостояние мирового нозоареала сибирской язвы и ветеринарно-эпидемиологическую ситуацию можно было бы считать стабильными и однозначными, а инфекцию управляемой. Вместе с тем серьезную угрозу стабилизации обстановки по сибирской язве в мире представляют три тревожных и непредсказуемых обстоятельства: (i) объективное существование отдельных гиперэндемичных зон с драматическими прецедентами массовой эмерджентной гибели животных; (ii) ветеринарно-санитарная наивность отсталого, с низкой культурой и культовыми предрассудками скотоводческого населения ряда регионов центральной, южной Азии и крайнего севера РФ; (iii) ставшие реальными акты применения B. anthracis в целях биотеррора. В РФ сибирская язва контролируется на основе рутинного принципа тотальной систематической профилактической вакцинации травоядных животных, что предотвращает заболеваемость и имитирует благополучие, означая a priori признание тотальной эндемичности территории всей страны.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Макаров Владимир Владимирович,

The purpose of this work is the formulation of the most common bio-ecological elements of infectious cycle defining the manifestation of epizootic process and analysis of zoonotic aspects of current veterinary epidemiology of anthrax infection. Required extra organism pathogen sporulation stage, the formation of its spore form, dissemination and contamination of surrounding objects, especially the soil in pastures, are responsible for the most important veterinary and epidemiological features of infection. Involves in the infectious cycle of environmental elements mainly statistics, random events, what determines the obligate sporadic manifestations of disease. Relationships «anthrax agent ↔ susceptible organisms» fit into the self symbiotic system and corresponds to parasitoidism. The killing hosts for further extra organism sporulation is obligate and represents the most important stage of the biological cycle of B. anthracis. Meaning of herbivores susceptible to different types of anthrax system does not amount, in all environmental, epizootic, pathological premises host the main role is played by cattle. The status of natural world nosological area anthrax and veterinary epidemiological situation can be considered stable and unambiguous, and the infection controlled. However, a serious threat to the stabilization of the situation on anthrax in the world are alarming and unpredictable three circumstances: (i) the objective existence of certain hyperendemic areas with dramatic precedents emergent mass death of animals; (ii) veterinary-sanitary naive retarded, with low culture and the cult prejudice ranching population of some regions of central, southern Asia and the Far North of Russia; (iii) become real acts of B. anthracis in order to bioterrorism. In Russia, anthrax is controlled based on the principle of total systematic routine preventive vaccination herbivores that prevents morbidity and mimics the well-being, meaning a priori recognition of the total endemic throughout the country.

Смотрите так же:  Помогает ли супракс от ангины

Текст научной работы на тему «Сибирская язва»

УДК 619: 616.98: 579.852.11

В.В. Макаров, доктор биологических наук, профессор Департамента ветеринарной медицины ([email protected]).

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский университет дружбы народов» (115093, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.8, кор.2).

Цель данной работы — формулировка наиболее общих биоэкологических элементов инфекционного цикла, определяющих проявление эпизоотического процесса, и анализ современных зоонотических аспектов ветеринарной эпидемиологии сибиреязвенной инфекции.

Обязательный внеорганизменный этап споруляции возбудителя, образование его споровых форм, рассеивание их и контаминация окружающих объектов, прежде всего почвы на пастбищах, обусловливают важнейшие ветеринарно-эпидемиологические особенности инфекции. Вовлекаемые в инфекционный цикл экологические элементы — в основном статистические, случайные события, чем определяется облигатная спорадичность проявления заболеваемости.

Взаимоотношения «возбудитель сибирской язвы — восприимчивые организмы» укладываются в рамки самостоятельной симбиотической системы и соответствуют паразитоидизму. убийство хозяина для последующей внеорганизменной споруляции является облигатным и представляет собой наиболее важную стадию биологического цикла Bacillus anthracis. Хотя значение восприимчивых травоядных разных видов в сибиреязвенной системе неравнозначно, по всем экологическим, эпизоотологическим, патологическим предпосылкам основную хозяинную роль играет крупный рогатый скот.

Состояние мирового нозоареала сибирской язвы и ветеринарно-эпидемиологическую ситуацию можно было бы считать стабильными и однозначными, а инфекцию — управляемой. Вместе с тем серьезную угрозу стабилизации обстановки по сибирской язве в мире представляют три тревожных и непредсказуемых обстоятельства: (i) объективное существование отдельных гиперэндемичных зон с драматическими прецедентами массовой эмерджентной гибели животных; (ii) ветеринарно-санитарная наивность отсталого, с низкой культурой и культовыми предрассудками скотоводческого населения ряда регионов центральной, южной Азии и крайнего севера РФ; (iii) ставшие реальными акты применения B. anthracis в целях биотеррора.

В РФ сибирская язва контролируется на основе рутинного принципа тотальной систематической профилактической вакцинации травоядных животных, что предотвращает заболеваемость и имитирует благополучие, означая a priori признание тотальной эндемичности территории всей страны.

«. по деревням, как надо, побежала «коровья смерть». Пишется в универсальной книге «Прохладный вертоград»: как лето сканчивается, а осень приближается, тогда вскоре моровое поветрие начинается. Болезнь народно называли «пупырух». «Пупырух» показался сначала на скоте, а потом передавался людям. У человека под пазухами или на шее садится болячка червена, и в теле колотье почует, и внутри негасимое горячество или во удесех некая студеность и тяжкое воздыхание и не может воздыхати — дух в себя тянет и паки воспускает; сон найдет, что не может перестать спать; явится горесть, кислость и блевание; в лице человек сменится, станет образом глиностен и борзо помирает».

Н.С. Лесков «Несмертельный Голован»

Ключевые слова: сибирская язва, Bacillus anthracis, инфекционный цикл, нозоареал, биотерроризм.

Болезнь, подобная сибирской язве, упоминается в самых первых (6-7-тысячелетней давности) письменных памятниках сельскохозяйственной цивилизации в Месопотамии и Египте. Есть основания полагать, что как в настоящее время, так и на протяжении всей естественной истории заболевание имело повсеместное распространение, соответствуя зоографическо-му распространению травоядных животных. Сейчас известны свыше 1200 различных штаммов Bacillus anthracis [12, 13, 15]. В последнее время значимость болезни существенно возросла ввиду некоторых нетривиальных обстоятельств, в частности, крупных эпидемических прецедентов, включая ситуации в РФ, в том числе с применением возбу-

дителя в целях биотерроризма [1, 9___11, 16, 17]. В данной работе рассматриваются современные зооноти-ческие аспекты ветеринарной эпидемиологии сибиреязвенной инфекции.

Биоэкологические элементы инфекционного цикла

Сибирская язва — первичная заразная болезнь травоядных, по современным представлениям, природно-оча-говый сапрозооноз. Характеризуется своеобразным инфекционным циклом, в котором предполагается обязательный внеорганизменный этап споруляции возбудителя. критическое условие для спорообразования В. апгЪгаЫб — контакт с факторами среды (кислородом), для чего необходимы смерть заболевшего (животного, человека), последующее освобождение возбудителя (естественное разложение, повреждение или вскрытие трупа), образование его споровых форм, рассевание

* Использованы материалы отчета Российского университета дружбы народов о НИР по договору № 631/08 от 13.08.13 на тему «Адаптивное природопользование и сельскохозяйственное производство в условиях тропиков и субтропиков», раздел «Актуальные проблемы сибирской язвы на современном этапе».

Общая характеристика эпизоотического процесса сибирской язвы животных в 2005-2010 гг. Common characteristics of the epizootic anthrax process animals in 2005-2010.

Категории и виды поражаемых животных Проявление эпизоотического процесса

Домашние: • крупный рогатый скот • овцы, козы • свиньи, лошади, ослы • преобладающая заболеваемость, ежегодно десятки вспышек, смертность сотен голов • интенсивность показателей значительно ниже • редкие, единичные случаи гибели

Дикие растительноядные: • бизоны, газели, зебры • олени, носороги, слоны, верблюды, кабаны, обезьяны • спорадическая заболеваемость, возможна массовая стадная смертность до многих сотен голов • единичные случаи гибели

Плотоядные: • собаки, барсук, соболь, львы • исключительные случаи

Рис. 1. Bacillus antracis: 1 — вегетативные формы (окрашенные по Граму фиолетовые палочки) в спинномозговой жидкости среди полиморфно-ядерных лейкоцитов, 2 — две спорулирующие клетки на фоне вегетативных форм (электронная микроскопия), 3 — ультратонкий срез споры, 4 — масса спор под электронным микроскопом [фото cdc.gov]

Fig. 1. Bacillus antracis: 1 — vegetative forms (stained Gram violet wand) in the cerebrospinal fluid including polymorphonuclear leukocytes, 2 — two sporulating cells on the background of vegetative forms (electron microscopy), 3 — ultra-thin slice of disputes, 4 — many dispute under an electron microscope [photo cdc.gov]

их и контаминация окружающих объектов, прежде всего почвы на пастбищах.

Для травоядных животных, как наиболее восприимчивых, резервуаром инфекции и источником заражения служит именно почва; человек заражается прямым и непрямым контактно-бытовым путем от контамини-рованных объектов, как правило, животного происхождения (внезоогенная естественная инфекция человека эпидемиологического значения практически не реальна и не регистрируется). Как и при других сапро-зоонозах, больной организм не является источником инфекции в тривиальном представлении, болезнь неконтагиозна, заразительны только споровые формы B. anthracis, возникающие после его смерти вне организма (трупа). Поэтому переход возбудителя к новому хозяину по цепи и воспроизведение очередного случая инфекции происходит только при контакте с абиотическими объектами, содержащими споровые зародыши, которые и служат источником заражения, в соответствии с определением ВОЗ.

Существованием возбудителя в двух формах — вегетативной in vivo и споровой во внешней среде (рис. 1) — обусловлены важнейшие ветеринарно-эпидемиологические особенности сибирской язвы. Проникая в организм, споровые зародыши продуцируют размножающиеся вегетативные формы B. anthracis, которые убивают хозяина [3, 12]. Вовлекаемые в инфекционный цикл экологические элементы — это в основном статистические, случайные события, чем определяется облигатная спорадичность проявления заболеваемости. Экстремальная выживаемость внеорганизменных, споровых форм возбудителя в таком неизбежном элементе окружающей сре-

ды травоядных, как почва, непредсказуемая по длительности, создает безусловные благоприятные предпосылки для формирования эндемии и природной очаговости.

С позиций учения В.Д. Белякова об эпидемическом и эпизоотическом процессах как саморегулирующихся паразитарных системах межпопуляционные взаимоотношения «возбудитель сибирской язвы восприимчивые организмы» также укладываются в рамки самостоятельной симбиотической системы. Однако В. апьЪгааз по определению не относится к каноническим паразитам, для которых существуют четкие биоэкологические границы [4], по крайней мере из-за абсолютной летальности и обязательного жизненного диморфизма (внутри- и внеорганизменная вегетативная и споровая формы существования). Образ жизни этого микроорганизма соответствует парази-тоидизму — широко распространенному в природе отрицательному типу межвидовых биоценотических взаимоотношений, при котором совместная жизнь за счет хозяина происходит не на всем ее протяжении, а ограничивается ранними стадиями физического роста с наибольшими пластическим потребностями (личиночным состоянием, в данном случае — вегетативной фазой) с последующим освобождением в среду за счет гибели хозяина.

Поэтому убийство хозяина для последующей вне-организменной споруляции представляет собой наиболее важную стадию его биологического цикла, а летальность сибирской язвы является облигатной. Несмотря на известную полипатогенность В. аиьЪтааз, значение восприимчивых травоядных разных видов в сибиреязвенной системе неравнозначно; по всем эко-

Рис. 2. Труп коровы, павшей от сибирской язвы: вздутие трупа — типичный признак анаэробных инфекций [фото iastate.edu] Fig. 2. The body of the cow fallen from anthrax: inflation dead body is a typical sign of anaerobic infections [photo iastate.edu]

логическим, эпизоотологическим, патологическим предпосылкам основную хозяинную роль играет крупный рогатый скот (рис. 2, 3, табл.).

Паттерн глобального эпизоотического процесса сибирской язвы на современном этапе

Согласно сведениям Swartz [19], на протяжении столетий болезнь регистрировалась не менее чем в 200 странах мира, заболеваемость людей оценивалась в 20. 100 тыс. случаев в год. По данным ProMED [14], в начале XXI века (2005-2010 гг.) сибирская язва сохраняла глобальный нозоареал; уникально свободными остаются только некоторые территории, прежде всего географическая периферия (рис. 4). Суммарно регистрируемая ежегодно заболеваемость животных и людей на уровне 900.1000 случаев выявляется в десятках стран не только слаборазвитого афро-азиатского региона, но и на территориях Европы, Америки, Австралии, в частности, в наиболее развитых странах — США, Канаде, Франции, Финляндии.

В эпизоотический процесс, наряду с крупным рогатым скотом, вовлекаются и подвержены гибели сухопутные животные многочисленных видов, так или иначе контактирующие с почвой как основным резервуаром и источником инфекции, даже хищники. Среднегодовая глобальная инцидентность варьируется в пределах 250.300 вспышек и более, со стереотипными индексами очаговости от десятков до единиц в зависимости от групповой специфики поражаемых животных, что отражает также их биосистемную роль в сибиреязвенном инфекционном цикле (см. рис. 3, рис. 5, см. табл.) [2, 6, 8, 14].

Исключения, выпадающие из общестатистических характеристик, представляют уникальные эпизоотические прецеденты вспышечного характера с эмерд-жентной гибелью многих десятков домашних и сотен диких животных, регулярно возникающие в определенных регионах мира. Многочисленными примерами последних лет могут служить внезапная гибель 300 и 80 гиппопотамов (2004 и 2010), 50 зебр (2005) в Национальном парке Уганды, 500 антилоп куду (2004) и 130 коров (2005) в Зимбабве, 80 зебр в Кении (2007) и 90 зебр в Намибии (2010), 143 диких животных, в том числе 23 слонов и 37 зебр, в Ботс-

ване (2007), 600 газелей на китайско-монгольской границе (2008), более 30 коров и лошадей в Новом Уэльсе, Австралия (2007), более 150 коров, буйволов и бизонов в Южной Дакоте (2005), 260 и 300 бизонов в штате Монтана, США (2007 и 2008), 325 коров в Саскаче-ване и Манитобе (2006), более 30 буйволов (2007), 44 бизонов (2010) на северо-западе Канады и др. [14].

Это явление свидетельствует о существовании и сохранении на Земле уникальных гиперэндемичных при-родно-территориальных локусов типа «проклятых полей» Пастера, что может быть обусловлено наличием там специфической совокупности условий, наиболее «благоприятных» для сибиреязвенной биосистемы. Очевидными их предпосылками служат постоянно высокий уровень контаминации почвы спорами В. аиьЪтааз, которые, как известно, сохраняются в окружающей среде неопределенное время (есть недавние свидетельства, что они были обнаружены при раскопках средневековой больницы в Шотландии, существовавшей более 400 лет назад!), полностью свободное выпасное, отгонное, возможно даже «полукочевое» ведение животноводства с наличием и высокой попу-ляционной плотностью домашних и диких травоядных, а также эффекты некоторых кофакторов эндемии природного характера, таких как кластерность естественного травяного покрова, определенные почвенные зоны (щелочные почвы), погодный паттерн «влагообиль-ная весна —засушливое лето» (чередование наводнений и засухи), получивший название «сибиреязвенной погоды», при котором усиливается вымывание из почвы, высушивание и рассеивание спор [12, 13, 14].

Принципиально важно, что спонтанная заболеваемость человека облигатно зоогенна и вторична по отношению к сибирской язве животных. Поэтому эпидемическая цепь «контаминированнаяпочва как резервуар и источник заражения животных —>- больное животное или его продукты как амплифи-катор —>- заражение человека» обусловливает аналогичную по своей природе и совпадающую территориально эндемичность глобального характера.

Человек относительно резистентен к естественной сибиреязвенной инфекции. Тем не менее в 2005-2010 гг. ежегодно регистрировалось более 100 спонтанных вспышек болезни с заражением людей и усредненными индексами очаговости и смертности, соот-ветсвенно: 3_5 и 0,5_1,0 (см. рис. 5), со средней летальностью 25 % [14].

Другие доинцние животные; ^^^^^

« ——__ рогаты и скот;

Рис. 3. Мировой нозоареал сибирской язвы в 2005-2010 гг.: относительное распределение среднегодового количества регистрируемых вспышек по восприимчивым группам, % [14]

Fig. 3. World nosological area anthrax in 2005-2010: relative distribution of the average annual number of registered outbreaks on sensitive groups, % [14]

Дикие животные; 12,70

Рис. 4. Мировой нозоареал сибирской язвы в XXI веке [по isu.edu] Fig. 4. World nosological area of anthrax in the XXI century [on isu.edu]

На общем фоне особенно неблагополучны такие регионы, как Индонезия, Индия, Киргизия, Монголия, Вьетнам, Бурятия и Башкирия (РФ), где регистрируются сотни контактировавших (общение с больными животными, убой, разделка туш, потребление кон-таминированного мяса), десятки заболевших кожной и кишечной формой, высокая летальность. Примерами служат вспышки сибирской язвы в Индонезии — 14 заболевших, 8 погибших на Западной Яве, 6 заболевших в Сулавези (2005), 5 погибших на западе Сум-бы (2007); в Западной Бенгалии, Индии — 17 заболевших после потребления зараженной говядины (2006); 37 случаев в северном Ираке (2008); 8 погибших после потребления мяса верблюда в Афганистане (2007); 88 заболевших в Бангладеш (2010). В Киргизии — 6 заболевших после убоя коровы, затем еще 9 (2005), 11 заболевших и 37 контактировавших (2008) в Ошской области, по 14 больных кожной формой (2006 и 2010) в Джелалабаде, 5 случаев после убоя коровы, еще 17 заболевших и 188 контактировавших в Бишкеке (2007), 6 больных и около 1700 контактировавших в Джелалабадской области (2008) [по 14].

Согласно многолетней мировой эпидемиологической статистике, 95 % случаев сибирской язвы человека приходится на кожную форму (рис. 6). На каждые 10 сибиреязвенных туш регистрируют одну кожную форму болезни человека, на каждые 150 кожных форм — одну генерализованную. В регистрируемой мировой структуре инцидентности на сибирскую язву человека приходится до 45 % (см. рис. 3) [13. 15].

Очевидно, что недавняя эпизоотическая вспышка сибирской язвы в Ямало-Ненецком АО (июль-август 2016 г.) с гибелью более двух тысяч оленей, заболеваемостью двух десятков оленеводов и смертью одного ребенка, широко освещенная в СМИ, далеко не уникальна и полностью соответствует данному биосистемному стереотипу инфекции. Аналогичным образом это относится и к эпидемической вспышке сибирской язвы в 2010 г. в Омской области с массовым падежом лошадей, заболеванием шести человек и одним летальным исходом [6].

спорадическая заболеваемость свободные территории

Щ гиперэндемии / эпидемии Щ эндемии

Сибирская язва в РФ

На фоне тотальной систематической повсеместной профилактической вакцинации травоядных (всего крупного и мелкого рогатого скота) как безальтернативного метода контроля болезни на территории всей страны ежегодно регистрируемое число случаев (пунктов) сибирской язвы животных на протяжении многих лет стабильно колеблется на уровне 2. 4 десятков с непредсказуемой амплитудой в этих пределах и индексом очаговости от 1 (для крупного рогатого скота, свиней, лошадей) до 5 и более (для овец, бывают случаи гибели нескольких десятков голов, например, в Бурятии в 2008 г.). Проявление эпизоотического процесса имеет очевидный спорадический характер, безотносительно к каким-либо реальным причинам, со случайной инцидентностью и смертностью преимущественно крупного рогатого скота и овец, значительно реже свиней и лошадей [2, 5.8].

Спонтанная заболеваемость людей ограничивается индекс-случаями с числом заболевших от одного-двух до 10 и более, смертность эксквизитна (сообщено о двух случаях в Северной Осетии в 2006 г., одном — в Омской области в 2010 г.). В 2008 г. зарегистрирова-

Смотрите так же:  Количественное определение гепатит с

Рис. 5. Мировой нозоареал сибирской язвы в 2005-2010 гг.: среднегодовые индексы очаговости по восприимчивым группам [14] Fig. 5. World nosological area anthrax in 2005-2010: the average annual index focality for susceptible groups [14]

Рис. 6. Кожная форма сибирской язвы у человека: 1. 3 — 4-х, 6-ти, 11-ти дневные язвенные поражения без лечения, 4 — начало лечения на 3-й день болезни, 5.9 — 9-й, 17-й, 28-й, 34-й и 44-й дни лечения (по мере заживления) [12, 13, 18]

Fig. 6. Cutaneous anthrax in humans: 1. 3 — 4th, 6th, 11th day ulcerative lesions without treatment, 4 — the beginning of the treatment on the 3rd day of illness, 5. 9 — the 9th, 17 th, 28th, 34th and 44th day of treatment (as it heals) [12, 13, 18]

но 23 случая сибирской язвы человека, по сравнению с 2007 г. рост составил 7,7 раза. Поэтому на 2009 г экстраполировалось возникновение чрезвычайных эпизоотических и эпидемических прецедентов в зонах с использованием выпасов на зараженных территориях (скотомогильники, места падежа и захоронений животных) в Центральном, Приволжском, Южном, Сибирском федеральных округах с ростом заболеваемости по цепи «животные —► человек», однако зарегистрирован всего один случай. В 2010 г. возникло 22 случая: в Дагестане (п=8), Омской области (п=6), Чечне (п=3), Волгоградской области и Краснодарском крае (по п=2), Ростовской области (п=1). Заражение людей происходило главным образом в процессе убоя больных животных, разделки туш и продажи мяса. Число так или иначе вовлекаемых в эпидемические инциденты людей варьировалось от 3_5 до 240 и более. Этот год «ознаменовался» беспрецедентным распространением более 25 т кон-таминированных продуктов (пельменей), полученных из мяса больных сибирской язвой животных, в потребительские цепи трех регионов, включая Москву, без зарегистрированных эпидемических последствий [2, 5_8].

В подобной ситуации зоогенная заболеваемость людей должна служить своеобразным индикатором территориальной приуроченности сибирской язвы жвачных (то есть за каждой вспышкой инфекции среди людей предполагается вспышка среди животных) с соответствующей статистической вероятностью (как отмечено выше, условное соотношение заболеваемости «животные / человек» составляет около 10 / 1). Учитывая обычные для отечественной эпизоотологии проблемы достоверного учета и статистики, следует предполагать значительно более высокий уровень реальной заболеваемости и падежа животных в регионах, где зарегистрированы случаи ин-

фекции у людей в 2010 г., а также ранее (Башкирия, Бурятия, Астраханская, Волгоградская области). В этой связи не вполне корректно ограничивать прогнозирование сибирской язвы ведущей ролью в росте заболеваемости по цепи «животные —► человек» только традиционного, достаточно консервативного пастбищного фактора ввиду очевидной условности его характера. Вполне реальными могут стать другие причины усугубления обстановки, такие как неадекватная вакцинация, сокрытие случаев неожиданной гибели животных групп риска, криминальная реализация инфицированной и рекон-таминированной животноводческой продукции [5].

Сибирская язва «не естественного» происхождения

Инфекция стала уникальным объектом в контексте одной из непредвиденных особенностей современной обстановки в мире — биотерроризма, то есть угрозы возможного применения средств массового поражения биологической (бактериологической) природы в террористических целях. Биотерроризм — альтернатива биологической войны в тривиальном представлении, атрибут нового мирового порядка.

Ранние попытки реального применения спор В. апьЪгааэ с поражающей целью относятся к 40-м годам XX века во время вторжения японских войск в Манчжурию. В 1942 г. британские «исследователи» из небезызвестной военной лаборатории Портон-Да-ун проводили аналогичные полевые испытания на острове Грунард у северных берегов Шотландии, который вследствие такой «экспериментальной» контаминации получил название «Остров ужаса» и оставался необитаемым почти полвека до тех пор, пока не был полностью санирован в 1990 г. [9, 10, 15].

Первым же серьезным актом использования в этих целях В. апьЬтааз стала биологическая атака белых националистов — защитников апартеида, направленная против аборигенов ЮАР и Родезии (сейчас Зимбабве) для подавления освободительного движения в 1978-1980 гг. Результатом этого стали многие тысячи погибшего скота, более 10 000 заболевших людей и около 200 смертельных случаев, коснувшихся только черного населения. Белое население оставалось интактным и заражению не подверглось [9, 12].

В апреле 1979 г. произошла крупная вспышка сибирской язвы в Свердловской области. Пораженными оказались 94 человека (64 из них погибли от ингаляционной формы болезни) и 61 животное (54 овцы, 5 голов крупного рогатого скота, 1 свинья) в 54 дворах. Паттерн заболевания характеризовался признаками, не соответствовавшими эпизоотологическому стереотипу естественной инфекции: скоротечная, эксплозивная (4-13 апреля), высокая инцидентность на относительно большой территории, весенний сезон при сохранившемся снежном покрове [для сибирской язвы типична летне-осенняя, пастбищная сезонность, см. эпиграф], селективно преобладающая заболеваемость овец, наиболее чувствительных к ингаляционному заражению. Карта узкой, вытянутой неблагополучной зоны от областного центра до

60 км на юго-восток области четко соответствовала направлению ветров. Несмотря на официальную версию — алиментарное заражение через контаминированное мясо вне связи с военно-прикладными исследованиями — наиболее вероятной причиной инцидента стал аварийный выброс патогена из военного НИИ через поврежденные фильтры, что позднее было признано Президентом страны Б.Н. Ельциным [1, 9, 10, 17].

В 1993 г. японский религиозный культ «высшая истина» (Аум Синрикё) предпринял попытку биотеррора, распространяя В. апЛтааз в офисах, оказавшуюся безуспешной (заражений людей не произошло). Именно после этого состоялся «удавшийся» акт применения зарина в токийском метро в 1995 г., следствием которого стали 1000 случаев поражения и 12 смертельных исходов [12].

Наиболее поучительными оказались акт биотеррора в сентябре 2001 г. в США и последовавшая в связи с этим общественная истерия. Агент сибирской язвы использован специфическим путем — в рассылаемых по обычной почте письмах, среди прочих высокопоставленным чиновникам (двум сенаторам). В результате этого акта возникли 22 случая болезни: 11 кожной и 11 легочной (ингаляционной) форм. В их числе 5 смертельных случаев, все — легочная форма (летальная ингаляционная доза составляет 2500.55000 спор, физически ничтожная субстанция): индекс-случай во Флориде, 2 почтовых работника в Мэриленде, госпитальный работник в Нью-Йорке, пожилая женщина-фермер в Коннектикуте [11, 12, 16].

Последний прецедент послужил импульсом к экстренным разработкам по проблеме защиты в случаях «не естественной» сибирской язвы. Были отработаны эффективные средства и методы лечения (цип-рофлоксацин, доксициклин), упрощенный диагностический экспресс-метод иммуноферментного анализа, позволяющий выявить в течение 1 ч антитела и таким образом быстро идентифицировать заболевших. Для профилактики легочной формы болезни показана вакцина из бесклеточного фильтрата авирулентного штам-

ма, характеризующаяся высокой эффективностью при специальной схеме применения [12, 13].

Помимо этого, состоявшиеся акты реального биотеррора с применением в качестве агента спор В. апЛгааэ потребовали масштабных экстраполяций. Полученные цифры вызывают глубокую озабоченность: согласно расчетам, распыление сибиреязвенных спор на площади 20 км2 в течение 2 ч над городом с пятимиллионным населением подвергнет риску заражения 500 тыс. человек, заболеваемость может составить 250 тыс. и смертность — 125 тыс. человек. По данным Бюро технологических оценок Конгресса США (1993), распыление над таким городом, как Вашингтон, 100 кг патогена в споровой форме может привести к гибели от 130 тыс. до 3 млн жителей [12].

Судя по общестатистическим характеристикам, состояние мирового нозоареала сибирской язвы и ветери-нарно-эпидемиологическую ситуацию можно было бы считать стабильными и однозначными, а инфекцию — управляемой. В таком статусе удовлетворительный контроль, принятый в мировой практике, возможен с помощью избирательного мишеневого эпидемиологического мониторинга и вынужденной несистематической вакцинации в случаях угрожающей активизации природных очагов (то есть возникновения существенных вспышек, см. выше), применяемой как экстренная мера защиты локальных популяций домашних и диких животных однократно, в оптимальных масштабах. Эффективность очагового контроля с охватом вакцинацией стад животных от десятков до тысяч голов показана в 2005-2010 гг. на ряде примеров в США, Канаде, Зимбабве, Намибии и особенно в Индии, где таким путем радикально сокращена заболеваемость в эндемичных зонах.

Серьезную угрозу стабилизации обстановки по сибирской язве в мире представляют три тревожных и непредсказуемых обстоятельства: (1) объективное существование отдельных гиперэндемичных зон с драматическими прецедентами массовой эмерджентной гибели животных; (и) ветеринарно-санитарная наивность отсталого, с низкой культурой и культовыми предрассудками скотоводческого населения ряда регионов центральной и южной Азии (судя по последней эпидемической вспышке, теперь и крайнего севера РФ); (Ш) ставшие реальными акты применения В. апьЪтааз в целях биотеррора как ортодоксальными злодеями в тривиальном понимании, так и отдельными работниками микробиологической сферы с антисоциальными, политическими, маниакальными и т. п. устремлениями.

В РФ сибирская язва контролируется на основе рутинного принципа — тотальной систематической профилактической вакцинации травоядных животных, что обеспечивает продолжительную стабильность ситуации. За счет этого сложилось многолетнее распределение неблагополучия с концентрацией в южных регионах страны и отсутствием регистрируемой заболеваемости в большинстве областей центральной части страны. Сибирская язва — неэпизоотическая природно-очаговая инфекция, ее возникновение и распространение извне на длительно благополучных территориях невозможны, поэтому теряется смысл систематической вакцинации, но становятся целесообразными изменения стратегии контроля с принятием за основу мировой практики.

Бесспорно, что систематическая вакцинация только предотвращает заболеваемость и имитирует благополучие, но не оздоровляет среду от B. anthracis, означая a priori признание тотальной эндемичности территории всей страны. В связи с этим остается иррациональным решение вопроса о санитарной безопасности регионов в центре РФ, где на повестке дня стоит интенсивная и разнообразная гуманизация территорий (можно напомнить прецедент со скотомогильником в непосредственной близи к Конаковскому водохранилищу, известный несколько лет назад по сообщениям СМИ). Рано или поздно, но здесь придется отходить от действующей системы противосибиреязвенных мероприятий в направлении «тотальная систематическая вакцинация —► региональная профилактическая вакцинация —митеневый очаговый мониторинг и вынужденная вакцинация по эпизоотическим показаниям».

В сборе и подготовке данного материала в рамках научно-исследовательской работы студентов (НИРС) принимали активное участие студенты ветеринарного отделения Российского университета дружбы народов, в частности, Евгения и Галина Овсяные, Дарья Кухарь, Анастасия Карпова, за что автор выражает им признательность.

1. Джупина, С.И. Особенности вспышки сибирской язвы в Свердловской области в 1979 году / С.И. Джупина // Ветеринарная патология. — 2004. — №3. — С. 66-72.

2. Ладный, В.И. Сибирская язва на территории Российской Федерации / В.И. Ладный, Г.В. Ющенко // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 2009. — №2. — С. 36-40.

3. Лобзин, Ю.В. Сибирская язва/ Ю.В. Лобзин, В.М. Волжанин, С.М. Захаренко // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2002. — № 2. — С. 104-127.

4. Макаров, В.В. Паразитизм, патогенность, паразитарная система / В.В. Макаров, Б.А. Тимофеев // Ветеринарная патология. — 2006. — № 4. — С. 174-181.

5. Макаров, В.В. Ветеринарная эпидемиология распространенных инфекций: состояние и тенденции риска / В.В. Макаров, О.И. Сухарев, А.А. Коломыцев // Ветеринарная патология. — 2009. — № 1 (28). — С. 15-20.

6. Онищенко Г.Г., Куличенко А.Н., Рязанова А.Г. и др. Анализ вспышки сибирской язвы в Омской области в 2010 году / Онищенко Г.Г., Куличенко А.Н., Рязанова А.Г. и др. // Журн. микробиол. — 2012. — №5. — С. 33-36.

7. Роспотребнадзор. Режим доступа: http://rospotrebnadzor.ru/epidemiologic_situation (дата обращения 15.05.2016).

8. Россельхознадзор. Режим доступа: http://www.fsvps.ru (дата обращения 15.05.2016).

9. Супотницкий М.В. Микроорганизмы, токсины и эпидемии. — М.: Вузовская книга, 2000. —376 с.

10. Федоров Л.А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика. Режим доступа: http://www.seu.ru/cci/iib/books/bioweapon/ (дата обращения 15.05.2016).

11. 2001 anthrax attacks. Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/2001_anthrax_attacks (дата обращения 15.05.2016).

12. Anthrax. Centre for Food Security and Public Health. lova State Univ., 2004. Режим доступа: Downloads/mk_itp_slide_anthrax.pdf (дата обращения 15.05.2016) .

13. Anthrax in Humans and Animals. 4th edition. 2008. WHO Library Cataloguing-in-Publication Data. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK310485/ (дата обращения 15.05.2016).

14. Anthrax. ProMED. Режим доступа: http://www.promedmail.org (дата обращения 15.05.2016).

15. Dixon, T. Anthrax / T. Dixon et al. // New England Journal of Medicine. — 1999. — No. 341. — P. 815-826.

16. Jernigan, J. Bioterrorism-related inhalational anthrax: the first 10 cases reported in the United States / J. Jernigan et al. // Emerging Infectious Diseases. — 2001. — No. 7. — P. 933-944.

17. Meselson, M. The Sverdlovsk anthrax outbreak of 1979 / M. Meselson et al. // Science. — 1994. — No. 266. — P. 1202-1207.

18. Roche, K. Cutaneous Anthrax Infection / K. Roche et al. // New England Journal of Medicine. — 2001. — No. 345. — Р. 1611-1620.

19. Swartz, M. Recognition and management of anthrax-an update / M. Swartz // New England Journal of Medicine. — 2001. — No. 345. — P. 1621-1626.

1. Dzhupina S.I. Veterinarnaja patologija, 2004, No. 3, pp. 66-72.

2. Ladnyj V.I., Jushhenko G.V. Epidemiologija iinfekcionnye bolezni, 2009, No. 2, pp. 36-40.

3. Lobzin Ju.V., Volzhanin V.M., Zaharenko S.M. Klinicheskaja mikrobiologija iantimikrobnaja himioterapija, 2002, No. 2, pp. 104-127.

4. Makarov V.V., Timofeev B.A. Veterinarnaja patologija, 2006, No. 4, pp. 174-181.

5. Makarov V.V., Suharev O.I., Kolomytsev A.A. Veterinarnaja patologija, 2009, No. 1 (28), pp. 15-20.

6. Onishhenko G.G., Kulichenko A.N., Rjazanova A.G. i dr. Zhurn. Mikrobiol, 2012, No. 5, pp. 33-36.

7. Rospotrebnadzor. Available at: http://rospotrebnadzor.ru/epidemiologic_situation (Reference date 15.05.2016).

8. Rossel’hoznadzor. Available at: http://www.fsvps.ru (Reference date 15.05.2016).

9. Supotnickij M.V. Mikroorganizmy, toksiny i epidemii (Microorganisms, toxins and the epidemic), Moscow, Vuzovskayi kniga, 2000, 376 p.

10. Fedorov L.A. Sovetskoe biologicheskoe oruzhie: istorija, jekologija, politika. Available at: http://www.seu.ru/cci/lib/books/bioweapon/ (Reference date 15/05/2016).

11. anthrax attacks (2001). Available at: http://en.wikipedia.org/wiki/2001_anthrax_attacks (Reference date 15.05.2016).

12. Anthrax. Centre for Food Security and Public Health. Iova State Univ., 2004. Available at: Down-loads/mk_itp_slide_anthrax.pdf (Reference date 15.05.2016).

13. Anthrax in Humans and Animals. 4th edition. 2008. WHO Library Cataloguing-in-Publication Data. Available at: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK310485/ (Reference date 15.05.2016).

14. Anthrax. ProMED. Available at: http://www.promedmail.org (Reference date 15.05.2016).

15. Dixon T. et al. New England Journal of Medicine, 1999, No. 341, pp. 815-826.

16. Jernigan J. et al. Emerging Infectious Diseases, 2001, No. 7, pp. 933-944.

17. Meselson M. et al. Science, 1994, No. 266, pp. 1202-1207.

18. Roche K. et al. New England Journal of Medicine, 2001, No. 345, pp. 1611-1620.

19. Swartz M. New England Journal of Medicine, 2001, No. 345, pp. 1621-1626.

ABSTRACT V.V. Makarov

People’s Friendship University of Russian (115093, Moscow, Miklukho-Maklaya str., 8/2).

Anthrax. The purpose of this work is the formulation of the most common bio-ecological elements of infectious cycle defining the manifestation of epizootic process and analysis of zoonotic aspects of current veterinary epidemiology of anthrax infection. Required extra organism pathogen sporulation stage, the formation of its spore form, dissemination and contamination of surrounding objects, especially the soil in pastures, are responsible for the most important veterinary and epidemiological features of infection. Involves in the infectious cycle of environmental elements mainly statistics, random events, what determines the obligate sporadic manifestations of disease.

Relationships «anthrax agent — susceptible organisms» fit into the self symbiotic system and corresponds to parasitoidism. The killing hosts for further extra organism sporulation is obligate and represents the most important stage of the biological cycle of B. anthracis. Meaning of herbivores susceptible to different types of anthrax system does not amount, in all environmental, epizootic, pathological premises host the main role is played by cattle.

The status of natural world nosological area anthrax and veterinary epidemiological situation can be considered stable and unambiguous, and the infection controlled. However, a serious threat to the stabilization of the situation on anthrax in the world are alarming and unpredictable three circumstances: (i) the objective existence of certain hyperendemic areas with dramatic precedents emergent mass death of animals; (ii) veterinary-sanitary naive retarded, with low culture and the cult prejudice ranching population of some regions of central, southern Asia and the Far North of Russia; (iii) become real acts of B. anthracis in order to bioterrorism.

In Russia, anthrax is controlled based on the principle of total systematic routine preventive vaccination herbivores that prevents morbidity and mimics the well-being, meaning a priori recognition of the total endemic throughout the country.

Keywords: anthrax, Bacillus anthracis, infection, worldwide, bioterrorism.