Оглавление:

Вопрос: На каких сроках назначают аборт при выявлении у плода синдрома Дауна?

На каких сроках беременности назначают аборт при обнаружении у плода синдрома Дауна?

Аборт при выявлении у плода синдрома Дауна назначается в ближайший оптимальный срок для прерывания такой беременности. Например, если синдрома Дауна выявлен в ходе генетической диагностики в сроке до 12 недель, то аборт назначается сразу же и производится, как можно скорее. Если синдром Дауна выявлен в ходе ультразвукового скрининга в 12 недель беременности, то назначается поздний аборт, который производится до 22 недель гестации. Если синдром Дауна выявляется позже, то прерывание беременности назначается сразу же, как только выясняется данный факт. А сама процедура прерывания беременности производится в ближайший оптимальный срок. Например, при выявлении синдром Дауна у плода только после 20 недели беременности, врачи производят солевой аборт, который известен как «заливка», в ближайшее время.

Однако прерывание беременности при обнаружении синдрома Дауна у плода назначается только в том случае, если сама женщина желает сделать аборт. Если же женщина не хочет прерывать беременность и желает родить ребенка даже с синдромом Дауна, то аборт не назначается. Беременность и роды ведутся в соответствии с обычными рекомендациями и протоколами.

Медицинские интернет-конференции

Ващенко А.А., Кашина А.А.

Целью выполняемого нами исследования состоит в решении проблемы выбора женщин, различные анализы которых во время беременности предполагают риск рождения ребенка с синдромом Дауна.

Задачами нашей работы являются: оценка актуальности поставленной проблемы, рассмотрение проблемы с позиции философских, религиозных и этических аспектов, проведение и оценка результатов социологического исследования, а также обобщение и анализ всех полученных данных.

Актуальность рассматриваемой в статье проблемы неоспоримо велика.

Во-первых, эта проблема может затронуть каждую женщину, будь она здорова или страдает какими либо заболеваниями.

Во-вторых, многим известно, что одним из факторов, увеличивающих вероятность появления этой патологии, является возраст беременной женщины. По статистике, женщин, родивших первого ребенка в 30-40 лет, сейчас стало в 3 раза больше, чем двадцать лет назад, а средний возраст первородящих женщин в России приблизился к 30 годам.[1]

В-третьих, семейная пара, в силу экологических, генетических, радиационных и других факторов, имеет объективную возможность рождения ребенка с генетическими заболеваниями примерно 2%. С увеличением темпа промышленного роста возрастает степень влияния этих факторов на организмы будущей матери и ребенка.

Ключевые слова

Солнечные дети: аборт или рождение

Ващенко А.А., Кашина А.А.

Научный руководитель: Фахрудинова Э.Р.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Период беременности один из важнейших моментов в жизни женщины. Беременность уникальна и неповторима, но это не только время радости, мечтаний и надежд, но еще и время волнений и тревог. Страх за еще не рожденного ребенка беспокоит большинство матерей. Отследить состояние малыша и мамы помогает медицина. Организм человека устроен очень разумно и чаще всего эмбрион с серьезными отклонениями погибает на ранних сроках. Но так бывает не всегда. Хотя вероятность рождения ребенка у здоровой женщины с врожденными заболеваниями мала, но она все же существует.

Абортом называется всякое прерывание беременности. Он относится к числу старейших проблем медицинской этики, философии и теологии. Клятва Гиппократа запрещает врачу прерывание беременности («Я. не вручу никакой женщине абортивного пессария»). Однако Аристотель считал аборт позволительным. Необходимость абортов аргументируется у него демографическими целями; так же он считал аборт допустимым, пока в зародыше не сформировалась «чувствительность» и «двигательная активность».

В Древнем Риме поначалу зародыш трактовался как часть тела матери, поэтому женщину не наказывали за убиение плода или изгнание его из утробы.

В эпоху раннего христианства аборт приравнивался к убийству человека. В христианской традиции значительное место занимает вопрос о том, когда эмбрион обретает душу.

В «Исламском кодексе медицинской этики», говорится: «Священность человеческой жизни всесильна на всех ее стадиях, начиная от эмбриона и плода. Жизнь неродившегося ребенка должна быть спасена, кроме случаев абсолютной медицинской необходимости, признаваемых Законом ислама».

Согласно буддизму, убить — значит сделать самый ужасный отрицательный поступок.

Этика буддизма начинается с заповеди: «Не отнимай ничьей жизни, будь то человек или животное». Решение проблемы одушевления и статуса эмбриона в буддизме таково: «зародыш священен и несет весь потенциал человеческого существа». Поэтому аборт «соответствует уничтожению жизни независимо от стадии».

В иудаизме аборт противоречит истории и предназначению еврейского народа. Но если беременность грозит здоровью матери, эта ситуация должна быть принята во внимание.

Для нас интерес представляет отношение врачей и общества к проблеме аборта по медицинским показаниям. Основоположник отечественного акушерства Н.М.Максимович-Амбодик выступал за то, чтобы в опасных случаях на первое место ставить здоровье и спасение матери, а не ребенка.

В настоящий момент в 98% стран аборт разрешен в целях спасения жизни женщины, в 62% — в целях сохранения ее физического или психического здоровья, в 42% — в случаях беременности после изнасилования или инцеста, в 40% — по причине дефективности плода, в 29% — по экономическим и социальным причинам, и только в 21% — по просьбе.

В России статья 36 «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» разрешает «аборт по просьбе» до 12 недель беременности; по социальным показаниям — до 22 недель; по медицинским показаниям — независимо от срока беременности. [2]

С недавнего времени в России ввели новую форму общегосударственных социальных мероприятий — приоритетные национальные проекты, одним из таких проектов является приоритетный национальный проект «Здоровье». Задачи, поставленные в этом проекте, воспринимаются многообещающе: сокращение уровня младенческой смертности, создание условий и формирование мотивации для ведения здорового образа жизни, улучшение качества жизни инвалидов. Важное место занимают аборты, предусмотренные для женщин, которые хотят стать матерями. Эта область деятельности является профилактической медициной, называется пренатальная диагностика и входит в число «высокотехнологичных методов диагностики и профилактики наследственных заболеваний и врожденных пороков развития у детей».[3]

В тех случаях, когда инвазивные процедуры или УЗИ подтверждают опасения о наличии у будущего ребенка хромосомной мутации, женщине предлагают сделать аборт, то есть обрекают на однозначно противоестественный, ужасный выбор: согласиться на убийство своего ребенка или нет. Самое главное, что такой аборт (по «медицинским показаниям») позволяют проводить на любом сроке беременности, зачастую когда ребенок уже хорошо развит и даже может жить вне материнской утробы. Большинство женщин, мучающихся от последствий прошлых абортов, сожалеют о том, что не узнали обо всех фактах раньше, чем они пошли на аборт. Бесплодие, невынашивание последующих беременностей, рак молочной железы, нарушения психики, попытки самоубийства и даже гибель — это вполне ожидаемые последствия для женщин, совершивших аборт по результатам пренатальной диагностики.

Одним из наиболее известных пренатально диагностируемых генетических дефектов является трисомия по 21 хромосоме – синдром Дауна (СД). Распространено мнение, что человек с синдромом Дауна – это растение, он ничего не понимает, глубоко несчастен, и убить такого еще в утробе матери – милосердие. Однако информация о необучаемости и уродстве людей с этим генетическим отклонением сильно преувеличены. Официальной же статистики по детям с синдромом Дауна, воспитывающихся в семьях, пока нет. Но даже самые элементарные наблюдения показывают, что между здоровым ребенком и ребенком с СД нет запредельного различия. Эти дети способны к обучению и развитию, но в более медленном темпе. Они осваивают все то же, что и здоровый ребенок: ходьбу, речь, бытовые навыки, чтение, письмо, арифметику. Конечно же, такие дети требуют к себе большего внимания. Известны немало случаев, когда люди с таким отклонением достигли многих успехов в спорте, музыке, танцах.[4]

Андрей Востриков – чемпион России и мира по спортивной гимнастике среди детей с ограниченными возможностями.

Мария Ланговая вошла в основной состав специальной олимпийской сборной на Играх-2011 в Афинах и взяла «золото» в плавании на дистанции вольным стилем.

Сергей Валерьевич Макаров — российский актер. Сергей Макаров за главную роль в фильме «Старухи» получил главный приз фестиваля «Кинотавр».

Конечно же, это люди с серьезной умственной отсталостью. Но величина этой отсталости не максимальна. Эти дети обучаемы, каждый в своем диапазоне, как, собственно и любой человек – кто-то становится ученым, а кто-то, сидевший с ним за одной партой – продавцом или мойщиком окон.

Очень жаль, что право человеку на существование определяется лишь таким, примитивным, сугубо утилитарным фактором как выгода обществу. Кроме того синдром Дауна никакого отношения к «генетическому грузу нации» не имеет, поскольку является ненаследственным хромосомным нарушением.

Рождение больного ребенка – это, вне всякого сомнения, трагично. Но важно сделать выбор, тот самый выбор, который делает нас не частью серой массы, а именно Людьми. Убить нерожденного или оставить малыша в роддоме, обрекая на короткую и ужасную жизнь без шансов для развития? Есть и другой вариант — оставить ребенка у себя. Многие начнут страдать по «испорченной жизни» со всеми следствиями из этого в виде потери работы, развала семьи, употребления алкоголя… Ребенку в таком случае все равно не будет уделяться должного внимания и вся его роль – быть универсальным оправданием. Третий вариант — посвятить свою жизнь «абсолютному служению» своему ребенку. Другими словами полное самоотрешение. Ребенок ухожен, с ним занимаются, для него делают все. Но любят ли его? Видят ли в нем человека, личность? Есть еще и четвертый вариант — при котором ребенка любят. Любят не потому, что он способнее, чем Вася или Петя, не потому, что он освоил буквы и научился пользоваться ложкой и вилкой. Его любят, потому что он добрый, потому что он старается, потому что он такой же ребенок, как любой другой. Он живет, любит, познает мир, общается и он не несчастен! Рождение такого ребенка дает возможность воспринимать жизнь острее, ярче, радоваться самым простым вещам. Первый шаг, первое слово, фраза, рассказанное на утреннике четверостишие – все это победы, достигнутые ценой любви и самоотдачи.[4]

В ходе выполнения работы нами было проведено социологическое исследование. В одной из социальных сетей была кратко задана проблема, рассматриваемая в данной статье, и прикреплен опрос, в рамках которого пользователям было предложено два варианта ответа. Результаты опроса представлены ниже.

1- Родить ребенка с предположительным генетическим отклонением (37%).

2- Не обрекать ребенка на неполноценное существование и сделать аборт (63%).

В опросе приняли участие 165 человек. Он вызвал бурное обсуждение проблемы. Пользователи делились своим опытом, опытом своих родственников и друзей, разными способами обосновывали свое мнение по этому вопросу.

«Я считаю, что это личный выбор каждого человека, и никто не вправе осуждать то или иное решение. Так как это на самом деле очень тяжелый выбор. Опишу свою ситуацию. У меня погодки. Вторая беременность протекала хорошо и легко, но в 22 недели на УЗИ поставили гипоплазию носовой кости — один из маркеров Синдрома Дауна, анализы на уродства я не сдавала, о чем пожалела в тот момент. Одной мне известно, какие мысли роились в голове постоянно. Я однозначно решила — никакого аборта, муж поддержал. Но меня терзали сомнения. С одной стороны — не могла предать и убить ребенка, который толкался в животике. Его же больше некому кроме меня поддержать и защитить кроме меня. С другой стороны, не давала покоя мысль о том, что мой ребенок никогда не будет иметь полноценную жизнь, что я подарю ему ее, чтобы он мучился, что когда я умру, он никому не будет нужен. Я чувствовала отчаяние. Апогея эти терзания достигли на 35 неделе, когда очередное УЗИ поставило Синдром Дауна под вопросом, из-за нервов через 3 дня после УЗИ у меня отошли воды, делали кесарево сечение. Из-за диагноза УЗИ была собрана коллегия детских врачей. Когда я проснулась после наркоза, моему счастью не было предела, ведь мне сказали, что диагноз не подтвердился, и у меня абсолютно здоровая доченька! Врачи ошибаются часто. Но даже если бы и подтвердился диагноз — своего ребенка я бы никогда не бросила и была бы рядом с доченькой до последнего вздоха».

Смотрите так же:  Гайморит гипертрофический

«Однозначно делать аборт, чтобы не обрекать на мучения ребёнка, который никогда не поймёт и не познает многих вещей. Это очень страшно, тяжело и накладывает очень серьёзный отпечаток на 85% женщин родивших больных детей (необыкновенных). Печально, что многие женщины считают своим долгом, заведомо зная, что ребёнок болен — родить и воспитать, но ни одна в силу своего природного материнского эгоизма не думает о том, что рано или поздно её самой не станет и кроме неё её ребёнок никому не нужен, он будет брошен в жерло системы, которая сожрёт и уничтожит такого человека за ненадобностью. Простите если грубо, может жестоко, но стоит принимать реалии нашей жизни такими, какие они есть. Я, конечно, крайне уважительно отношусь к тем, кто родил и растит таких детей, но смотрю на картину с другого ракурса, как бы вижу проблематику изнутри».

«Это очень сложный выбор, который может встать перед каждой женщиной. Я не знаю, как поступила бы, много раз я об этом думала, хоть я и не беременная и у меня пока нет детей. Моя мама считает, чтобы не мучить ни себя, ни ребенка, нужно делать аборт. Мне бы муж не дал его сделать, а на счет того, чтобы оставить больного ребенка в больнице — не знаю, может быть. Тут много факторов. Но я знаю лично женщину, Аллу, у которой родился больной ребенок, во время беременности сдала все анализы, говорили подозрения на синдром Дауна, предлагали аборт. Она не согласилась, в итоге девочка родилась с синдром Дауна, с ДЦП, и что-то у нее с костями, ей почти 8 лет, она вся скрюченная, не шевелится, не может ни сидеть, ни есть самостоятельно, не говорит и даже звуков никаких не издает, ничего не понимает, только глазками моргает. Денег на ее лечение нет, они с мужем с трудом живут от зарплаты до зарплаты. Я когда Аллу с коляской встречаю, у меня сердце кровью обливается, они с мужем вертятся, как могут, ей говорят Алла, рожай второго, пока молодая, а она уже и боится. Предлагали девочку сдать в интернат, но она не согласна, если бы раньше знала, как это будет, то оставила бы ее, а сейчас смысла нет. Врагу бы такого не пожелала. Не считайте меня ненормальной, но я считаю, что такой ребенок — это наказание свыше за все наши грехи. И больной ребенок, и его родители должны что-то отработать в этой жизни, искупить грехи за наши плохие мысли, поступки. Должны научиться через больного ребенка состраданию, уважению».

«Если ребенок родится с отклонениями, но живой (например, синдром Дауна или ДЦП), я бы оставила в любом случае. Но ведь бывает такое, что аборт дело времени, а плод сам погибает все равно. У моей знакомой на работе есть такой ребеночек, у него синдром Дауна. Она узнала об этом заранее и оставила ребенка. Муж от нее ушел, а она нисколько не сомневалась, чтобы оставить. Сейчас этому ребенку в июне будет 3 года. А у ее мамы появился любимый мужчина, и они ждут второго малыша».

В ходе работы мы выяснили, что в связи с высокой степенью актуальности затронутой нами темы, проблема выбора беременных женщин, с предварительным диагнозом синдром Дауна у плода стоит очень остро.

С позиции же философии, биоэтики и теологии, мы выяснили, что точки зрения разделились, но все же большинство из них склонялось к тому, что аборт недопустим, обосновывая это тем, что эмбрион считался человеком, а лишение жизни человека – это убийство. Особо категоричное мнение в этом вопросе имеет религия.

На основе результатов социологического исследования можно сделать вывод, что однозначного мнения по проблеме выбора женщин, различные анализы которых во время беременности предполагают риск рождения ребенка с синдромом Дауна не существует, и никогда не будет существовать. Для каждого человека выбор индивидуален и обусловлен многими факторами, среди которых материальное положение, сила духа, степень зависимости от мнения окружающих и т. п.

Обобщая все выше сказанное, мы пришли к выводу, что не смотря на то, что религия, философия и этика в большинстве своем не одобряют аборты, общество склоняется к тому, что аборт допустим. Возможно, это вызвано устоявшимися стереотипами и позицией государства в данном вопросе. В любом случае, это выбор каждого, и осуждать человека принявшего то или иной решение неправильно.

Мать написала письмо врачу, который уговаривал ее сделать аборт

Анализы показали, что у ее ребенка, вероятно, будет синдром Дауна. Точной уверенности не было, но доктор убеждал мать прервать беременность.

Эту колонку написала блогер и журналист Мария Маккиган. А мы перевели ее специально для вас.

Вы сели рядом со мной в холодной приемной и сказали, что мой ребенок может родиться с синдромом Дауна. Но на этом вы не остановились. Вы шли рядом со мной десять минут, объясняя, что сделать аборт на этом сроке беременности – это нормально. Вы даже сказали, что у меня еще есть в запасе пара недель, чтобы решиться. Вы сказали, что, если я оставлю этого ребенка, наша жизнь станет невыносимой, что все неминуемо изменится к худшему.

Мы встретились снова после очередного теста, и вы опять завели разговор о прерывании беременности. Сказали, что моя жизнь будет гораздо лучше, если в ней не будет этого ребенка.

Но вы не сказали мне, что это дитя будет смотреть в мои глаза так доверчиво и так радостно через секунду после рождения. Вы не сказали, что наш ребенок попытается сесть, держась за мои пальцы, когда ему будет всего два дня. Вы совершенно забыли упомянуть, что наша малышка начнет переворачиваться, когда ей будет всего шесть недель. Вы забыли упомянуть о множестве невероятных вещей, которые она будет делать.

Вы никогда не говорили о том, что наша дочка будет нашим счастьем, нашим лучшим подарком. Вам казалось, что гораздо интереснее заставить меня сделать так, чтобы она никогда не появилась на свет.

Тот ужас, который вы посеяли в наших сердцах, стал причиной множества печалей, слез, злости, грусти и крушения надежд. У меня душа болит от мысли о том, скольких мам вы сумели напугать до такой степени, что они согласились оборвать беременность, лишив их счастья, которое мог принести в их жизнь ребенок с синдромом Дауна.

Наш ребенок – не ошибка. Я верю, что Бог не совершает ошибок. У нашей малышки есть имя, а не ярлык. У нашей малышки есть чувства и волшебные особенности. Она обладает даром быть невероятно притягательной для людей.

Доктор, я предлагаю вам открыть для себя новые стороны человеческой натуры, просто посмотрев на странички в соцсетях семей, в которых есть дети с синдромом Дауна. Предлагаю увидеть, как они живут день за днем, живые доказательства счастья, любви, возможностей, которыми обладают эти удивительные малыши.

Я пишу это письмо, чтобы вы знали: вы ошибались! Ваши слова влияют на других людей. Я призываю вас к тому, чтобы наука стала более гуманной. Уделите немного времени тому, чтобы узнать, как живут люди с синдромом Дауна, чтобы дать родителям надежду. Ведь мы можете говорить им совсем другие вещи.

Люди с синдромом Дауна не только долго живут, они способны вести успешный бизнес, они женятся и заводят детей, даже получают премии «Эмми»! Наши любимые люди могут жить прекрасной полной жизнью. Вы должны попытаться дать им шанс и помочь их родителям понять и принять их необычных детей.

Наша жизнь сейчас прекрасней, чем мы когда-либо могли себе представить. Нашу дочь любит так много людей, о ней все заботятся, даже незнакомцы.

Если вам сказали, что у вашего ребенка синдром Дауна, я хочу вас поздравить. Ведь ваше дитя не просто станет частью вашей семьи. Ваше дитя принесет вам столько любви, ваш ребенок обязательно добьется успеха, если только вы ему поможете и защитите его».

Нужно ли делать аборт и когда, если у плода обнаружен синдрома Дауна?

Заболевание Синдром Дауна — это генетическая врожденная патология, считающаяся формой умственной отсталости. Дети с Синдромом Дауна медленно развиваются, обладают плохой памятью и визуально отличаются от сверстников. Некоторые пары решают родить такого малыша и с удовольствием его воспитывают. Других диагноз приводит в шоковое состояние и они принимают решение об аборте. Чтобы понять, как поступить, если УЗИ выявило у плода Синдром Дауна, давайте рассмотрим причины и последствия патологии.

Нужно ли делать аборт и когда, если у плода обнаружен синдрома Дауна?

» data-medium-file=»https://i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?fit=450%2C300&ssl=1″ data-large-file=»https://i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?fit=825%2C550&ssl=1″ class=»alignnone size-large wp-image-8347″ src=»https://i2.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna-825×550.jpg?resize=790%2C527″ alt=»Нужно ли делать аборт и когда, если у плода обнаружен синдрома Дауна?» width=»790″ height=»527″ srcset=»//i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?resize=825%2C550&ssl=1 825w, https://i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?resize=450%2C300&ssl=1 450w, https://i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?resize=768%2C512&ssl=1 768w, https://i1.wp.com/medcentr-diana-spb.ru/wp-content/uploads/2018/01/Nuzhno-li-delat-abort-i-kogda-esli-u-ploda-obnaruzhen-sindroma-Dauna.jpg?w=900&ssl=1 900w» sizes=»(max-width: 790px) 100vw, 790px» data-recalc-dims=»1″ />

Что такое Синдром Дауна

Патология подразумевает врожденную, генетически обусловленную, а значит неизлечимую, задержку физического и психического развития. У таких детей нарушается рост костей, что приводит к изменению строения тела.

У детишек с СД характерная внешность:

  • маленькая округлая головка;
  • раскосые, суженные, припухшие глаза, уши и нос меньше нормы, губы утолщены, язык удлиненный;
  • рост низкий, укороченные пальцы;
  • кожа отечная, волосы истончены;
  • половые органы недоразвиты.

Умственное развитие человека с СД даже во взрослом возрасте сохраняется на уровне дошкольника — это главная причина, по которой многие семейные пары выбирают аборт.

При этом нужно отметить, что люди с этим диагнозом очень добрые, ласковые, любят животных и с усердием занимаются разными простыми делами. За открытость и беззлобие их называют «солнечными». Многие из пациентов могут себя обслуживать самостоятельно — одеваться, убирать за собой посуду. Некоторые считают и читают на уровне первоклашек. Но выжить без опекуна они не смогут.

Важные факты о синдроме Дауна

  • Первым описал это заболевание английский врач Джон Даун, поэтому в названии патологии нет ничего оскорбительного — болезнь названа в честь великого ученого.
  • Частота генетической аномалии не зависит от пола и выявляется с одинаковой частотой и у девочек, и у мальчиков.
  • Большинство ученых считает, что СД — не наследственная патология, в одной семье могут быть и здоровые и больные дети. Но, врачи советуют с вниманием отнестись к случаям, если в роду уже рождались больные детки, и тщательнее обследоваться на ранних сроках беременности.
  • Болезнь Дауна выявляется на сроках беременности до 12 недель на скрининговом УЗИ. Поэтому, проходя своевременно обследование на хорошем УЗ-аппарате, можно обнаружить патологию ещё в тот период, когда разрешен аборт.
  • По статистике, значительными нарушениями мозговой деятельности, включая умственную отсталость, в разных формах страдает до 10% новорожденных малышей.
  • Многие родители, родив «даунят», очень их любят и рады, что когда-то отказались сделать аборт. Некоторые семьи, напротив, устают от трудностей и распадаются. Мужчины уходят, устав от бесконечной опеки малыша, с которым приходится очень много и терпеливо заниматься.

Причины развития синдрома Дауна

Истинная причина развития синдрома Дауна определена совсем недавно — у больных людей выявляется не 46, а 47 хромосом. Лишняя хромосома в кариотипе — результат нарушений в момент созревания и деления половых клеток.

Половая клетка делится, наделяя каждую из новых клеток 23-мя хромосомами. Если в этот момент одна из хромосомных пар не смогла разделиться (явление трисомии), остается лишняя хромосома. Чаще всего такая проблема возникает в возрастных браках — у женщин старше 35 лет, риск рождения малыша с синдромом Дауна повышен.

Смотрите так же:  Может ли котенок болеть токсоплазмозом

Группы риска, требующие обязательного скрининга на Синдром Дауна:

  • Наличие в семье ребенка с генетическими заболеваниями или пороками развития;
  • Наличие у одного из супругов или у кого-либо из близких родственников наследственных генетических и хромосомных заболеваний;
  • Возраст женщины более 35 лет и/или возраст мужчины более 40 лет;
  • Неблагоприятные условия жизни или профессиональной деятельности;
  • Наличие в анамнезе спонтанных (самопроизвольных) абортов (выкидышей, привычных выкидышей) или замерших беременностей;
  • Близкородственный брак;
  • Прием лекарств на ранних сроках беременности, в т.ч. средств для медикаментозного аборта, антибиотиков,

Как выявляется СД — эффективная диагностика при беременности

В настоящее время все беременные, вне зависимости от наличия у них наследственных заболеваний, должны проходить скрининг плода на УЗИ и биохимическую диагностику. Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) рекомендует пройти хотя бы одну процедуру скрининга во втором триместре беременности.

Болезнь Дауна во время беременности можно определить несколькими методами:

  • Скрининговое УЗИ плода. Доктор измеряет размер воротниковой зоны плода, определяя наличие подкожной жидкости, рост плода и другие параметры, характерные для разных генно-хромосомных патологий.
  • Неинвазивная антенатальная диагностика — анализ крови с использованием биохимических маркеров. Кровь берут из вены и воздействуют на нее специальными веществами.
  • Амниоцентез — исследование околоплодных вод. Методика требует вмешательства в организм, поэтому относится к инвазивным процедурам. Жидкость берут тонкой иглой через микроскопический прокол в животе и направляют на исследование.

При подозрение на СД нужно пройти минимум два типа диагностики, чтобы удостовериться в наличии патологии на 100% и только после этого принимать решение об аборте.

Результаты УЗИ анализируются вкупе с данными биохимического скрининга, позволяя более точно оценить вероятность наличия генетических аномалий у плода. Если по данным биохимического и УЗИ скрининга риски наличия того или иного генетического нарушения оказываются достаточно велики, назначается инвазивная процедура генетического анализа, которая дает результат с точностью, близкой к 100%. По результатам инвазивного анализа принимается решение о прерывании беременности.

Определение маркеров в крови беременной женщины

Биохимический скрининг подразумевает анализ крови матери, в котором выявляют определенные вещества, которые появляются при наличия генетических отклонений у плода. Их доля постоянно меняется в зависимости от срока беременности.

Биохимический скрининг проводится в два этапа:

  • В первом триместре беременности – на содержание свободной β-субъединицы хорионического гонадотропина человека (ХГЧ) и плазменного протеина А, связанного с беременностью (PPP-A);
  • Во втором триместре – на содержание ХЧГ или свободной β-субъединицы ХГЧ, свободного эстриола, ингибина А и альфа-фетопротеина (АФП).

Для каждого из перечисленных выше веществ есть некоторые нормы содержания в крови в зависимости от срока беременности. Отклонения в количестве маркеров от определенных норм не подтверждает на 100% генно-хромосомной болезни, а лишь указывает на высокий риск генетических пороков и аномалий. Поэтому, исследование дополняется результатами УЗИ плода. А если остаются сомнения, потребуется дополнительное обследование инвазивными методами.

Кроме данных анализов крови, при биохимическом скрининге учитываются также ряд общих данных о беременной (особенно важную роль играет возраст) и показания УЗИ, сделанного на том же самом сроке. Так или иначе, в качестве результата выдается лишь вероятность существования генетического заболевания у будущего ребенка. Достоверные сведения можно получить лишь в результате инвазивных процедур, то есть амниоцентеза, кордоцентеза или биопсии ворсинок хориона.

Амниоцентез, кордоцентез и биопсия хориона — инвазивные методы генетического скрининга

Если СД не выявлен до 15 недель (женщина пропустила сроки УЗИ, пренебрегала анализами), но есть подозрения на наличие патологии, гинеколог направляет беременную на неприятные инвазивные процедуры.

  • Амниоцентез – метод генетического скрининга плода, выполняемый, начиная с 15-й недели беременности. Доктор берет амниотическую жидкость из матки, контролируя процесс на УЗИ. В амниотической жидкости содержатся клетки плода, поэтому после амниоцентеза есть возможность изучить непосредственно хромосомный набор будущего ребенка. Процедура практически безболезненна, но ее использование несколько повышает риск преждевременных родов и развития внутриутробной инфекции. Кроме этого, сам процесс очень неприятен для женщины, также как и ожидание результатов анализа.
  • Биопсия ворсинок хориона. Врачи получают клетки околоплодной оболочки плода (хориона), которые генетически идентичны клеткам эмбриона. Риски инфекции и преждевременных родов сохраняются.
  • Кордоцентез. Врач берет пуповинную кровь, в которой также содержатся клетки плода.

Полученный клеточный материал культивируют в лаборатории в специальных условиях примерно в течение 2-х недель и затем подвергают полному генетическому анализу. Исследования могут различаться в зависимости от назначений врача-генетика.

Существует более срочная диагностика клеток плода — флуоресцентная гибридизация (FISH), результат такого анализа обычно бывает готов в течение 2-3 дней. Однако возможности метода ограничены, и количество определяемых таким методом отклонений отличается от полного списка наследственных заболеваний. Методом FISH обычно определяют нарушения в количестве хромосом из 13, 15, 17, 18, 21, 22 пар хромосом, а также среди половых хромосом X и Y.

Точность инвазивных методов генетического скрининга составляет 97-99%.

Обязательно ли прерывать беременность?

Начнем с того, что делать или не делать аборт при Синдроме Дауна, женщина решает самостоятельно. Т.е. прерывать беременность в связи с патологией плода ее никто не заставит. Но гинеколог и генетик обязательно предупредят о последствиях — болезнь неизлечима и будет прогрессировать.

Некоторые женщины не хотят делать аборт, планируя сдать больного ребенка в детский дом. Если раньше достаточно было подписать отказ на малыша, теперь закон обязывает платить бессовестных мамаш алименты. Поэтому, произведя на свет ребенка с СД и отказываясь от него, жить счастливо и беззаботно не получится.

В какие сроки делается аборт, если у плода обнаружен СД

Если женщина решает сделать аборт, то его назначают в срочном порядке, чтобы провести его в щадящем режиме. Чем больше срок — тем больше возможных негативных последствий для психики и здоровья можно ожидать.

Нормальные сроки для аборта:

  • До 6 недель — медикаментозный аборт. Выполняется с помощью приема таблеток, вызывающих выкидыш;
  • До 7 недель — вакуумный аборт. Делается с помощью специального оборудования, не затрагивающего стенки матки;
  • До 12 недель — хирургический аборт. Плод удаляют с помощью хирургического инструмента. Стенки матки выскабливаются.

Если сроки упущены, делают поздний аборт — допустимый срок до 22 недель гестации.

В случае, когда женщина решила сохранить беременность, все последующие обследования проводятся по стандартному плану. Роды также ничем не отличаются от обычных.

Кто обеспечит право на жизнь? 90% детей с синдромом Дауна абортируют

Кесси Фиано

Ни для кого не секрет, насколько высок уровень абортов, совершенных после обнаружения у будущего ребенка синдрома Дауна в ходе пренатальной диагностики. В 9 из10 случаев родители решаются на аборт, узнав о том, что у такого ребенка на одну хромосому больше. Мы виним дезинформацию и пренатальный тест, а на самом деле должны задуматься о тревожной проблеме: родителей детей с синдромом Дауна, выступающих против таких абортов, очень мало.

Недавно было отмечено два примера того, как родители детей с синдромом Дауна высказывались в поддержку своих детей – и в то же время говорили о том, что прерывание беременности с ребенком с синдромом Дауна допустимо.

В издании The Atlantic Тео Малекин (Theo Malekin), отец маленькой дочери с синдромом Дауна, попытался объяснить, насколько его отношениек синдрому Дауна более осмысленное и принимающее, чем среди представителей поколения его матери.

«Моя дочь Хазел родилась с синдромом Дауна пять лет назад. С самого начала Хазел окружало большое количество специалистов, которые помогали ей научиться ходить и говорить, а сейчас она ходит в обычную начальную школу с другими обычными детьми. Но на ее пути еще много нерешенных задач. Например, нам пока не удалось приучить ее к горшку. С другой стороны, она прекрасно знает алфавит и считает даже лучше, чем некоторые ее одноклассники. Она любит учиться и с большим удовольствием ходит в школу. В отличие от меня в детстве. Я просто ненавидел школу.

… Любовь делает всякую статистику бесполезной, и она дает собственное неповторимое знание. Я люблю свою дочь ничуть не меньше только потому, что у нее синдром Дауна. Ее диагноз так мало может рассказать о том, какая она на самом деле. Она ведь не заболевание или синдром, а индивидуальность: любящая, капризная, временами вспыльчивая, упрямая, своенравная и невероятно обаятельная. Конечно, у нее есть проблемы со здоровьем и трудности в развитии в отличие от других детей. Я не отрицаю их наличие. Но я хочу сказать о том, что они являются лишь небольшой частью целой картины.

… Это также является еще одним аргументом, меняющим отношение к таким детям, распространенное среди большинства людей. Ты абсолютно не можешь знать, полноценна ли жизнь кого-либо, не спросив его об этом и ничего о нем не зная. Инвалидность совсем необязательно означает прекращение полноценной жизни. Как это ни странно звучит, я уверен, что инвалидность может быть связана с достойной полноценной жизнью. Если вернуться к Хазел, то ее жизнь – это не неподъемная ноша для семьи, а бесконечный источник радости. Что касается меня, то я не могу представить свою жизнь без нее. Но что еще важнее, что ее жизнь важна для нее самой и определенно полноценна».

Замечательно при этом, что, несмотря на то, что у его дочери синдром Дауна, ее жизнь значима и полноценна. Однако далее он тотчас же он пытается убедить всех, что нет ничего страшного в убийстве ребенка с синдромом Дауна.

Это не аргумент, направленный против абортов.

Т.е. получается, что жизнь таких детей значима и полноценна только в некоторых случаях? Тогда становится очевидным, что высказываться против абортов в защиту детей только потому, что у них лишняя хромосома, не так уж и важно.

В блоге Motherlode, который газета New York Times посвятила вопросам воспитания, Эллисон Пипмайер (Allison Piepmeier) рассказывает о том, насколько очаровательна ее дочь с синдромом Дауна. Но при этом она также прилагает невероятные усилия для того, чтобы оправдать родителей, принявших решение убить своих детей с синдромом Дауна.

Неоднократно я слышала от женщин, что они сделали аборт не потому, что хотели «идеального ребенка» (по словам одной женщины, она понятия не имела о том, что такое «идеальный ребенок»), а потому, что осознали, что наш жестокий мир – это очень сложное место для людей с ограниченными способностями.

Одна женщина назвала в качестве проблемы период полового созревания: «Нет ничего, с чем бы мы не могли справиться в отношении ухода за ребенком с синдромом Дауна младенческого или школьного возраста. Чаще всего мы выбираем прерывание беременности на основании нашего понимания проблем и качества жизни, с которыми он и наша семья могли бы столкнуться, когда он доживет до 21 года: его средний возраст и конец жизни».

Другая женщина говорила об изнасилованиях. В детстве она подвергалась насилию, поэтому знала, что статистика сексуального насилия по отношению к людям с ограниченными способностями очень высока. Она была уверена в том, что не даст своей дочери испытать такое, и это было одной из причин, по которым она прервала беременность. Свой аборт она несколько раз оправдывала как «выбор для защиты».

Т.е. только потому, что их жизнь может быть чуть более сложной, это нормально лишать их шанса на жизнь? Только потому, что на их пути могут возникнуть какие-то препятствия (а есть ли люди, которые в жизни с ними не сталкивались?), это нормально убивать их? Т.к. ее дочь может быть подвергнута сексуальному насилию, это нормально «защищать» ее с помощью убийства. Ее не смогут изнасиловать, если она никогда не получит шанс на жизнь, я права?? И конечно, иметь «нормального» ребенка означает, что в его жизни определенно не будет насилия.

Такие оправдания просто отвратительны. Но разве это о чем-то говорит, если даже родители детей с синдромом Дауна отказываются высказываться против ужасающе высокого уровня абортов — и даже сходят со своего пути и оправдывают и защищают его?

Как же мы можем ожидать от других, что они будут принимать наших детей и считать их полноценными, важными и заслуживающими уважения существами, если не поступаем так сами?

Смотрите так же:  Таблетки от простуды российские

Примечание LifeNews: Кесси Фиано – уроженка Флориды, сейчас проживает в Джексонвилле, Северная Каролина. Свой путь журналиста она начала в газете Florida Times-Union. Она является матерью двух сыновей, у одного из которых синдром Дауна. Статья опубликована в Live Action News.

Прерывание беременности при синдроме дауна

Сегодня в горячем висит репост ( https://pikabu.ru/story/kazhdyiy_god_v_strane_rozhdayutsya_d. ) про Исландию. Смысл в том, что они предлагают всем беременным бесплатный скрининг на синдром Дауна, и в случае положительного результата практически 100% делают аборт — в результате чего в Исландии в год рождается всего 2 дауна. В каментах подняли некоторые справедливые вопросы: а какова надежность этих тестов, и сколько здоровых эмбрионов на самом деле абортировали в результате этой программы?

Меня этот вопрос тоже заинтересовал, и я решил немного изучить вопрос.

Я везде использую слово «даун» безо всякого уничижения, просто так короче, чем писать «ребенок с синдромом Дауна».

Исландской статистики по результатам абортов я не нашел, но на остальные вопросы можно попробовать ответить.

Во-первых, есть статистика вероятности появления СД — она очень сильно зависит от возраста матери. Данные взяты из (Morris и др. 2002):

Из этого графика сразу видна одна из причин, почему врачи советуют рожать до 30. Если в 25 лет вероятность СД составляет 0.07%, то в 41 год — уже 1.5%.

Средний возраст матери при первых родах в Исландии — 27.5 лет. С учетом того, что у них в год рождается около 4000 младенцев, то если бы все роженницы были 27 лет, то безо всякого скрининга это в год дало бы 3 ребенка с СД на страну чисто по статистике — а сейчас у них рождается 2. Но, разумеется, дело в том, что многие рожают и в 35, и в 40, да и 45 в Европе уже обыденное дело. А тут уже вероятность СД возрастает в десятки раз.

Но насколько же надежны сами тесты? Дюбопытные данные публикует Benn и др. (2001). Процент ложноотрицательных (ЛОР) и ложноположительных (ЛПР) результатов также сильно зависит от возраста. Я построил картинку по наиболее надежному («quad-screening») тесту. Эти тесты сразу на два генетических нарушения — на СД и синдром Эдвардса (трисомия 18). Тут я строю данные по СД, но цифры для обоих заболеваний практически одинаковые. Честно говоря, я был немного удивлен этими цифрами:

Вероятность ложноположительного результата (это когда тест говорит, что ребенок — даун, а на самом деле нет) очень сильно растет с возрастом, и после 43 тест вообще теряет смысл: вероятность ошибки больше 50%, надежнее просто монетку подкидывать. Правда, ложноотрицательный процент сильно падает: так что если в 45 лет тест отрицательный — это значит, что ребенок почти наверняка здоров, а вот если положительный — это еще ничего не значит.

Теперь рассмотрим гипотетическую «идеальную Исландию»: все матери делают скрининг и если тест положительный — делают аборт. Вероятность рождения дауна для любой возрастной группы действительно падает почти до нуля: она не превышает 0.7% ни для одного возраста. Но ведь из-за ЛПР могут сделать аборт и здорового эмбриона? Да, и вот эта красная кривая выглядит пугающе:

К сожалению, я не нашел с ходу распределения исландских роженниц по возрастам, только то, что первого ребенка рожают в среднем в 27.5 лет. Предполагая, что второго рожают чаще всего через год-два (а больше двух бывает редко), я из пальца нарисовал примерно такое распределение, с учетом что всего в год рождается около 4000 детей, и не думаю, что радикально ошибся. Я сделал разбивку по пять лет — но нас все равно интересуют только примерный цифры, так ведь?

Предположительное распределение рожениц Исландии по возрастам, получено методом высасывания из пальца.

Ну а теперь можно проделать несложный рассчет.

Тогда безо всякой программы скрининга, в год рождался бы 41 даун.

С программой скрининга в год рождалось бы 2 ребенка с СД (я неплохо угадал с рассчетами — в реальности точно так и есть).

Но при этом с такой программой скрининга в год совершалось бы 152 аборта здоровых плодов из-за ЛПР тестов.

Выводы делайте сами. Возможно, в современных тестах (все-таки с момента публикации 16 лет прошло) процент ЛПР пониже, но тем не менее общий итог примерно такой: рождение нескольких десяткой даунов предотвращено ценой аборта нескольких десятков здоровых эмбрионов.

P.A. Benn1, J. Ying, T. Beazoglou and J.F.X. Egan,

Estimates for the sensitivity and false-positive rates for second trimester serum screening for Down syndrome and trisomy 18 with adjustment for cross-identification and double-positive results.

Prenat Diagn 2001; 21: 46-51

J.K. Morris, D.E. Mutton, E. Alberman,

Revised estimates of the maternal age specific live birth prevalence of Down’s syndrome.

J Med Screen 2002; 9: 2–6

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

238 комментариев

И причем здесь трисомия 21?

Эээ… Так возможно, плотности распределения ложноположительных и ложноотрицательных тестов (на которых автор всё и строит) взяты для первого теста — биохимического анализа, а не всей совокупности тестов. Не?

Дюбопытные данные публикует Benn и др. (2001). Процент ложноотрицательных (ЛОР) и ложноположительных (ЛПР) результатов также сильно зависит от возраста. Я построил картинку по наиболее надежному («quad-screening») тесту. Эти тесты сразу на два генетических нарушения — на СД и синдром Эдвардса (трисомия 18). Тут я строю данные по СД, но цифры для обоих заболеваний практически одинаковые.

Это слова автора. При желании можно взять (отыскать) статистику ложных срабатываний из этого Benn.
Или погуглить по названию теста. Он тоже присутствует. Даже метод описал. Проверьте, мне тоже интересно. Но мне кажется что у него данные могут быть и не совсем точные, но приблизительно точные.
Жаль конечно он не указал количество ложных «даунов» для каждой возрастной группы. Там было бы попятном, что самую большую массу этих срабатываний как раз на возрасте 40 лет и старше.

Первичный гуглёж как раз показывают мою правоту:

The quad screen test is a maternal blood screening test that looks for four specific substances: AFP , hCG , Estriol, and Inhibin-A.

То есть это статистика ложноположительных и ложноотрицательных срабатываний всего лишь по первой фазе (или одной из первых) — скрининг-тесту материнской крови. Вот поэтому akmin и porohkun совершенно правильно написали, что нужно разбираться в предметной области, а не строить зависимости непонятно чего над чем.
Может, я, конечно, тоже что-то не учёл, но пока комментарий polycarp72 выглядит перечёркивающим всю статью.

Все подробности по ситуации в Исландии я прочитал в статье на CBS News

Судя по всему, генетический анализ околоплодных вод или плода в Исландии не делают.

Относительно эффективности тестов я взял результаты т.н. «четверного» теста, в котором рассматривается совокупность измерений уровня альфа-фетопротеина (MS-AFP), свободного эстриола (uE3), ХГЧ (hCG) и белка INH-A.

Если у вас есть более точная информация о вероятности ложноположительного результата исландских тестов, я был бы очень признателен.

Если ли какие-нибудь ссылки на исследования точности метода? Сколько именно процентов и для каких возрастов?

Еще раз — судя по тому, что я прочитал на CBS, инвазивную диагностику плода в Исландии НЕ делают. Я понимаю, что это было бы логично: если уж все равно решились на аборт, то можно сделать пусть и очень рискованную, но зато 100% надежную диагностику — терять, как говорится, нечего. Но про это нигде не сказано.

К сожалению, синдром Дауна на кариотипировании не всегда так четко виден. Иногда встречается робертсоновская транслокация, когда количество хромосом нормльное с виду, а части дополнительной 21 хромотомы крепятся к плечам других хромосом (например, к 11), грубо говоря. В итоге имеется синдром Дауна, но дополнтельной хромосомы видно не будет на стандартных окрашиваниях. Нужны дополнительные исслелования, более точные.

Я понимаю, что генетический анализ — на 100% точный и очевидный. Но в случае Исландии написано только об анализе крови матери + УЗИ, ничего про генетику плода.

Почему его не делают в Исландии — я не знаю, это не ко мне вопрос. Если вы точно знаете, что его делают в Исландии всем перед абортом — то я ошибся и вопрос о ЛПР закрывается.

Я все это прекрасно понимаю, но почему-то в описании исландской ситуации нигде не написано, что после массового быстрого, безопасного, но не очень точного скрининга, при положительном результате делают эти дополнительные небезопасные, на зато совершенно точные исследования.

Если их все-таки делают, то вопрос с ЛПР закрывается, как я уже написал.

Анализ на внеклеточную ДНК плода имеет очень малый процент ложно-отрицательных результатов, но все положительные результаты должны проверятся по амниотическим клеткам или биопсии хориона, ложно-позитивных и неопределенных результатов у него достаточно.

Да и биохимию можно же повторить на всякий случай?

Процент ошибки в биохимии связан не с погрешностью измерения уровня MS-AFP в крови, а потому что его высокий уровень в каком-то проценте случаев не означает СД.

То есть повторяй анализ хоть сто раз — уровень останется высокий, но есть вероятность, что несмотря на это СД нет.

Ну и наоборот, если речь о ложноотрицательном результате.

Конечно, приходит. Там даже говорится, что они дают заключение исходя из совокупности биохимии, УЗИ и статистических данных исходя из возраста пациентки. Но вот только конкретных цифр по ЛПР нигде нет. Если бы они были около нуля, об этом, наверное, упоминули бы.

Аборт здорового плода очень маловероятен

хотелось бы посмотреть, о какой вероятности идет речь. Наверняка же проводят патанатомию плода после аборта, так что медики должны это знать совершенно точно. Понятно, что у меня рассмотрен фактически худший сценарий.

генетическое исследование клеток амниотической жидкости и материала биопсии хориона дает абсолютно точный диагноз, поскольку непосредственно исследуется хромосомный состав клеток плода

Я в курсе, но почему-то ее не применяют массово в Исландии, даже в качестве второй ступени проверки.

Ну или почему-то про это умалчивают, а говорят только об анализе крови и УЗИ.

Я не вижу где это написано. В картинке написано — «100% скрининг, у кого диагноз — 100% аборт» Не думаю, что исландская медицина настолько отсталая, чтобы не следовать мировым стандартам диагностики.

Ну я не из картинки исходил, я читал статью на CBS

Since prenata_l screening tests were introduced in Iceland in the early 2000s, the vast majority of women — close to 100 percent — who received a positive test for Down syndrome terminated their pregnancy.

While the tests are optional, the government states that all expectant mothers must be informed about availability of screening tests, which reveal the likelihood of a child being born with Down syndrome. Around 80 to 85 percent of pregnant women choose to take the prenata_l screening test, according to Landspitali University Hospital in Reykjavik.

Using an ultrasound, blood test and the mother’s age, the test, called the Combination Test, determines whether the fetus will have a chromosome abnormality, the most common of which results in Down syndrome.

С появлением скрининговых тестов в Исландии в начале 2000х, подавляющее большинство (почти 100 процентов) женщин, получивших положительный результат теста на синдром Дауна, прерывают беременность.

Хотя тесты являются необязательными, правительство заявляет, что всех беременных информируют о наличии таких скрининговых тестов, которые выявляют вероятность синдрома Дауна у ребенка. От 80 до 85 процентов беременных решают пройти пренатальный скрининг, по данным университетского госпиталя в Рейкъявике.

Используя ультразвук, анализ крови и информацию о возрасте матери, тест (называемый комбинационным тестом) определяет, имеет ли плод хромосомные аномалии, самым распространенным результатом которых является синдром Дауна.

Может, я неправильно понял, но судя по этим абзацам все именно так: скрининг по УЗИ и биохимии, при положительном результате которого почти 100% делают аборт. Может, где-то тут ошибка, не спорю.